Как превратить дисквалификацию в фарс. Рецепт от ВАДА

Олег Шамонаев
Шеф отдела информации
14 июля 2020, 09:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Как превратить дисквалификацию в фарс. Рецепт от ВАДА»

№ 8236, от 14.07.2020

Российских спортсменов наказывают за допинг гораздо жестче, чем иностранцев. Фото AFP
Почему российских спортсменов часто наказывают за допинг гораздо жестче, чем иностранцев.

Всемирное антидопинговое агентство очень гордится неотвратимостью наказания для нарушителей, а также своими жесткими стандартами независимости и равенства. Даже санкции для целой страны — России — были придуманы по аналогии со стандартной личной дисквалификацией на четыре года из Кодекса ВАДА. Но, как мы все знаем, есть законы, а есть жизнь — на юридическом языке «правоприменительная практика». И она, эта самая жизнь, показывает, что кары за допинг на самом деле крайне избирательны. Ежегодно десятки допингеров отделываются символическим отстранением на срок до полугода или вообще оказываются оправданы. И большинство из них удивительным образом представляют богатые западные страны.

По самой высокой планке

Чтобы разобраться в причинах такой не самой справедливой ситуации, нужно сказать два слова о том, как именно принимаются решения о наказаниях, и в чем здесь роль ВАДА. Как правило, все допинговые дела сначала разбираются в национальных или международных федерациях — в зависимости от того, кем пойман нарушитель. И здесь подход разных стран и разных видов спорта может различаться самым радикальным образом — к сожалению, Всемирный кодекс дает такую возможность. Например, в федерации тенниса и водных видов спорта славятся своей либеральностью. А в легкой атлетике и биатлоне, где действуют независимые дисциплинарные органы, нарушители обычно получают по полной. Кроме того, многие страны ради медальных перспектив стараются минимизировать наказания для своих звезд.

ВАДА и национальные антидопинговые агентства должны следить за тем, чтобы дисквалификации оказывались адекватными. И «надзиратели» действительно иногда подают апелляции на первоначальные приговоры, и тогда с нарушителями уже разбирается Спортивный арбитраж. Часто так происходит с резонансными делами. Лыжнице Терезе Йохауг дисквалификация за «крем для губ» была увеличена с 13 до 18 месяцев, в результате чего норвежка пропустила Олимпиаду в Пхенчхане. Китайскому пловцу Сунь Яну оправдательный приговор после нападения на допинг-офицеров был заменен на 8 лет вне спорта. Однако подавляющая масса символических наказаний так и остается символическими.

Причина в том, что слушания в арбитраже требуют времени и денег. Часто к моменту вынесения окончательного вердикта спортсмен по факту уже «отсидел» год или два, и суд просто решает, что «с него хватит». Ну, а что касается материальной стороны, то здесь явное преимущество на стороне состоятельных атлетов, а также представителей англо- и франкоязычных стран. Последним не надо тратиться на перевод, а первые имеют возможность еще и нанять хороших адвокатов. В результате вся система спортивного правосудия оказывается не такой уж справедливой. И российские спортсмены здесь ущемлены по всем пунктам. Ведь еще на стадии первого решения за ними следят особо внимательно, так что наказывают их обычно по самой высокой планке, часто игнорируя смягчающие вину обстоятельства.

Оказывается, так было можно!

Один из свежих примеров. В апреле этого года ирландский игрок в регби Джеймс Кронин был дисквалифицирован всего на месяц, несмотря на тяжелейший набор обнаруженных в его тесте запрещенных препаратов. Кронин объяснил, что стероид преднизолон и кортикостероид преднизон попали в его организм в результате... ошибки аптекаря. Регбист заболел, и врач прописал ему антибиотики, однако аптека выдала Джеймсу лекарства, предназначенные для другого клиента с таким же именем. После этого Кронин якобы на автомате выпил девять таблеток с надписью «Преднесол». Дисциплинарный орган все же указал на то, что спортсмен в любом случае несет ответственность за то, что попадает в его организм, но не стал жестить с наказанием.

У ВАДА все еще есть возможность оспорить это смехотворное наказание, в результате которого Кронин не пропустил ни одного матча. Однако в оперативном режиме осуждения решения национальной лиги не последовало, несмотря на волну возмущения в ирландских СМИ. Что касается ответственности за наличие в организме допинга, то ситуацию с Корониным можно сравнить с историей российской бобслеистки Надежды Сергеевой. Было установлено, что запрещенный триметазидин попал в ее организм на Олимпиаде-2018 через выданное врачом лекарство, загрязненное на заводе не обозначенным в инструкции веществом. Тем не менее, Надежда, при полном отсутствии ее персональной вины, все равно не была полностью оправдана и получила восемь месяцев дисквалификации.

Но так бывает не всегда. Пока Сергеева отстаивала свое честное имя, американская пловчиха Аманда Кендалл получила лишь трехмесячную дисквалификацию за использование запрещенного вилантерола. Врач назначил спортсменке ингаляции для лечения от бронхита. Кендалл начала принимать лекарства и только после этого решила проверить, не является ли оно допингом. Обнаружив свою ошибку, она тут же сообщила о случившемся в Американское антидопинговое агентство и отделалась символическим наказанием. Оказывается, так было можно! Напомню, что, когда российская коллега Аманды Юлия Ефимова в 2014 году не сумела разобрать инструкцию к витамину и съела с ним метаболит стероидного гормона, она получила 18 месяцев дисквалификации. И это по старой, более мягкой редакции Кодекса ВАДА.

Заразный допинг

Антидопинговые чиновники говорят, что разница между «делом Ефимовой» и «делом Кендалл» — в том, что россиянка была поймана в результате допинг-теста, а американка призналась в нарушении добровольно. Показное раскаяние и желание участвовать в антидопинговых программах — еще одна лазейка, позволяющая допингерам добиваться минимальных наказаний. Но главное обоснование символических дисквалификаций — это пункт 10.5 Всемирного кодекса о «незначительной вине» и «халатности». Конечно, под него иногда подпадают и россияне. Но основания масса проходящих по этой линии — западные спортсмены. За последние годы дисциплинарные органы обнародовали десятки незабываемых историй, делающих вину допингеров «незначительной».

Серебряный призер ЧМ-2017 бразильский пловец Габриэль Сантос в прошлом году сдал положительный допинг-тест на клостебол и получил год дисквалификации (что само по себе удивительно, поскольку ему грозило четыре года). Но добился отмены наказания, доказав, что «заразился» допингом, пользуясь одним полотенцем со своим братом, употреблявшим клостебол по указанию врача.

Американский прыгун с шестом Коул Уолш в этом году был отстранен на шесть месяцев за положительный тест на тетрагидроканнабинол (основной ингредиент каннабиса). Но поскольку спортсмен прошел курс о вреде наркотиков, срок его наказания сократили на три месяца. Для сравнения — трое российских следж-хоккеистов — Андрей Баланда, Михаил Мокрецов и Леонид Саламатов — в 2018 году за ту же марихуану были лишены возможности заниматься паралимпийским спортом на два года.

Американский бегун Гил Робертс в 2017-м сдал положительную пробу на запрещенный препарат пробенецид. Однако дисквалификации не последовало, так как спортсмен умудрился убедить чиновников, что допинг попал в его организм через... поцелуй с любимой девушкой. Еще дальше пошла Вирджиния Фукс из женской сборной США по боксу. Она доказала, что два года назад «заразилась» допингом в результате сексуального контакта. Ее партнер принимал запрещенные препараты как лекарства.

Без политических дивидендов

Подобных историй — огромное количество. Понятно, что в жизни может случиться всякое, и требовать грести всех попавшихся на запрещенке под одну гребенку — глупо. Однако легкость, с которой дисциплинарные комиссии верят в разные невероятные рассказы, а ВАДА не оспаривает подобные вердикты, вызывает недоумение. Неужели радикальные борцы с допингом не считают появление на старте таких рассказчиков угрозой для прав чистых спортсменов? Или просто борьба с такими несуразностями не сулит политических дивидендов, как случае с Россией?

В современном спорте любое отстранение на срок до полугода (конечно если период наказания не приходится на чемпионат мира или Олимпиаду) можно считать смехотворным. Что же нужно, чтобы дисквалификация за допинг оказалась символической?

— Признать вину, покаяться, пройти курсы о вреде допинга, заняться пропагандой чистого спорта.

— Придумать историю случайного попадания допинга в организм. Чем невероятнее, тем лучше.

— Объявить себя жертвой загрязненных лекарств, некачественной еды и родственников-наркоманов.

— Свалить всю вину на врачей, тренеров и официальных лиц.

— Не быть спортсменом из России.

Допинг: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
58
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир