13:30 14 марта | Допинг
Газета № 7874, 15.03.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Нужна ли нашему спорту зачистка после допинг-гейта?»

Нужна ли нашему спорту зачистка после допинггейта?

Юрий Нагорных, Валентин Маслаков и Григорий Родченков. Фото "СЭ"
Юрий Нагорных, Валентин Маслаков и Григорий Родченков. Фото "СЭ"
Поиск тренеров и чиновников, замешанных в допинговых скандалах – новый способ давления на Россию.

Международная федерация легкой атлетики проведет расследование в связи в работой в структуре российского спорта специалистов, которые фигурировали в громких допинговых делах. Поводом стала публикация западных журналистов Хайо Зеппельта и Ника Батлера о том, что бывший главный тренер сборной Валентин Маслаков продолжает заниматься с молодыми атлетами. Почти одновременно ВАДА выразило обеспокоенность из-за включения экс-министра спорта РФ Юрия Нагорных в Совет директоров футбольного клуба "Локомотив". Ранее Юрию Бородавко, тренеру лидера лыжный сборной России Александра Большунова, многократно напоминали о допинговом прошлом его других подопечных.

Все эти обвинения оживили споры о том, стоит ли нашему спорту окончательно отстранить руководителей и тренеров, которые ассоциируются в мире с допинговыми нарушениями. Ведь очевидно, что нас теперь постоянно будут попрекать такими людьми, даже если в российском спорте в обозримом будущем не случится новых громких допинговых историй. Международные федерации и антидопинговые структуры сами не имеют возможности полностью исключить из спортивной орбиты всех участников допинг-скандалов, но ждут подобных поступков от нас – в качестве демонстрации нетерпимости к нарушениями Кодекса ВАДА. Реально ли это сделать и есть ли вообще необходимость в таких радикальных шагах?

Вне правового поля

Кадровые чистки (люстрации) много раз проводились в разных странах мира – правда, в основном после политических потрясений. Чиновников и общественных деятелей увольняли и даже сажали в тюрьму за нелояльность к правящему режиму и поддержку "вредных" идей. Почти всегда это приобретало характер охоты на ведьм и заканчивалось очень печально для всех. У возможной "чистки" из-за вовлеченности в допинговые инциденты в прошлом есть все основания почти по тому же пути. Хотя, чисто теоретически, нашему спорту сейчас бы не помешала небольшая кадровая революция.

Начиная с 2014 года в разного рода допинговые истории оказались втянутых более 200 российских спортсменов топ-уровня. У большинства из них были личные тренеры, главные тренеры сборных и региональных команд, врачи и физиотерапевты, администраторы и руководители федераций. Если задаться целью, то в черный список участников российского "допинггейта" можно включить более 1000 человек, большинство из которых продолжает работу в нашем спорте. И на сегодняшний день нет никаких законных оснований для их увольнения и даже для ограничения кадрового роста. Кроме того, если люстрация тысячи специалистов станет реальностью, это будет не очищением, а нокаутом для нашей спортивной отрасли.

Вообще-то за допинг у нас в стране с недавних пор предусмотрена уголовная ответственность. Но пока ни одного дела довести до суда не удалось. Свидетельских показаний мало, а собирать доказательства в силовой манере наши правоохранительные органы не готовы. Даже Следственный комитет России сражается с делом Родченкова уже три года, хотя казалось бы, там все очевидно. Как бы то ни было, без обвинительного вердикта ограничение на профессиональную деятельность в правовом поле невозможно в принципе.

Ничего не доказано?

Но есть этический момент. Увы, если посмотреть на карьеры россиян после допинговых скандалов, можно сделать вывод, что в нашей стране он не работает. Среди известных персон реальному остракизму по большому счету подвернут только тренер по спортивной ходьбе Виктор Чегин, и то на местном уровне его изоляция от спорта, кажется, не является абсолютной. А Юрий Нагорных пришел на высокие посты в РЖД и "Локомотив" с комментарием о том, что в его отношении "ничего не доказано".

В такой ситуации надо либо смириться с тем, что нас постоянно будут пинать за лояльное отношение к участникам допинговых инцидентов, либо четко прописать правила, по которым отвечать за скандалы станут не только пойманные спортсмены, но и их тренеры с руководителями. Без многолетних расследований и судов, а, так сказать, по факту. Национальный антидопинговый план, принятый два года назад, в этом отношении предусматривал целых две важных меры в отношении спортсменов-допингеров, которые легко распространить и на их окружение:

– взыскание всех материальных благ, полученных за высокие результаты;

– лишение права занимать государственные и негосударственные должности в сфере спорта.

Эти наказания до сих пор не нашли отражения в наших законах. И перспективы очень туманные, особенно в плане "возвращения благ" – непонятно, как этот шаг можно обосновать юридически. Но есть и другое решение, которое мы совсем недавно видели в Эстонии после допингового скандала с их лыжной сборной.

Мария ШАРАПОВА, Екатерина БОБРОВА, Семен ЕЛИСТРАТОВ и Юлия ЕФИМОВА.

Меры из-под палки

Известный эстонский тренер Мати Алавер, подопечные которого были задержаны и признались в запрещенных переливаниях крови во время чемпионата мира в Зефельде, не только отстранен от работы и лишился спонсоров, но и оперативно лишен всех государственных наград. В нашей стране такой практики нет, хотя это намного проще, чем возвращать призовые. Последовав примеру эстонцев, мы бы показали всем, что осуждаем нарушителей не только на словах, и что следуем международным стандартам по наказаниями не из-под палки. Лишение наград и званий – это не запрет на профессию, но серьезная мера, учитывая, какое значение в нашей стране имеют регалии.

Что касается "лишения права занимать должности", то такое наказание явно не может быть бессрочным. Допинг – зло, но в жизни много и других негативных явлений, санкции должны быть соразмерными. Так что потребуется целый свод правил – кого, за что и на сколько наказывать. Можно долго пенять на то, что в иностранном спорте тоже полно специалистов и функционеров, замаравших себя допингом. Но, во-первых, пример Мати Алавера показывает, что нарушения с рук сходят далеко не всем. А во-вторых, начинать всегда нужно с себя. И позиция "ничего не доказано" – сейчас самая худшая из всех возможных.

Газета № 7874, 15.03.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ