15:15 30 ноября 2016 | Допинг

История о запечатанном холодильнике. Почему не работает московская лаборатория

Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото The New York Times Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото ИТАР-ТАСС
Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото The New York Times

Сегодня в Москве прошло заседание Независимой общественной антидопинговой комиссии под руководством Виталия Смирнова.

СК ОБНАРУЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЕ СХЕМЫ

Независимой общественной антидопинговой комиссии всего несколько месяцев, но собирается в полном составе она уже в третий раз. Учитывая разношерстный состав, от депутатов и бизнесменов до деятелей науки и искусства, добиться кворума на подобном заседании – серьезное достижение.

Не заинтересовавшись фуршетом, почти три десятка ВИП-персон проходят напрямую в зал заседаний. Из общей массы благодаря погонам выделяются двое – руководители Следственного комитета России Илья Лазутов и Михаил Гуревич. В состав комиссии они не входят, но согласились присутствовать на заседании, чтобы рассказать о последних достижениях в своей работе. Собственно, в их докладе и содержались почти все главные новости дня.

– В рамках расследования дела Следственный комитет допросил бывшего заместителя министра спорта Юрия Нагорных, бывшего советника министра спорта Наталью Желанову, бывшего президента Всероссийской федерации легкой атлетики Валентина Балахничева, а также более 50 спортсменов, тренеров и менеджеров, – заявил Лазутов. – Ряд спортсменов дали веские показания о том, что бывший глава московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков склонял их к употреблению препаратов, достоверные свойства которых им не были известны, но впоследствии были определены как допинговые.

О вине Родченкова представители СК говорят уже как о практически доказанном факте. Более того, по словам Лазутова, не исключено, что расследование выявит не только преступления одного человека, но и целую криминальную схему. Все это подкрепляет многократно повторенные заявления Виталия Смирнова о том, что отдельные люди злоупотребляли своими полномочиями в личных интересах, но при этом никакой государственной системы распространения допинга в России не существовало.

Вопрос тут остается только один: если суд докажет вину Родченкова по статьям о мошенничестве или даже коррупции, не очень понятно, как наказание будет приведено в исполнение. Ведь в России бывший руководитель лаборатории явно в ближайшее время не появится.

Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото ИТАР-ТАСС
Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото ИТАР-ТАСС

ПОЧЕМУ МОСКОВСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ НЕ МОЖЕТ РАБОТАТЬ

В отличие от обвинений в адрес Родченкова, которые даже из уст представителей Следственного комитета звучат не впервые, Илья Лазутов на этот раз приоткрывает и завесу секретности. До сих пор о московской лаборатории не было известно практически ничего, помимо того, что она лишилась аккредитации ВАДА и временно приостановила свою деятельность. Лазутов впервые публично говорит, что хранилище с допинг-пробами в лаборатории опечатано Следственным комитетом.

– Мы не опечатали саму лабораторию, не запрещаем вход туда сотрудникам, – подчеркнул Лазутов. – Опечатано лишь хранилище, где находятся допинг-пробы. Принимаем меры, чтобы в ближайшее время завершить наше расследование и нормализовать работу лаборатории.

Здесь и кроется ответ на вопрос, почему процесс получения аккредитации московской лабораторией еще даже не запущен. Об этом почти как о свершившемся факте еще в начале лета говорил тогдашний министр спорта Виталий Мутко. Но до сих пор лаборатория фактически бездействует, несмотря на наличие суперсовременного оборудования и почти полсотни человек квалифицированного персонала. А Россия тратит огромные суммы из госбюджета на анализ проб наших спортсменов за рубежом. Но, имея в здании собственной лаборатории опечатанный Следственным комитетом холодильник с пробами, трудно рассчитывать на признание ВАДА.

Что собирается делать с тысячами опечатанных проб Следственный комитет – вопрос открытый. Теоретически он вправе творить с ними все что угодно – от уничтожения до проверки в любой лаборатории. Но это по российскому законодательству, а вот как посмотрит на подобную деятельность ВАДА – большой вопрос. Впрочем, сейчас, за 10 дней до публикации второй части доклада Макларена, вопросов и так значительно больше, чем ответов. В том числе и у членов комиссии: судя по разговорам в кулуарах, достоверной информации о содержании будущего доклада сейчас нет вообще ни у кого.

КАТЕГОРИЧЕСКИ ОТРИЦАЕМ СУЩЕСТВОВАНИЕ ГОССИСТЕМЫ

После завершения заседания журналистов в первую очередь интересовал вопрос, чего Виталий Смирнов ждет от очередного доклада Макларена, который будет представлен общественности 9 декабря в Лондоне. Опытный Смирнов технично ушел от прямого ответа:

– Сейчас я бы не хотел заниматься гаданиями, – заявил глава комиссии. – Могу сказать только, что мы принимаем соответствующие меры, общаемся, в том числе и с самим Маклареном. Наша встреча произошла по его просьбе и заняла довольно много времени. Мы присутствовали на заседании Совета учредителей ВАДА в Глазго, говорили с руководителями МОК... Думаю, мы на правильном пути. При этом мы категорически отметаем любые предположения, будто в нашей стране когда-либо существовала государственная система поощрения допинга. И также выступаем против того, чтобы невиновные спортсмены страдали по принципу коллективной ответственности. На заседании в Глазго я назвал решение Международного паралимпийского комитета по недопуску нашей команды в Рио совершенно беспрецедентным. Могу напомнить вам в этой связи исторический пример ГДР. Там были наказаны конкретные виновные люди, но спортсмены не пострадали.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...