Легендарное «Крылатское» могут закрыть. Прибыль побеждает спорт?

13 июля 2020, 18:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «Легендарное «Крылатское» могут закрыть»

№ 8237, от 15.07.2020

Велогонка в Крылатском. Фото Татьяна Дорогутина
Уникальная трасса, которую открыли к Олимпиаде-1980, пережила лихие 1990-е, но, возможно, существует последние дни

Во вторник в Арбитражном суде Москвы будет слушаться дело об изъятии велотрассы «Крылатское» из перечня спортивных сооружений. Не буду грузить вас юридическими нюансами этой истории, сразу к сути: единственное место в столице, где можно безопасно заниматься велоспортом, хотят отобрать. На большой участок практически в центре Москвы давно засматриваются люди с мощными финансовыми возможностями — представляете, сколько всего там можно там построить? Но уникальная трасса, которую открыли к Олимпиаде-80, 40 лет держалась. Вот только теперь, кажется, все очень серьезно.

России не нужен велоспорт?

Если отстоять ее не удастся и велодорогу начнут разбирать, это будет актом настоящего вандализма по отношению к отечественному спорту. Понятно, что деньги в этом мире решают многое, но в данной ситуации их победа над спортом выглядит абсолютно безрассудной. Мы живем в стране, которая вкладывает огромнейшие бюджетные средства в развитие спорта. По этому показателю Россию — один из мировых лидеров. И как это будет выглядеть, если одной рукой мы тратим, а другой тут же выбрасываем то, на что тратим?

«Крылатское» — это не просто уникальный памятник истории, на котором когда-то олимпийское золото выигрывал Сергей Сухорученков. И не просто объект, на котором тренируются ведущие велосипедисты, триатлонисты и конькобежцы страны. Топы, в конце концов, могут поехать на сборы. Трасса в «Крыле» — это сердце московского велоспорта. Придите туда в любое время даже в будни — увидите десятки, а то и сотни любителей. В выходные там аншлаг с 6 утра. Эта трасса не дает велоспорту в столице умереть окончательно. Вряд ли кто-то станет спорить, что Россия — невелосипедная страна. Каждый, кто был в Европе, легко подтвердит колоссальную разницу в культуре передвижения на двух колесах. Между тем, как у них и у нас — пропасть.

Или вот пример из Австралии. Брисбен. Там весь город расчерчен велодорожками и с 5-6 утра тысячи местных жителей крутят педали или просто бегут, что стало для меня полнейшим шоком. Как я потом выяснил — так люди добираются на работу. Местные власти создают условия, при которых приезжать в центр на авто невыгодно, а вот спортивным способом — только вперед. Благодаря этому решается сразу ряд проблем: 1) экологическая, 2) отсутствие пробок в центре, 3) оздоровление нации. Практически в каждом офисе есть душ. Прибежал или доехал, помылся — и вперед работать. Там это все стало нормой уже давно.

Мы же вместо того, чтобы стремиться к подобному, на полном серьезе рассуждаем: а не зарубить ли единственную на всю Москву трассу. Еще раз — это станет огромным ударом по обычным горожанам. Любительские старты по тому же триатлону сейчас переживают бум — люди готовы платить серьезные суммы только за участие. Но где всем нам тренироваться, если новые условия не создаются, а старые отбираются?

Да и профессионалов это напрямую касается. В велоспорте разыгрывается 18 комплектов олимпийских медалей. И если Великобритания за три последних Олимпиады выиграла 39 наград (22 из которых золотые), то Россия — восемь (и ни одного золота). Без велотрассы будет еще меньше. Не просто так на официальном сайте федерации бьют в колокола, легендарный тренер Александр Кузнецов еще два года назад написал письмо Президенту Владимиру Путину, а бывший президент Международного союза велосипедистов (UCI) Валерий Сысоев назвал возможное поражение во вторничном суде — «позорным явлением в жизни нашего вида спорта».

Для нас это как страшный сон

— Это все очень грустно, — констатирует трехкратный чемпион мира по конькам Денис Юсков. — Где в Москве еще покатаешься? Я-то могу и на станок сесть. А любители? У нас же на год еще забрали велотрек «Крылатское». Там сделали госпиталь для больных коронавирусом. Теперь многие дети, которые начали заниматься, бросят. Но тут все-таки пандемия. А трассу-то почему? Зачем все ломать об коленку? Надеюсь, кто-то подключится, все-таки неравнодушных к велосипеду много.

— Даже думать об этом не хочу, — признается чемпион мира по велотреку Денис Дмитриев. — Разговоры о том, что велотрассу отберут, ходят давно. Но пока еще никто не отобрал. Надеюсь, так будет и теперь. Не хочу верить в другое. Для меня это как страшный сон. Что там будет? Московский Голливуд? Летом там полно и профессионалов, и любителей. Потому что перемещаться где-то еще по городу крайне проблематично. Мы не можем как в Европе ездить на велосипеде на работу даже в таком мегаполисе, как Москва. А потеря этой трассы оттолкнет нас еще дальше назад. Многие просто перестанут заниматься.

В Голландии, например, каждая дорога дублируется велодорожкой, и они даже не пересекаются. Даже в густонаселенных городах стремятся к этому. Или другой пример — Токио. Там все раза в два уже, чем в Москве, хотя население такое же. Но в Японии строго регламентировано, что на дорожку автомобилистам заезжать нельзя. А у нас даже если есть дорожки, водители на них не особо реагируют. Там и обгоняют, и паркуются. Ждать можно чего угодно. Разве что в районе Крылатского водители уже привыкли к большому количеству велосипедистов и более адаптированы — обгоняют с запасом, относятся с уважением.

В других местах совсем по-другому. Знаю, как страшно любителям выходить на шоссе. Нам, трековикам, тренироваться на велотрассе в Крылатском было очень удобно. Если ее не будет, придется ездить по дороге общего пользования. Представьте, как это может выглядеть: перспективный спортсмен готовится к Олимпиаде, Министерство спорта тратит на него большие суммы, а потом по вине какого-то неосторожного водителя происходит ДТП. Деньги вылетают в трубу, спортсмен — на больничной койке. Мы этого хотим?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
20
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир