02:10 6 апреля 2011 | ВЕЛОСПОРТ — Велошоссе

Денис Галимзянов: "Чиполлини - классный мужик"

30 марта. Денис ГАЛИМЗЯНОВ (крайний слева) одерживает первую победу в профессиональной карьере. Фото AFP
30 марта. Денис ГАЛИМЗЯНОВ (крайний слева) одерживает первую победу в профессиональной карьере. Фото AFP

ВЕЛОШОССЕ

24-летний гонщик "Катюши" стремительно ворвался в мировую элиту спринта. Со времен Джамолидина Абдужапарова в нашей стране не было спринтера такого уровня.

КАК ЗАКАЛЯЛАСЬ СТАЛЬ

Еще пару лет назад на месте нашего шоссейного спринта трава не росла. Совсем. Затем сквозь выжженную землю стали пробиваться первые робкие ростки. Потом - неробкие. А в начале нынешнего сезона, наконец, выросло настоящее дерево. Денис Галимзянов занял третье место на этапе "Тура Катара", второе на "Туре Омана", два третьих на знаменитой "Париж-Ницце". И, наконец, 30 марта пришла первая победа: Галимзянов взял один из этапов престижной многодневки "Три дня Панне".

И ведь как мало все-таки для счастья надо! Благодаря успехам Дениса, групповые гонки на чемпионате мира-2011 и Олимпийских играх-2012 в Лондоне, где, по общему мнению, править бал будут спринтеры, вдруг заиграли для России новыми красками.

- Многие считают, что ваши последние результаты - прямое следствие прихода в "Катюшу" в качестве консультанта легендарного Марио Чиполлини. Хотя серьезный прогресс начался у вас еще в прошлом сезоне, - обращаюсь к Галимзянову.

- Вклад Чиполлини все-таки не настолько велик, как кому-то может показаться. Кстати, Марио сам этого совершенно не скрывает, он крайне адекватный в этом смысле человек. Я читал его колонку в Gazzetta dello Sport, где он как раз об этом писал. Действительно, прогресс я почувствовал еще в прошлом году. Где-то не хватало уверенности, где-то "физики". Большой толчок дала "Вуэльта", которую я до конца не проехал, но продержался очень тяжелые две недели. Можно сказать, закалился там как сталь. Пообтерся не-много с такими грандами спринта, как Марк Кавендиш, Тайлер Фаррар, Тор Хусховд. А теперь с помощью Марио надеюсь выйти на иной уровень.

- Общаетесь часто?

- Мы живем по соседству, периодически вместе тренируемся. Раз в неделю обязательно созваниваемся. Когда идут гонки, то чаще. На "Париж-Ницце" к примеру Марио звонил дважды, перед гонкой и после нее. Обычно спрашивает о самочувствии, что-то рассказывает из своего опыта, советует, хотя никогда свою точку зрения не навязывает. То есть я внимательно слушаю его, но в гонке отталкиваюсь от собственных ощущений - мы так договорились. Очень много говорим о тактике, иногда подробно разбираем рельеф предстоящего этапа. Марио смотрит в "роудбук", подсказывает, где следует сэкономить силы, как лучше переехать гору, чтобы доехать к финишу в нормальном состоянии. Плюс дает много советов, как вести себя в быту.

- Что за советы?

- Он считает, что мне необходимо максимально расширить круг общения в Италии, где я живу. Начать всерьез обживаться в этой стране. Я прекрасно понимаю, о чем говорит Марио. Мне действительно иногда не хватает общения. Сильно скучаю по России и пока не могу смириться с мыслью, что в ближайшие годы придется жить в Европе постоянно. Согласен с Марио в том, что жить одним лишь велоспортом нельзя. Необходима смена обстановки, собеседников. Спорт - моя профессия, но нужно уметь отключаться, бывать в компании обычных людей, с которыми есть о чем поговорить. В противном случае легко раствориться в велоспорте. Отстать от ритма жизни, что бурлит вокруг. Я мотаю на ус.

- Над чем вам предстоит поработать, с точки зрения Чиполлини?

- Над мускулатурой. Марио считает, что спринтера отличает прежде всего взрывная, чистая сила. Выработать ее можно с помощью специальных упражнений в тренажерном зале. И как раз у Марио есть такая наработанная система, которой он рекомендует мне придерживаться. Чиполлини видел, с какими весами я работаю в зале, когда мы только-только познакомились. Улыбнулся, сказал, что это несерьезно. Хотя, может, это и к лучшему. Значит, есть хорошая зона роста.

- Можно ли назвать Чиполлини вашим духовным наставником? Или это слишком пафосное определение?

- Думаю, слишком. Пока что куда большую роль в моем спринтерском становлении сыграл Робби Макьюэн, пока он гонялся в "Катюше". Мы до сих пор общаемся, он часто находит меня в пелотоне по ходу гонок. Недавно вот подъехал, с победой поздравил. Марио, если вы дожидаетесь от меня какого-то определения, - классный мужик, если говорить по-русски. Состоявшийся взрослый мужчина, который учит меня жизни.

- Уход Макьюэна из "Катюши" в определенной степени расчистил вам дорогу. Согласны?

- Нет. Посмотрите на календарь - это сотни гонок. Три "Гран-тура", множество многодневок, где есть масса равнинных этапов. При такой плотности календаря два спринтера друг другу не помеха, поверьте. Я сожалею, что Макьюэн ушел из "Катюши".

- Я общался с ним, и больше всего удивило полное отсутствие у него гонора. При его-то заслугах.

- Робби в наших разговорах, конечно, чаще всего выступал в роли наставника. Это нормально. Он титулованный, намного старше меня. Разговаривая с ним, я не мог позволить вести себя так, как иногда веду, общаясь со сверстниками. Но при всем этом он остался для меня просто Робби. Иногда подъезжаю к нему теперь на гонках. "Как дела, молодой?" - спрашиваю. Смеемся. Он ведь совсем маленького роста, а на велосипеде вообще смотрится, как ребенок.

ХОЧУ ЭТАП НА "ТУР ДЕ ФРАНС"

- Я всегда считал, что любой спринтер должен испытывать естественный человеческий страх в момент, когда незадолго до финиша начинаются спринтерские разборки, колесо в колесо. И что побеждает тот, кто способен этот страх в себе подавить.

- Страх всегда присутствует, я согласен. Можно еще это чувство назвать оценкой риска, пониманием того, что произойдет в случае падения. В какой-то момент с ним свыкаешься. Когда начинается спринт и все летят на всех парах, очень важно, чтобы спортсмен умел загнать страх как бы внутрь себя, отодвинуть его на второй или даже на третий план. Это не всем дано.

- Президент "Катюши" Андрей Чмиль рассказывал, что большинство спринтеров можно разделить на две категории. Одни "подбирают" тех, кто не в состоянии бороться за победу в конкретный день, другие - "делают" гонку, не боятся брать инициативу, атакуют. И Чмилю нравится, что вы относитесь, с его точки зрения, как раз ко второй категории.

- Все зависит от того, настолько твое физическое состояние позволяет брать инициативу. И потом, в каждой гонке масса привходящих факторов - настолько крутые были горы, как помогла команда, насколько удачно ты "сидел" впереди, не нахватался ли лишнего из-за ветра. Атаковать я люблю всегда, но не всегда получается, вот какая штука. Надо признать, что мне пока проще показать себя: соперники не следят еще за мной настолько пристально, как за спринтерами с мировым именем. Если я хорош в конкретный день, обязательно буду искать возможность "сесть" в нужной позиции, потолкаться за место под солнцем и атаковать.

- Лучший сегодня в мире спринтер - Кавендиш?

- На мой взгляд, да. Когда Кав на пике формы, а он отлично знает, как и когда на него выйти, бороться с ним не то что сложно - практически нереально. Слышал, в этом году у него крайне амбициозный план: забрать все три спринтерские майки на "Гран-турах". Трудная задача. На втором месте в моем рейтинге - Фаррар. Классный спринтер, который к тому же терпит в гору. Да и бригада у него соответствующая - чемпион мира Хусховд, Хайнрих Хаусслер, другие ребята.

- Кавендиш действительно такая непростая личность, как его описывают?

- Мы не так много общались, хотя в целом Марк на контакт идет. Но в пелотоне отношение к нему здорово изменилось, когда он в прошлом году плюнул Хаусслеру в лицо после одной из гонок. Вообще Марк типичный англичанин, знающий себе цену. Немного гордый. Но надо понимать, кто такой Кавендиш и откуда он взялся. Он родился на острове Мэн, в не самой благополучной семье. Брат у него сидит за наркотики. Марк - человек, который всего добился сам. И мне думается, что смог это сделать только потому, что он такой, какой есть.

- У многих спринтеров репутация парней себе на уме. Примерно как у вратарей в игровых видах спорта. Это так?

- Думаю, да. Я люблю побыть в одиночестве, стараюсь создать вокруг себя маленький мир, в который никто не должен заходить. Я тоже заметил, что спринтеры - странноватые ребята. Объясняю это так: спринт предполагает большую нагрузку на нервную систему. Надо за мгновение возбудиться, а потом - взрыв. Чтобы работать в таком ключе, нужно копить эмоции. Выплескиваются они за минуту, а копятся-то неделями. У некоторых - годами.

- Когда, по-вашему, мы увидим в деле полноценный спринтерский поезд "Катюши"?

- Уф, я сам хотел бы знать ответ. Очень надеюсь, к "Вуэльте" и чемпионату мира у нас что-нибудь получится. Будем общаться с Марио, отрабатывать специальные упражнения, потом переносить это из тренировки в гонку. Это непросто. Ведь чтобы отрабатывать командную работу в бою, необходимо, чтобы все ездили одни и те же гонки. В общем, попробуем что-нибудь придумать. Я прекрасно понимаю нетерпение болельщиков, которые хотят увидеть поезд "Катюши", стрелой мчащийся к победе. Это действительно красивое зрелище.

- Вы собираетесь ехать в этом году "Тур де Франс". С какими целями? Скажем, место в шестерке на этапах вас устроит?

- Нет. Если совсем честно, не устроит даже место в тройке. Задача - выиграть хотя бы один этап. Мы обсуждали "Тур" со спортивным директором "Катюши" Дмитрием Конышевым и решили так: я проеду дней десять, может быть, две недели. Этого достаточно, чтобы реализовать задуманное. А потом - короткий отдых и подготовка к "Вуэльте" с чемпионатом мира.

Сергей БУТОВ

Материалы других СМИ