03:00 1 апреля 2011 | Бокс

Трясущие стариной

3 апреля 2010 года. Лас-Вегас. Бернард ХОПКИНС атакует Роя ДЖОНСА. Фото AFP
3 апреля 2010 года. Лас-Вегас. Бернард ХОПКИНС атакует Роя ДЖОНСА. Фото AFP

В последнее время развелось множество очень возрастных боксеров, которые продолжают выступать на ринге, хотя им перевалило за сорок, что в обычной жизни соответствует примерно семидесяти пяти. Один из этих трясущих стариной, Рой Джонс, 22 мая встретится в Москве с Денисом Лебедевым. Джонс - яркий представитель последней, третьей, группы неуемных пенсионеров. Но начнем мы все-таки с первой.

СТАРОСТЬ КАК РАДОСТЬ

Уинстон Черчилль редко вынимал сигару изо рта и пил коньяк, как воду. Тем не менее он прожил до девяноста. Когда его спрашивали о причинах такого долголетия, Черчилль отвечал: "Я никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать".

В ринге садиться и ложиться самому как-то не принято, но и там можно не делать ничего лишнего. Бернард Хопкинс, владевший титулом в категории до 72,6 кг (сначала IBF, а потом также WBC, WBA и WBO) с 1995 по 2005 год и защитивший его рекордные двадцать раз, а ныне неофициально считающийся сильнейшим в категории до 79,4 кг, всегда придерживался этого правила. Его трудовой стиль ведения боя до невозможности экономен. Он бывает увлекателен, как вид воды, текущей из-под крана, причем текущей очень умеренной струей. Здесь эффектность навсегда принесена в жертву эффективности.

Не имея в своем арсенале феерически мощного удара и не обладая запредельной скоростью ни в руках, ни в ногах, Хопкинс с лихвой компенсировал это настойчивостью отбойного молотка, невероятной стойкостью и такими не самыми заметными, но зато самыми бесценными боксерскими качествами, как великолепное чувство дистанции и чувство момента, то есть интуитивного чутья того, что нужно делать в данную конкретную секунду.

С годами Хопкинс не старел, а улучшал свои качества, как хорошее вино, становящееся от выдержки только лучше. Эксперты годами ждали, когда же он начнет увядать, но в процессе ожидания у самих этих экспертов увяло все, что только можно, а Хопкинс только крепчал и сейчас, когда ему уже сорок шесть, и не думает сходить со сцены. В декабре он дрался с чемпионом мира по версии WBC в категории до 79,4 кг канадцем Жаном Паскалем, который моложе его почти на восемнадцать лет, и их поединок закончился вничью. Теперь 21 мая будет матч-реванш, в ожидании которого они уже подрались на пресс-конференции, и инициатором драки был Хопкинс, которого возмутило, что Паскаль потребовал более серьезного допинг-контроля.

Реакция Хопкинса наводит на размышления, но, в любом случае, одним допингом тут ничего не объяснишь. Как и одним здоровым образом жизни, которого Хопкинс, в отличие от Черчилля, всегда придерживался. Поэтому, если Черчилль сохранил дееспособность до девяноста, есть шанс, что Хопкинс сохранит боеспособность до семидесяти, и последние соперники будут годиться ему уже не в сыновья, а во внуки.

СТАРОСТЬ КАК ДАННОСТЬ

Однако Хопкинс - это все-таки случай абсолютно уникальный. Из ныне выступающих боксеров я вижу крайне мало таких, кто может продолжить эту традицию. Пожалуй, только Виталия Кличко, которому в этом году стукнет сорок, да ямайца Глена Джонсона, чей возраст достиг сорока двух лет.

Однако есть другая группа боксеров, которые, слегка "съехав" с возрастом и потеряв часть боевых качеств, консервируются на достаточно приличном уровне и продолжают выступать в тщетной надежде вернуть былое. Но былое ведет себя с ними как стервозная девка, заставляющая вспомнить поговорку "близок локоть, да не укусишь".

Прежде всего в этой связи, конечно, приходит на ум Эвандер Холифилд. Последний свой бой на высшем уровне он провел в ноябре 1999 года с Ленноксом Льюисом, которому лишь чуть-чуть тогда уступил. Было тогда бывшему трехкратному чемпиону мира в тяжелом весе и двукратному победителю саблезубого Тайсона 37 лет.

В августе 2000 года Холифилд завоевал свой четвертый титул (по версии WBA) в тяжелом весе, победив Джона Руиса, но это уже был совсем не тот Холифилд. Это было только "воспоминание о Холифилде". Когда-то в русском флоте был героический корабль "Азов". Когда его списали, построили в его честь "Память Азова". Однако нового боксера вместо старого не построишь: "корпус" ведь остается прежним, поэтому "воспоминание о …" получается всегда хуже самого "…". Вот и "воспоминание о Холифилде" по всем статьям уступало самому Холифилду, а, например, "воспоминание о Тайсоне", пока оно еще продолжало плавать возле ринга, самому Тайсону и в подметки не годилось.

Тем не менее Холифилд сохранил многие свои боевые качества. Поэтому, проиграв Руису в начале 2001 года, в конце того же года он его победил, хотя судьи ему победу и не присудили, поставив ничейные очки и не дав Холифилду стать первым в истории пятикратным чемпионом мира в тяжелом весе.

В 2002-2004 годах Холифилд проиграл три боя подряд, Крису Берду, Джеймсу Тоуни и Лэрри Дональду, и вся мировая пресса трижды хором, включая и мой недостойный голос, спела ему по этому поводу отходняк. Однако Холифилд после этого несколько снизил планку соперников и выиграл четыре боя подряд, а затем в 2007 году приехал в Москву и провел здесь бой с россиянином Султаном Ибрагимовым, который владел тогда титулом WBO в тяжелом весе. На взвешивании Холифилд потряс всех тем, как здорово он выглядел.

Сам бой тоже врезался в память. Холифилд его проиграл, но в последнем раунде выплеснул все, и вид атакующего в двенадцатом раунде бойца, которому через неделю исполнилось сорок пять, произвел ошеломляющее впечатление. Будь он каким-то воскресшим тиранозавром, и то не выглядел бы лучше.

Но самое большое чудо было еще впереди. Более чем через год, когда ему было уже сорок шесть, в декабре 2008 года, Холифилд встретился с Николаем Валуевым, которому на тот момент принадлежал титул WBA в тяжелом весе. Холифилд тогда снова не стал пятикратным чемпионом мира, но то, как он дрался в тот день, было даже не спортивным подвигом, а просто подвигом.

Тем не менее, сказав все это, я остаюсь в уверенности, что того чуда, которого жаждет Холифилд, не произойдет. Время забрало у него ровно столько, чтобы он больше никогда не взошел на пьедестал, пусть он и выглядит так, как будто собрался на конкурс мужской красоты. Старость - это старость. Ты можешь обмануть зеркало, но ты не можешь обмануть ни соперника, ни самого себя.

СТАРОСТЬ КАК ГАДОСТЬ

Ну, вот мы и подошли к самому печальному и самому массовому варианту. Причем не только в боксе. Воплощением этого "цвета старости" для меня в последние годы стал Рой Джонс. Для начала немного очень сухой статистики. За свою профессиональную карьеру, начавшуюся еще в 1989 году, Джонс провел 61 бой. Из первых пятидесяти проиграл один, да и то ввиду дисквалификации, когда не смог остановиться и наподдал уже опустившемуся на пол Монтеллу Гриффину. А из последних одиннадцати боев он проиграл шесть. Собственно, можно больше ничего и не говорить.

Рой Джонс, один из самых великих боксеров в истории, относится к тем бойцам, к которым время особенно безжалостно. Их преимущество держится прежде всего на скорости, а она уходит первой. И навсегда. Как женщина, которой ты смертельно надоел и которой от тебя больше ничего не надо. Даже денег.

То, что поезд вот-вот уйдет, стало ясно еще в 2003 году, когда Джонсу было всего 34 года, в первом бою с Антонио Тарвером, но Рой не услышал паровозного свистка. Он тогда с грехом пополам выиграл и решил дать Тарверу матч-реванш. Закончилось это тем, что он рухнул во 2-м раунде от удара, выброшенного полувслепую, который мог попасть, а мог и не попасть. Однако сейчас мне кажется, что, даже если это и был несчастный случай, Джонс все равно тогда не победил бы Тарвера. Кроме того, в тот день выяснилась и еще одна немаловажная деталь. Рой был так велик, что пятнадцать лет никому не давал проверить свою челюсть, а когда дал, выяснилось, что она у него вовсе не из гранита.

Как-то, находясь в Америке, я встретился с Джонсом. Помню, меня поразило, каким некрупным и тонкокостным он оказался. Ему бы всю жизнь выступать в среднем весе (до 72,6 кг). А он большую часть карьеры провел в категории до 79,4 кг и даже забежал в тяжелый вес, где тоже завоевал титул, одолев Джона Руиса. Талант когда-то многое ему позволял. Но больше уже не позволял.

Рой проиграл нокаутом и следующий бой - Глену Джонсону, еще одному боксеру из редкой породы "хопкинсов". А потом проиграл и третий бой Тарверу - правда, по очкам. Печальный был бой. Рой уже точно знал тогда, что он тоже смертный, тоже может замертво упасть на пол, и явно опасался этого. Потому и проиграл, хотя шансы выиграть были. Но потеря уверенности в себе - это тоже признак старости. Наступило время виагры, вуки-вуки и всяких али-плюсов. И горе тому, кто не поймет этого вовремя и не перестанет шляться по стервозным девочкам или, в данном случае, по рингам со злыми мужиками. А Джонс не перестал.

После третьего боя с Тарвером он одержал пять побед в шести поединках, но проиграл тот единственный, который имел смысл, - Джо Кальзаге. В первом раунде Рой послал небитого британского чемпиона в нокдаун, и на минуту поверилось в невозможное. Но время - это тот поезд, который идет только в одну сторону. Кальзаге встал злой и полный сил и без особого напряга, даже издеваясь, выиграл все оставшиеся одиннадцать раундов.

После этого Джонс превратился примерно в то же, во что чуть раньше превратился Тайсон: в когда-то именитого бойца, на котором теперь зарабатывают репутацию, стремясь повесить его скальп себе на пояс. А самое грустное, что он сам прилагает все усилия, чтобы повесить свой скальп на чужие пояса. Помню, в конце позапрошлого года меня ужаснула новость, что Рой собирается встретиться с австралийцем Дэнни Грином, да еще у того дома. Было ясно, что этот стойкий молотобоец хоть раз, но донесет свою кувалду до головы Джонса, а он сделал это уже в первом раунде.

Рою показалось мало, и он решил провести бой с Бернардом Хопкинсом. В 1993 году они встречались, и тогда Джонс победил его практически одной рукой, так как вторую травмировал еще в начале боя. Но Хопкинс с тех пор если и не прибавил, то и не убавил, а от Роя осталось даже не "воспоминание о Рое", а "воспоминание о воспоминании", и Хопкинс не без некоторых проблем, но победил.

И вот теперь Рой, которому в январе исполнилось сорок два, приедет в Москву. Желаю победы Лебедеву, но как-то все это грустно. Неужели Денис не мог победить кого-нибудь еще? Его последний бой с обладателем титула WBO в категории до 90,7 кг Марко Хуком, где судьи зажали ему победу, показал, что россиянин может одолеть кого угодно в своем весе. Наверное, поэтому этот "кто угодно" и не хочет с ним драться. А Рой хочет, потому что не может жить без своей молодости. Он, как золотоискатель, ездил за ней даже в Австралию, но не нашел и там. Теперь приедет в Москву - и не найдет и здесь. На поезде времени стоп-кран не сорвешь.

Александр БЕЛЕНЬКИЙ

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ