Ковалев рассказал Кингу,
как будет крушить Уорда

Сергей КОВАЛЕВ дает интервью Ларри Кингу. Фото Ora.tv
Сергей КОВАЛЕВ дает интервью Ларри Кингу. Фото Ora.tv

Легендарный американский телеведущий Ларри Кинг взял интервью у самого титулованного российского боксера Сергея Ковалева.

Чемпион мира в полутяжелом весе по трем престижным версиям WBA, IBF и WBO сейчас готовится к поединку с Андре Уордом, который состоится 19 ноября в Лас-Вегасе. "СЭ" предлагает перевод беседы Кинга и Ковалева, представленной продюсерской компанией Ora TV.

– В каком состоянии вы подходите к бою, Сергей?

– Я прекрасно себя чувствую, спасибо. Наверное, вы хотите узнать, каким получится этот бой, да?

– Да, давайте немного забежим вперед. Это будет нокаут, победа раздельным решением или настоящая битва?

– Бокс – такой вид спорта, в котором нельзя делать прогнозы. Да, я постараюсь улучшить свою статистику и одержать еще одну победу нокаутом. Но Андре Уорд – очень талантливый и умный боксер. И мы узнаем, с каким планом он выйдет на ринг, лишь 19 ноября.

– Уорд раньше выступал во втором среднем весе, вы – в полутяжелом. То есть он поднялся в весовой категории ради этого поединка?

– Нет, он уже провел пару боев в этом весе. Но все же Уорд – гость в моей категории (улыбается).

– Почему его считают фаворитом?

– Эксперты бокса полагают, что он делает что-то лучше меня. Правда, я не знаю, что именно. И мне наплевать на все это – кто здесь фаворит, а кто аутсайдер.

– Возможно, аутсайдером быть даже лучше.

– Это даже в новинку для меня. Новая мотивация. Большую часть своих боев я проводил в других странах, как гость. Это началось еще в любителях. И мне очень нравится разочаровывать тех, кто поддерживал моего соперника. Это всегда очень крутое чувство.

– Вам нравятся тренироваться здесь? (Ковалев готовится к бою в Калифорнии, в зале, принадлежащем известному тренеру Роберто Гарсии. – Прим. "СЭ")

– Да, здесь прекрасные условия. И я очень благодарен Роберто Гарсии за эту возможность. Там занимается много парней - выходцев из бывшего СССР.

– В программу ваших тренировок также входит плавание, верно?

– Нет, разве что на несколько минут окунуться в воду, чтобы получить запас свежести на весь день. Зарядиться от силы океана. Но целый день плавать в океане опасно.

– Привет, акулы, да. Вашим тренером является Дэвид Джексон. Чему вы научились у него?

– Мне уже 33 года, уже сложно чему-то научиться. Мне просто нравится то, как Джон помогает мне выходить на пик формы к каждому бою.

– Сколько вы уже тренируетесь вместе?

– С 2013 года.

– В боксе психология также важна, как и физическая форма?

– Да, я бы даже сказал, что она более важна. Ваш мозг – это как компьютерный процессор. Если он работает хорошо, то это положительно сказывается на всем организме.

– Это будет главный поединок в вашей карьере?

– Думаю, да. Его транслирует HBO, да еще и в форме pay-per-view. Да и соперник самый именитый. Уорд до сих пор непобедим, плюс он является олимпийским чемпионом. Я никогда не выступал на Олимпиадах, но все же…

– Итак, нас ждет встреча двух непобедимых бойцов. Но при этом у вас есть одна ничья…

– Да, но это была техническая ничья.

– Вы считаете, что выиграли ту схватку?

– Да, я победил нокаутом. Но соперник (Гровер Янг. – Прим. "СЭ") симулировал, заявив, что я попал ему в затылок. Он просто решил заработать легкие деньги.

– Андре Уорд назвал вас быдлом.

– Он может называть меня как угодно. Пусть говорит, что хочет. Он ответит за все на ринге.

– Почему вас зовут "Крашером" ("Разрушителем". – Прим. "СЭ")?

– Это прозвище мне дали в промоутерской компании Main Event. Не знаю, честно говоря, почему. Но они говорят, что смотрели мой второй поединок с Дарнеллом Буном, после которого и был подписан контракт, и это выглядело так, будто я крушил его. К тому же слово "Krusher" начинается с буквы "К", как и моя фамилия.

– Где вы росли в России?

– В Челябинске, на Урале. Два часа от Москвы, если лететь на самолете. Промышленный город с населением около 1,5 миллиона человек. Много заводов.

– Чем занимался ваш отец?

– Он был простым рабочим. Как и моя мать.

– Это они привели вас в бокс?

– Нет, это было только мое решение. Мой друг однажды сказал, что у него есть свой зал. Я был очень удивлен. А парень сказал, что тренер говорит ему приводить друзей. И я согласился. Мы и так часто дрались с друзьями на улице. Но после того как я начал ходить в боксерский зал, я стал выплескивать энергию там.

– Вы когда-нибудь "получали" по-настоящему сильно?

– Да, особенно в первые три года. Болело все тело, а руки болят до сих пор.

– Недавно скончался мой хороший друг Мохаммед Али. Вы, должно быть, видели его бои или фильмы о нем в детстве?

– Да, я смотрел много его боев.

– Он тоже выступал в полутяжелом весе, завоевав золото Олимпиады-1960. Хотя это произошло еще до вашего рождения.

– Ага.

– Ладно, расскажите мне о разнице между Россией и США. Ведь вы тренируетесь в Калифорнии. Вы скучаете по России?

– Конечно. Я там родился, там вся моя родня.

– Есть ли у вас ощущение, что вы бьетесь за свою страну?

– Я дерусь ради себя самого. Ради моей семьи. Да, для меня честь вынести российский флаг в ринг. Россия, ее улицы помогли мне овладеть тем, что я умею. Улицы дали мне все. Подготовили меня психологически. Но я благодарен и Штатам за то, что у меня появилась возможность стать лучше.

– Согласны ли вы, что победитель вашего с Уордом боя может называться лучшим боксером мира вне зависимости от категорий?

– Знаете, у меня никогда не было дикого стремления получить этот "титул". Но после такого боя… (пауза) Победа в нем станет серьезным аргументом. Пусть его победитель действительно станет лучшим вне категорий. Почему нет? Почему бы не сделать это моей новой целью? Это хорошая мотивация.

– О чем вы думаете по мере приближения схватки?

– О том, что надо надрать Уорду задницу.

– Чем вы питаетесь?

– Я ем то, что помогает мне запастись энергией.

– Стэйк?

– Стэйк, курица. Но никаких сладостей! Сладости можно только после победы (смеется). Их нужно еще заслужить.

– Вы нервничаете?

– Да, конечно. Я нервничаю перед каждым боем. Это не страх. У меня хватает опыта, я умею контролировать свои страхи. Так что речь лишь о спортивном волнении. Я знаю, что не стоит слишком рано думать о бое. Это может съесть тебя изнутри.

– Мохаммед Али однажды сказал, что боится любого поединка, потому что соперники пытаются убить его. Кто бы не боялся. (Смеется). Когда вы в ринге, вы слышите толпу, вы настраиваетесь на ее волну?

– Нет. Я слышу только свою команду. В какой-то важный момент поединка ты можешь услышать что-то важное.

– От вашего тренера?

– От тренера или просто людей, которые знают меня очень давно. Мои друзья приедут на этот бой и будут сидеть в первом ряду. Порой они могут сказать что-то действительно важное и полезное.

– Проведем небольшой блиц. Чем вы гордитесь больше всего?

– Своей честностью. И тем, что я настоящий. И, конечно, семьей, моим сыном.

– Где вы любите боксировать больше всего?

– Лас-Вегас.

– Чем любите заниматься в выходные?

– Просто отдыхаю, лежу на кровати, читаю. Сейчас я, кстати, читаю книгу Майка Тайсона Undisputed Truth. Осталось совсем немного. А несколько дней назад в России вышла моя книга.

– У вас есть книга?

– На русском, конечно. Называется "На грани". Потому что так проходит большая часть моей жизни.

– Каким спортсменом вы восхищаетесь больше всего? Не обязательно боксером.

– Прямо сейчас – никем. Я слишком занят боксом и своими делами, чтобы следить за каким-либо видом спорта.

– По чему, связанному с Россией, вы больше всего скучаете?

– Разве что по месту, где я вырос.

– Какой из ваших боев был самым сложным?

– Знаете, каждый бой самый сложный…

– Понимаю, но, наверное, здесь как раз подходит поединок, завершившийся вничью. Вы сказали, что там был запрещенный прием?

– Нет, он не был запрещенный. Но соперник изобразил это для судей. А рефери не хватило опыта, чтобы разобраться в ситуации. Конечно, тот бой стал для меня большим разочарованием. Хорошая статистика, я шел на рекорд. А тут – техническая ничья.

– Но вы же знаете, что вы выиграли?

– Все, кто смотрел бой, это знают!

– А где проходил тот поединок?

– В особняке Playboy в Калифорнии.

– Теперь у нас есть несколько вопросов от фанатов в твиттере. Как вы справляетесь с болью во время поединка? Вы ее чувствуете?

– Нет, боль я чувствую после боя. Во время него вы испытываете прилив адреналина, который все глушит.

– Каковы шансы на то, что Адонис Стивенсон будет вашим следующим соперником после боя с Уордом?

– Давайте сначала разберемся с Уордом, а потом уже поговорим о других противниках. Сейчас я могу лишь сказать, что готов к любому оппоненту.

– Вы вообще видели бои Стивенсона?

– Да. Но пока он всеми возможными способами старается избежать встречи со мной.

– А вы сами бы хотели провести с ним поединок?

– Да, хотел бы.

– Вы дружите с кем-то из ваших соперников вне ринга?

– Только с теми, с кем дрался еще в любителях.

– Что вы любите помимо бокса?

– Я люблю путешествовать – с семьей или в одиночестве. Чаще всего приходится одному. Я же боксер. А моей жене приходится следить за моим сыном. И еще я люблю ездить на быстрых автомобилях.

– Ваша жена приедет на бой с Уордом?

– Да, конечно. Вместе с сыном.

– Есть ли город, в котором вы еще не дрались, но хотели бы провести поединок?

– Квебек, Канада. Мне нравится, что в Канаде много поклонников бокса. В Англии тоже неплохо. Мне бы хотелось однажды еще раз провести там бой.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...