Остановите бой… Погиб боксер Максим Дадашев

24 июля 2019, 00:00
24 июля 2019, 00:00
20 июля. Оксон-Хилл. Максиму Дадашеву оказывают медицинскую помощь. Фото Getty Images Максим Дадашев. Фото twitter.com
Во вторник, 22 июля, 28-летний российский боксер скончался из-за травм головы, полученных во время субботнего боя в США.

Дадашев скончался в американском госпитале, куда был помещен после поединка с пуэрториканцем Субриэлем Матиасом за право стать обязательным претендентом на титул по версии IBF. Из-за травм головы, полученных в этом бою, у Максима возникла опухоль мозгла. Врачи сделали трепанацию черепа и ввели спортсмена в искусственную кому. Но эти меры оказались недостаточными. Дадашев скончался из-за остановки сердца. Профессиональному боксу принесена еще одна человеческая жертва.

Максим был тем человеком, о котором думали все фанаты бокса с воскресенья до вторника. Эти дни он провел в коме после операции. К сожалению, врачи его не спасли. Дадашева больше нет. "Ужасно себя чувствую, я в отчаянии после этой новости, сожалею ему и соболезную его семье. Максим был лучшим, он был потрясающим человеком и трудолюбивым спортсменом. Мы все будем по нему скорбеть", – заявил тренер спортсмена Бадди Макгирт.

Нужен ли человеку смертельный шанс?

Сразу после того, как Максим попал в больницу, мировые СМИ облетело видео, где тренер Бадди Макгирт буквально умоляет своего подопечного остановить бой. После этого многие обвинили опытного специалиста в малодушии – дескать, действовать надо было раньше и решительнее. Так ли это на самом деле?

Не совсем. Макгирт в итоге остановил бой после 11-го раунда. В последние полторы минуты Максим напропускал очень много ударов, в том числе и за пару секунд до гонга – жесткий боковой в челюсть. За минуту до конца раунда все комментаторы заговорили, что Бадди надо бы снять своего бойца. Он сделал это после гонга. Мог бы сделать на минуту раньше, выбросив полотенце. Не решился, но винить его за это очень сложно.

Выбрасывать полотенце раньше середины 11-го раунда у Макгирта не было поводов. Дадашев, конечно, бой проигрывал, но он был полностью в игре, нормально двигался, отвечал на удары, пытался контратаковать – он не был потерянным. Это был в целом односторонний, но обычный, нормальный поединок. Весь, кроме второй половины 11-го раунда. Вот там уже началось реальное избиение.

– Тут не меньше вопросов к рефери, – говорит бывший чемпион мира Григорий Дрозд. – Рефери – тот человек, который видит боксеров в непосредственной близости. Но грамотный угол – тоже крайне важен в таких ситуациях, когда бой идет ожесточенный. Я видел, что Бадди умолял остановить бой, прямо выпрашивал, но он в итоге сделал это. Тренер несет ответственность за бойца, он мог выбросить полотенце раньше, но ты всегда хочешь дать шанс своему бойцу. И ты никогда не думаешь, что все может закончиться именно так. Тысячи боксеров пропускают удары, и ничего. Синяки заживают. А кто-то один пропустит – и смерть. Бокс – очень опасный вид спорта. В таких рубках и войнах рождаются чемпионы, но риски огромные. Жизнь – слишком высокая цена.

Как спасти боксера от мужества

– Я навсегда запомню Дадашева воодушевленным, амбициозным и ярким парнем, – отметил российский боксер Дмитрий Кудряшов. – Максима действительно жалко, он был хорошим боксером, и казалось, что именно у него все должно получиться. Но после таких случаев нужно всем отдавать отчет, что бокс – это опасное дело, и боксеры, выходя на ринг, рискуют не только здоровьем, но, как мы видим, и жизнью. Но ведь люди теряют жизни и в автомобильных катастрофах, мы же не можем запретить автомобили. То же самое и здесь.

– Задача профессионального бокса – нанести сопернику урон. Боец, выходя на ринг, заведомо принимает такое решение. Боксеры – воины. Произошедшее с Дадашевым – одна из сторон этого вида спорта, – констатировал российский промоутер Владимир Хрюнов. – Хочется призвать комиссии всех стран мира проявлять максимальную бдительность во время прохождения медицинских осмотров. Реакция на произошедшее может быть различной. В свое время в Швеции после подобного инцидента запретили профессиональный бокс на 10 лет. Спустя время разрешили. Иногда боксеров надо спасать от их собственного мужества. Думаю, Макгирт пробовал это сделать. Он человек опытный, но ничего не получилось. Даже в тот момент, когда он остановил бой, Максим протестовал.

Адреналин притупляет боль

– Вряд ли кто-то или что-то сможет сделать боксеров менее мужественными и храбрыми людьми, – говорит российский промоутер Алексей Титов. – Произошедшее – это последствия железного характера Максима. Пропуская такие сильные удары, он все равно продолжал биться и хотел не просто завершить этот поединок, но и выиграть его. Между тренером и бойцом должна быть связь и взаимопонимание не только в тренировочном процессе, но и в бою. Если тренер видит, что нужно останавливать бой, то, конечно, нужно это делать. Ведь когда боксер падает от одного удара, последствия минимальные. Но такие многоударные нокауты, как у Максима, как правило, тяжело сказываются на здоровье спортсменов.

– Боксер не знает, что с ним происходит. Он находится в состоянии стресса, – отметил олимпийский чемпион Егор Мехонцев. – Зачастую ты приходишь с боя, смотришься в зеркало, а у тебя синяк или рассечение, который ты не замечал, потому что адреналин притупляет боль. Я хорошо знал Дадашева. Он был очень положительный парень из Дагестана. Уважительно относился к старшим. Максим не был эмоциональным, скорее сдержанным. Конечно, он, как все боксеры, был не без чувства юмора, очень веселым и достойным молодым человеком. Мне искреннее его жаль. Потеряли такого мужчину.

Сколько можно?

Смерть Дадашева – чудовищная новость, но еще хуже оттого, что Максим далеко не первый и, скорее всего, не последний боксер, с кем такое случится. Эта проблема существует много лет, и пока никак с ней справиться не удается. Боксеры получают травмы мозга и умирают. В 2011 году это случилось с Романом Симаковым после боя с Сергеем Ковалевым. Иногда бойцам везет чуть больше, и они остаются живы, но оказываются прикованы к инвалидной коляске, как Магомед Абдусаламов или Джеральд Макклеллан. Это происходит каждый год по много раз, просто не обо всех случаях пишут в СМИ.

Как решать эту проблему? Предлагалось, чтобы просвечивать глаза после каждого раунда с тем, чтобы не пропустить ухудшение состояния и не запоздать с остановкой боя. Но насколько этот метод надежен, неизвестно. Видимо, не очень, раз его не применяют. Что делать – вопрос к боксерским чиновникам. Один из них, генеральный секретарь федерации бокса России Умар Кремлев, обещал докопаться до правды и поддержать семью Дадашева.

– Это очень печально, даже слов нет. Мы соберем совет чемпионов и примем решение о том, чтобы помогать его семье. Думаю, мы будем пожизненно им помогать финансово. И мы проведем расследование, как это произошло и почему, как выдавались медицинские справки, допуски. Надо выяснить, что реально случилось. Такие случае редкие, но в них надо разбираться досконально. С Магомедом Абдусаламовым же доказали, что были врачебные ошибки. И повторюсь, самое важное сейчас – помогать его семье. Мы будем это делать.

"Спорт-Экспресс" выражает соболезнования родным и близким Максима Дадашева

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
54
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир