19:00 22 октября 2014 | Биатлон

Александр Касперович:
"Верю, что Устюгов вернется"

Александр КАСПЕРОВИЧ. Фото Евгений ТУМАШОВ/СБР
Александр КАСПЕРОВИЧ. Фото Евгений ТУМАШОВ/СБР

Мужская сборная России по биатлону следующий сбор проведет на снегу в якутском Алдане. Там к команде присоединится Антон Шипулин, которому, как и другим нашим олимпийский чемпионам, придется снова доказывать свое право на место в основном составе. Об этом корреспонденту "СЭ" рассказал старший тренер команды.

– В каком состоянии находится команда после сбора в Рамзау?

– Перегруженных тренировками у нас нет. Мы смотрели состояние ребят еще перед отъездом на сбор. Могу заверить, что все, кто сейчас в команде, – в нормальном состоянии. Это же подтверждают функциональная диагностика и биохимический анализ. У нас есть передвижная лаборатория, благодаря которой мы в экспресс-режиме получаем данные о состоянии каждого.

– Переработать – это самое опасное, что может случиться со спортсменом на данном этапе?

– Пожалуй. Если человек в функциональной яме уже осенью, а тренер продолжает еще давать нагрузку, выбраться из нее по ходу сезона будет очень сложно.

– В плане тренировок всем довольны?

– Вполне. Практически все поставленные на данный период задачи выполнены. Единственное, у ряда спортсменов есть проблемы со стрельбой. В основном это касается менее опытных ребят. Но все решаемо.

– Следили в интернете за популярными заочными соревнованиями на скорострельность?

– Конечно! Хоть это и шоу. Женя Гараничев в заключительный день сборов выбил все мишени за девять секунд ровно (у Мартена Фуркада было 10,26; Эмиля Свендсена – 9,67; Тарьея Бе – 9,10; Антона Шипулина – 8,56. – Прим. В.И.). Но этим показателям не стоит придавать слишком большое значение. Вот и я сказал Жене, что нужно стрелять за шесть. Он посмеялся. Хотя такие тренировки тоже полезны. Это моделирование стрессовой ситуации, эмоциональная встряска.

– Один из лучших показателей был у Шипулина. Но вас, как тренера, настораживает, что практически весь подготовительный период Антон провел самостоятельно?

– Мы же все вместе решили, что так будет лучше. Шипулину нужно было немного отдохнуть, потому что он прошел два олимпийских цикла. Это выхолащивает психологически. И эффект от серьезных тренировок у эмоционально выжатого спортсмена минимален. Я видел Антона на летнем чемпионате России, у него все хорошо. На следующем сборе в Алдане он присоединится к нам, и уже там мы объективно оценим его состояние. От этого и будем отталкиваться дальше при формировании сборной.

– Как вообще бороться с синдромом постолимпийского сезона, который в той или иной степени затрагивает каждого спортсмена?

– Это очень тонкий момент. На каждый отдельный случай есть масса объективных и субъективных причин. Тут самое главное, чтобы у человека осталась цель. Это и есть лучшая мотивация. Хотя сбить с настроя может очень много вещей.

– Например?

– Например, когда мы с вами начинаем поднимать спортсменов выше неба. Причем даже тех, которые еще не добились результата. В итоге вместо тренировок человек начинает думать о других вещах.

– То есть спортсменов нужно меньше хвалить?

– Думаю, да. Это, конечно, тоже нужно, но в определенное время. А когда человек полтора месяца после Олимпиады каждый день ходит на шоу, постоянно проводит различные встречи и так далее – это приводит к спаду. Можно вспомнить Максима Чудова. Великолепнейший спортсмен, один из лучших! Но когда у него пошли шикарные результаты, "русская ракета" начала распыляться и останавливаться. Макс продолжал много тренироваться, но отвлекался на огромное количество других моментов. Очень боюсь, что кто-то из наших ребят сейчас повторит его ошибки. Поэтому сразу всех собрал и сказал: "Запомните, на тренировках олимпийских чемпионов нет. Есть спортсмены, которые должны выполнять определенные задачи".

– Как удается совмещать успешную карьеру и светскую жизнь западным звездам: Фуркаду, Свендсену, Магдалене Нойнер и многим другим?

– Сказываются особенности нашего менталитета. Мы хорошо делаем либо одно, либо другое. Совмещать два дела нам тяжело. У нас плохо развито чувство меры.

– Собираетесь еще разговаривать с ребятами на эти темы или они должны до всего дойти сами?

– Разговариваем. Все в курсе моей позиции. И сегодня к таким спортсменам, как Евгений Гараничев и Дмитрий Малышко, нет даже малейших претензий в плане отдачи. К Диме была одна – большой перерыв после окончания прошлого сезона. Но он нагнал ребят в плане "физики", и сейчас к нему никаких замечаний. Как и ко всем остальным. Спортсмены понимают, что результат сам не придет.

– Вы говорили, что были бы рады видеть в команде Евгения Устюгова. Пытались с ним разговаривать?

– Действительно, был бы рад, но пока не вижу в этом смысла. Хотя не исключаю, что он сейчас отдохнет и со следующего года снова приступит к тренировкам. По крайней мере мне бы хотелось в это верить. Женя – порядочный парень, трудяга, и я с уважением относился, отношусь и буду к нему относиться. Он еще достаточно молод для биатлона, поэтому нет ничего невозможного.

– Как дела с Алексеем Волковым, который травмировал руку?

– Ситуация пока непростая. Мне бы очень не хотелось, чтобы он пропустил начало сезона.

– Этого боятся многие спортсмены. Выбираться на этапы Кубка мира из Кубка IBU очень непросто.

– Нужно проще к этому относиться. Ничего страшного в Кубке IBU нет, это тоже хорошая лига. Иногда полезно отправить туда спортсменов, чтобы они поймали кураж, почувствовали скорость, вкус побед. Помню, Ольга Медведцева и Света Черноусова как-то приехали с Кубка IBU – и сразу заняли первое-второе места. Похожие примеры были и у Павла Ростовцева.

– Как все-таки будет определяться состав на стартовые этапы Кубка мира? Исходя из ваших наблюдений или по результатам контрольной тренировки?

– По сумме обоих условий.

– Но олимпийским призерам, насколько я понимаю, место в команде гарантировано?

– Ни в коем случае! У них есть определенные привилегии, но выставлять будем именно тех спортсменов, которые лучше готовы на сегодняшний день. Кубок мира, конечно, важен для нас – мы это прекрасно понимаем. Но в любом случае главный старт – чемпионат мира в Контиолахти. Куда важнее, кто и как выступит там, а не на старте Кубка мира.

– С тем, что чемпионат мира – главный старт, никто не спорит. Но когда мы дождемся борьбы российских спортсменов за Большой хрустальный глобус?

– В каждой команде есть один суперталантливый спортсмен. Вот кто во Франции после Мартена Фуркада?

– Симон Фуркад.

– Это уже достаточно средний уровень. По крайней мере Симон точно не сильнее наших. В Австрии есть Доминик Ландертингер, у немцев – Арнд Пайффер, у шведов – Бьорн Ферри. Только у норвежцев талантов побольше – братья Бё, Свендсен. У всех остальных есть один спортсмен, который тянет всех за собой. Вот и нам нужно, чтобы кто-то раскрылся с лидерской стороны и повел за собой всю команду. Надеюсь, это произойдет уже в этом сезоне. Тогда и он сам сможет бороться за Глобус, и вся команда подтянется. У нас сильная и хорошая молодежь, но иногда ребята ломаются чисто психологически. Им нужно по-настоящему поверить в себя.

– После того как вы своими глазами видели, какое давление оказывалось на Вольфганга Пихлера и Николая Лопухова, долго раздумывали над предложением взвалить на себя такую ответственность и возглавить команду?

– Нисколько! Не боялся и не боюсь. Я же не впервые увидел сборную. У меня семилетний стаж работы с основным составом. С каждым из ребят я в какой-то степени работал, знаю их возможности. И да, прекрасно осознаю, что такое – тренерская судьба. Я четко знал, на что иду, и отчетливо понимаю, что буду отвечать за свои действия.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...