12 марта 2010, 02:10

Добро пожаловать, Эфенди!

Читать «СЭ» в

В ближайший уик-энд пройдет первый этап чемпионата мира - "Гран-при Бахрейна". Рассказывать о нем читателям "СЭ" будет наш спецкор, который вчера прилетел в Манаму. И даже успел передать в редакцию свои первые впечатления.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Бахрейна

Написал, кто я и откуда, - а потом засомневался. Почему, собственно, из Бахрейна? У этой страны есть столица - город Манама, где ваш корреспондент с относительным комфортом и разместился. В то же время стартовая гонка 61-го чемпионата "Формулы-1" состоится на автодроме в Сахире, а это 30 километров от центра Манамы, на всякий случай. Стало быть - "из Сахира"?

Однако нет вокруг никакого Сахира, вот ведь мистерия! Каменная пустыня есть. Холм какой-то c нефтяными вышками тоже есть. Сногсшибательный автодром в стиле hi-tech с 50-тысячными трибунами и статусными белыми башнями присутствует. А Сахир, извиняюсь, явил мне вчера наличие собственного отсутствия. Или отсутствие наличия. Миража малого - и того нет по соседству.

Ну а если учесть, что и Манама, и фантомный Сахир расположены на острове, составляющем примерно 50 километров в длину и 16 в ширину, по всему выходит: нечего мудрить. "Из Бахрейна" - самое оно для столь пикантной географической ситуации.

Бахрейн, е-мое, уникальный. Во-первых, это самое маленькое из арабских государств. Во-вторых, единственное, расположенное на острове. Точнее - на 33 островах, самый крупный из которых оригинально совпадает названием с именем страны. Живет на этих островах около 700 тысяч бахрейнского народу. Ну как, бахрейнского... Две трети точно бахрейнцы. Остальные - в основном иранцы и индусы. Если делать раскладку по религиозным конфессиям и их ответвлениям, 85 процентов - мусульмане, из которых три четверти шииты, а одна - сунниты. Попадаются также христиане, иудеи, бехаисты, индуисты, буддисты и парсы. Какое это все имеет отношение к "Формуле-1", хоть убейте, не знаю, но звучит красиво и загадочно.

А вот что точно имеет отношение к "Большим призам", так это буйная помешанность на них в настоящий момент всего Бахрейна. Арабам, как и нам, кстати, очень хорошо знакомо понятие "расстараться". То есть расшибиться в маисовую лепешку, вывернуться на пропеченную изнанку, отдать последнюю длинную белую рубаху дишдашу, - но провести этап "Больших призов" так, чтоб "усе уздрогнуло". "Формула-1" нынче не просто пришла в Бахрейн. Она его захватила, полонила, накрыла и, если хотите, нахлобучила. По крайней мере если судить по масштабам местных организационных усилий.

Взять хотя бы визовый режим. Арабский мир в этом смысле довольно консервативен. И хотя россиянам въездные визы ставят обычно прямо в бахрейнском аэропорту за символические 14 долларов, какие-то телодвижения лучше было осуществить заранее. Как то - отправить в посольство Бахрейна предварительный запрос, с ответом на который и попытаться въехать в страну.

Излишне говорить, что никаких запросов я никуда не отправлял. Щекотало, конечно, что-то опасливо под лопаткой, но времени на всякие запросы не то что не было - оно было прямо-таки минусовой величиной, это время.

Без запроса - так без запроса. Билеты забронированы, гостиница оплачена, завтра выезжать, как вдруг... Сначала мелькнуло на одном сайте, потом на пяти, затем на десяти. В мороз из брандспойта и то приятнее, честно говоря: "Имеющим в паспорте израильские визы или другие отметки этой страны во въезде в Бахрейн будет отказано".

Отметок в моей паспортине было всего две. Но они были. Свежие, осенние. Имени матча баскетбольной Евролиги "Маккаби" - ЦСКА.

Дозвониться в бахрейнское посольство в Москве 8 марта, в день обрушения на меня неприятной новости, не представлялось возможным: арабы неожиданно оказались верны заветам Клары Цеткин с Розой Люксембург и отмечали, вероятно, Международный женский день не по-мусульмански истово. А вот с российским консулом в Бахрейне - человеком по имени Азад - связаться удалось. Он отчасти успокоил: "Все должно быть нормально, журналиста пустят. Если что - звоните".

Прилетал я, однако, в Манаму в три ночи. Пустят - не пустят, звонить - не звонить?

Пустили. Да как!

Весь аэропорт оказался раскрашенным в красно-черные цвета бахрейнского этапа. Для журналистов был организован отдельный пограничный пост. В списках аккредитованных представителей СМИ меня почему-то не оказалось, но шлепнули штамп и так, не разглядывая никаких отметок и не взимая 14 долларов! "Формула-1" пришла в страну - до Израиля ли тут и до жалких ли пограничных пошлин?! Добро пожаловать, эфенди!

Ну а внутри Бахрейна последние вопросы насчет значимости этапа "Формулы-1" для страны окончательно отпали. Даже у бахрейнских мужчин головные платки-арафатки сейчас, кажется, в черно-белую нетрадиционную клеточку. Не говоря уж про миллион плакатов и флагов на улицах, настенную и печатную рекламу, фантастическое убранство стадиона в Сахире и так далее.

Вообще бахрейнцы - нация жутко спортивная. На вид. С мировым признанием, правда, им повезло меньше. Страна никогда не участвовала в зимних Олимпийских играх, а на летних не выиграла ни одной медали. Правда, Рашид Рамзи победил в Пекине на "полуторке", однако позже был дисквалифицирован за предварительное поглощение эритропоэтина в количествах, несовместимых с кодексом WADA.

Подавал ли после этого в отставку президент бахрейнского НОК, а также вызывались ли на ковер к премьер-министру королевства шейху Халифу бен Сальман аль-Халифу главы местных спортивных федераций во главе с министром бахрейнского спорта, мне неведомо. Но жгучее желание страны выложиться по максимуму при организации и проведении этапа "Больших призов" вполне может быть связано с той самой спортивной неутоленностью подданных бахрейнского короля. Имя которого отличается от премьер-министерского только тем, что монарх - не бен Сальман, а бен Иса. (В такой унификации, кстати, есть что-то позитивное. При столь высоких постах заметно отличающиеся имена и фамилии не очень-то и нужны. Хотя предлагать использовать этот опыт в российских реалиях на всякий случай не стану).

...Сам Бахрейн при ближайшем рассмотрении производит неоднозначное впечатление. С одной стороны - небоскребы а-ля башни-близнецы в Куала-Лумпуре или дом-парус в Дубае, только чуть поменьше. С другой стороны - пыльненько все как-то, а за пределами Манамы еще и пустыньненько. Желтые камни, ветер, равнина. Где-то на равнине, говорят, очень одиноко растет 400-летняя акация. Это не единственное дерево в Бахрейне, но оно единственное не орошается искусственно! Никто не может понять, откуда акация берет воду, и потому дерево считают на островах символом жизненной несгибаемости и упорства.

А напротив моей гостиницы стоит здание. На нем вывеска: "Национальный департамент нефти и газа". Ну что это за смех такой, в самом деле! Шесть этажей, обычная побелка, ни огромной парковки рядом, ни снующих туда-сюда мигалок... С другой стороны, своя-то нефть в Бахрейне - почти тю-тю. И ничего бедным островитянам не остается, как кормить свои отличные перерабатывающие мощности привозным сырьем. То есть поступать по сравнению с Россией ровно наоборот.

Как живут люди - не представляю. Но как-то выкручиваются, видать, если литр бензина на бахрейнских заправках стоит 7 рублей на наши деньги.

Отдельная песня, которую не устану петь в своих ближневосточных заметках, - стадион "Формулы-1" в Сахире. Город-сад, красавец, симпатяга! Все построено и организовано по избыточному принципу. Еда - от пуза, архитектура сплошной модерн. Арабы, правда, чуть намудрили с формальностями и учетом, из-за чего на въездном стенде охраны я насчитал 78 типов легитимных пропусков на этап и еще 12 каких-то полупропусков. Очередей для прессы тоже хватает, потому как обеспечить журналистов аккредитацией и интернетом для арабов - задача непростая, решаемая исключительно методом заполнения множества бумажек.

Зато в одной из таких очередей я стоял вчера бок о бок с Дэвидом Култхардом - комментатором BBC.

Какая все-таки жизнь интересная штука. Вчера - один супергерой, другой - телезритель. А сегодня, поди ж ты - коллеги...

Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости