09:30 8 сентября 2016 | ВОДНОЕ ПОЛО

Александр Гайдуков: "Даже Трефилов не всегда может ответить на вопросы о женщинах"

Александр ГАЙДУКОВ дает указание своей команде. Фото REUTERS
Александр ГАЙДУКОВ дает указание своей команде. Фото REUTERS
Главный тренер женской сборной по водному поло – о секретах нашей команды, которые помогли ей завоевать бронзовую медаль Олимпиады в Рио.

Александр ГАЙДУКОВ, родился 10 января 1974 года
В качестве игрока выступал за волгоградский "Спартак", был шестикратным чемпионом России (1997, 1999, 2003, 2004, 2010, 2011)
В составе сборной Казахстана участвовал в Олимпиаде-2004 в Афинах.
С 2012 по 2015 годы работал главным тренером женской команды "Спартак-Волгоград".
В октябре 2015 года назначен исполняющим обязанности, а в январе 2016 – главным тренером женской сборной России.

Третье место ватерполисток стало одной из главных российских сенсаций в Рио. После поражений на групповом этапе от Австралии (4:14) и Италии (5:10) поверить в такой исход было невозможно. Как и за 30 секунд до конца матча за третье место, когда наша команда проигрывала, а в атаке были соперницы. Но россиянки умудрились перевернуть все с ног на голову. Один из главных творцов "бронзового" чуда – 42-летний главный тренер Александр Гайдуков.

ПРОСТЫЕ ПОДСЧЕТЫ

– После двух разгромных поражений в группе второй тренер Андрей Белофастов и девушки говорили, что все идет по плану. Теперь признавайтесь: лукавили?

– Если лихо начать, велики шансы сдуться к решающим играм. И нашей основной задачей было не выложиться на групповом этапе. Мы уже наступали на эти грабли и на предыдущих крупных турнирах, и по молодежке. Поэтому задолго настраивали команду на то, что Олимпиада начинается с четвертьфинала.

– Выходит, во время группового этапа вы умышленно придерживали выход на команды на пик формы?

– Теперь уже могу признаться: после разгромных поражений в группе мы немного испугались, что перегрузили девчонок, и не хватит времени их "распустить". Но практика показала, что мы угадали. Плюс с командой работали психологи. Это очень помогло.

– После 4:14 от Австралии им, наверное, пришлось хорошо поработать?

– К Играм мы подходили с таким настроем, что групповой этап совершенно ничего не значит. Выиграем – здорово, проиграем – черт с ним. Но ни в том, ни в другом случае не должно быть никаких эмоций. Их нужно было планомерно аккумулировать к плей-офф. И вот уже там – все выплеснуть.

– Слышал, что еще до старта группового этапа вы мечтали попасть в четвертьфинале на Испанию. Почему?

– Простые расчеты. Китай в параллельной группе был явным аутсайдером, а США – фаворитом. Была большая вероятность, что мы выйдем либо на Испанию, либо на Венгрию. Но испанскую команду мы знали гораздо лучше. К тому же, обыграли их в двух последних матчах. Хотя в начале сезона уступали порядка 6-7 мячей. К четвертьфиналу мы подготовили им ряд сюрпризов. Сыграли не по устоявшейся, знакомой им схеме, а персонально подстроились под каждую из испанок. И надеялись, что соперники в свою очередь ничего нового придумывать не будут.

– После нашего невыразительного выступления на групповом этапе они едва ли видели в этом смысл.

– Вот именно. А мы на протяжении двух месяцев целенаправленно готовились именно к этой игре. Разбирали от и до именно Испанию и Венгрию.

ПЕНАЛЬТИ

– Екатерина Прокофьева сказала, что, по-хорошему, нужно было побеждать и в полуфинале.

– Просматривали потом ту игру и поражались, сколько моментов мы не реализовали. При этом пропустили большое количество необязательных голов. Это говорит об одном.

– О невезении?

– О психологической неуверенности. Мы не поверили в свои силы. Хотя все было в наших руках. Вполне могли подняться на ступеньку выше.

– На Олимпиаду сборная России отобралась, за 4,6 до конца матча с Грецией сравняв счет, и потом выиграв по пенальти. В Рио в матче за третье место отыграться и вовсе удалось с финальной сиреной. Оба раза решающие мячи забила 21-летняя Анастасия Симанович. Отличиться так за полгода дважды – это не случайность?

– Наверное, она у нас самая фартовая. Палочка-выручалочка! Надо спросить, не пробовала ли Настя играть в лотерею.

– Две эти ключевые игры были выиграны по пенальти. В футболе некоторые команды этот элемент вообще не тренируют. А в водном поло?

– Кто-то тренирует. Но мы придерживаемся другого принципа. Хотя девочки иногда просили уделить внимание штрафным броскам.

– Почему не согласились?

– Потому что тренировка пенальти – это программирование себя. Привыкаешь бить в один угол, и в стрессовой ситуации непременно бросишь туда же. Зачем давать сопернику лишние козыри? При этом я пытался донести девочкам, что бросать нужно верхом. Ни в коем случае не низом!

– Исходили из собственного опыта?

– И это тоже. Но в большей степени – из наблюдений. Мы следили за тренировками, вели статистику. Выяснилось, что удары по низу зачастую выстаскивают вратари. А вот когда бросаешь верхом, то бросок оказывается нерезультативным, только если пенальтист промахнулся. Чтобы понять это, потребовалось лишь немного аналитики.

ТРЕФИЛОВ

– Что для вас, как для молодого тренера, значит эта олимпийская медаль?

– Хочется верить, что это был только первый шаг. Олимпийская бронза для меня – не успокоение, а наоборот – огромный стимул для дальнейшей работы. Нужно пахать и пахать. Полуфинал показал, что у нас далеко не все так гладко. В Рио мы получили хорошую школу.

– Когда в 2015 году после провального для России домашнего чемпионата мира вам предложили возглавить сборную, сразу согласились? Ведь вполне реальным был вариант, при котором команда вообще не отобралась бы в Рио. И в случае этого, всех собак спустили бы именно на вас.

– Меня сразу об этом предупредили. Но я пошел на осознанный шаг, поскольку у меня было четкое видение того, как строить тренировочный процесс и вообще всю работу. Конечно же, опасения были, ведь ничего не боятся только полные идиоты. Но внутри было чувство, что если я все сделаю правильно, у нас что-то получится.

– Многое поменяли?

– Прежде всего, в переменах нуждался настрой девушек. Поражения на крупных турнирах последних лет негативно сказались на психологическом состоянии команды в целом и каждом игроке в отдельности. Основной нашей задачей было не учить девушек играть по-другому, а убедить, что их таланта и мастерства достаточно для того, чтобы побеждать. Для этого нужно лишь немножко прибавить там, кое-что подтянуть здесь и чуть-чуть поправить вот тут. В чем удалось убедить их, до чего-то они дошли сами.

– Психологов в команду привели вы?

– Давным-давно они работали со сборной, но потом от них отказались. Однако, на мой взгляд, в женских игровых видах спорта психологи просто необходимы. Не каждый тренер – хороший психолог. И поддержка профессиональных специалистов идет только во благо.

– Помнится, вы собирались выбраться на женский гандбольный финал. Удалось?

– Мы очень хотели, но билетов нам не хватило. Болели по телевизору.

– Спрашиваю, потому что хочу узнать, почерпнули ли вы что-то для себя, глядя на манеру работы Евгения Трефилова?

– Нам удалось пообщаться с Евгением Васильевичем в неформальной обстановке. Спрашивал в основном, конечно, я. Что-то он мне подсказал, а где-то сам терялся в ответах. Разводил руками и говорил: "Ну, это женщины. Тут многое зависит от чутья". При этом Трефилову удается чувствовать своих девчонок на все 100 процентов. Такое дано далеко не каждому.

– Считаете, что учиться тренерам из других видов спорта можно?

– Нужно! Обязательно. Причем прислушиваться надо не только к заслуженным тренерам. Очень интересные идеи бывают и у молодых. Самое главное, услышать то необходимое, что реально может помочь, отделить зерна от плевел.

ОБЫГРАТЬ АМЕРИКУ

– Женская сборная США сейчас на голову сильнее остальных. Как это можно объяснить?

– Начнем с того, что у них вся подготовка ведется на наивысшем уровне. Накануне Олимпиады мы 10 дней были на сборах. Там же параллельно тренировались американки. Мы очень много общались с их главным тренером Адамом Крикоряном. Очень открытый парень! Рассказывал и показывал такие вещи, что другие на его месте молчали бы, да еще охрану поставили, чтобы никто не увидел. Спасибо ему огромное за это. Не буду вдаваться в детали, но, поверьте, тренировочный процесс у них на сумасшедшем уровне.

Плюс к этому – психология победителей. Они не могут смириться даже с мыслью о возможном поражении. Но в этом и их слабинка. И можно на этом сыграть. Они чувствуют себя слишком уверенно, и это надо использовать.

– То есть, вы уже подумываете о том, как их скинуть с вершины?

– Сейчас у нас есть четкое представление того, как именно они работают. Постараемся взять на вооружение все лучшее из их процесса и встроить в нашу систему подготовки.

– Но это – задача на будущее? Сейчас можно немного понаслаждаться медалью?

– К плачевной ситуации, в которой оказалось наше водное поло, привело именно почивание на лаврах. Когда все расслабились и решили, что теперь мы самые великие на все времена – нам тут же дали по носу. На этой почве выросло целое поколение очень сильных соперников. И теперь уже мы героически пытаемся их догонять.

Вот это как раз то, за счет чего сейчас можно поймать США. Победы всегда немного расслабляют. А нам нужно работать, работать и еще раз работать. Если хоть на немного остановимся – тут же скатимся вниз.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ