00:15 27 ноября | Хоккей — НХЛ
Газета № 7795, 27.11.2018

Илья Брызгалов: "UFC – это скучно. Грязь, оскорбления - каждый раз одно и то же"

Илья Брызгалов. Фото Федор Успенский, "СЭ" 4 октября 2010 года. Санкт-Петербург. СКА - "Каролина" - 5:3. Выставочный матч НХЛ в России. Фото КХЛ 2013 год. Илья Брызгалов в сборной России. Фото Елена Руско, photo.khl.ru
Илья Брызгалов. Фото Федор Успенский, "СЭ"

Экс-голкипер сборной России, обладатель Кубка Стэнли дал большое интервью "СЭ" – о КХЛ и НХЛ, Хабибе и Коноре, Кулемине и публикации зарплат "Автомобилиста".

Матчи КХЛ-НХЛ

Роман Ротенберг зажегся идеей провести матчи между клубами КХЛ и НХЛ.

– Это отличная идея. Не поверите, когда я был маленький, и наши советские команды ездили в североамериканские турне – обычно это было под Новый год, – я с нетерпением этого ждал. Это было так интересно, так захватывающе. Хорошо помню, как маленьким смотрел эти игры. И ЦСКА, и рижское “Динамо”, и “Химик”, и “Крылья Советов”, и другие клубы. Идея однозначно великолепная, но смогут ли воплотить ее в жизнь?

– Вы-то имеете в виду, чтобы клубы КХЛ приезжали за океан. Я у форварда "Джетс" Марка Шайфли про возможные матчи с кахаэловцами спрашивал, он сказал: “Если приедут к нам в Виннипег – будет круто. А в Россию не очень хочется”.

– Совершенно верно, они не поедут. А вот в Северной Америке сыграют. Так же было и тогда, когда наши советские команды совершали эти турне. А клубам НХЛ эта поездка не нужна. У них длинный чемпионат. Времени мало для разъездов. А приезд клуба КХЛ за океан – это здорово.

– Просто Ротенберг-то хочет провести такие матчи на футбольном стадионе в Санкт-Петербурге. При большой аудитории и разумной для России цене на билеты.

– Это будет сложнее. Но идея все равно хорошая. Я двумя руками “за”.

– Хорошо помню матч рижского “Динамо” с “Финиксом” в 2010 году, на котором был и после которого с вами разговаривал. Вы тогда сказали, что было скучно, отметив, что рижане в НХЛ были бы с большим отрывом худшими.

– Все так, но я же не знаю, насколько тогда сильная команда была у рижан по меркам КХЛ.

– Крепкие середнячки.

– Ну да, мы сыграли и легко обыграли – без труда. Но все равно в КХЛ есть команды, которые могут оказать достойное сопротивление. Те же СКА и ЦСКА. Но надо же еще дать игрокам мотивацию, чтобы они бились.

– Для клубов КХЛ она будет и так. А что насчет клубов НХЛ?

– Может быть, нужно создать большой призовой фонд. Кто выиграет серию – тот и получает все деньги.

– Вот так-то точно было бы круто.

– Ну а что? Не просто так будет: мол, давайте сыграем, черт с вами. Найти спонсоров, создать этот призовой фонд, заинтересовав людей и создав стимул.

“Каролина”, которая в том же 2010-м играла со СКА и проиграла, была недовольна именно рубкой. Тем, что были драки и моменты сопутствующие травмам. А как “Финикс” отнесся к этому матчу?

– Ну как-как. Мы прилетели в Чехию. Потренировались, на следующее утро сели в самолет и перебрались в Ригу. Приехали на арену и сразу же после матча уехали. Мы так играли – быстрее бы все закончилось. Потому что надо готовиться к “Бостону”, через два дня уже игра регулярного чемпионата с “Брюинз”. Должны были сыграть этот выставочный матч с Ригой – и должны. Приехали, сыграли и уехали. Он никакого значения не имел вообще ни для кого. Сорвались, прикатили, показали: вот, пожалуйста, команда НХЛ. Стадион полный, люди болели, поддерживали невероятно, но игра эта была побоку что нам, что им. Как-то так.

– Вы абсолютно правы насчет “Финикса”, но не насчет “Динамо”. И я впервые наблюдал в ложе прессы, чтобы не было не то что места где-то сесть – встать было негде.

– Ну им-то очки за этот матч не шли. Нам – тем более. Приехали и поиграли для людей. Развлекли их немножечко. Вот и все. Но если – и когда – будут эти бойни в будущем, должно быть интересно. В хоккейном плане. Поэтому я только поддерживаю Романа в этом начинании. Главное – правильно все это сделать.

– Но стимул все-таки нужен?

– Совершенно верно. Надо его найти, чтобы поднять уровень таких игр, уровень страсти.

4 октября 2010 года. Санкт-Петербург. СКА - "Каролина" - 5:3. Фото КХЛ
4 октября 2010 года. Санкт-Петербург. СКА - "Каролина" - 5:3. Выставочный матч НХЛ в России. Фото КХЛ

UFC, ненависть в хоккее

– В день боя между Хабибом и Конором вы написали, что UFC должна быть частью “Цирк дю солей”. Почему?

– Когда люди перед боями грязь друг на друга льют, бьют в лицо на взвешиваниях – все время ведь одно и то же, одно и то же. Что-то еще делают, но настолько это все скучно. Какие-то постоянные оскорбления. Никакого уважения там нет друг к другу. А должны же быть какие-то приличия, за рамки которых нельзя выходить. Да, я понимаю, что это развлечение, шоумэнство в первую очередь. Но из раза в раз все повторяется. И речь не только о Хабибе и Коноре. О других боях тоже. Однотипные оскорбления, бросаются друг на друга на взвешивании, понимая, что драки не будет.

– То есть вам не нравится трэшток. Но ведь его любят хоккейные болельщики. Пусть он и не содержит оскорблений в публичном пространстве. И когда кто-то кого-то “ломает”, следующей встречи болельщики ждут с нетерпением в предвкушении отмщения. По крайней мере раньше так было.

– Ну вот сейчас – не так. Наоборот, когда игроки делают что-то не очень красивое под наплывом эмоций, а их за это дисквалифицируют или удаляют до конца игры, потом, когда эмоции уходят, они обычно извиняются. Понимают, что они сделали что-то не то. Говорят, что не должны были так действовать. Потому что чувствуют себя не совсем хорошо, зная, что поступили низко. Если это удар сзади, например. Или травму нанесли. Тот же форвард "Монреаля" Макс Доми недавно извинялся, что ударил соперника. Сказал: поступил плохо.

– Как раз на эту тему недавно высказывался главный тренер "Коламбуса" Джон Торторелла, говоря, что ему не хватает ненависти в хоккее. И что хоккей превратился в фестиваль обнимашек.

– Он же не говорит о подлости. Он говорит о fair and square (честных и справедливых) действиях. Хочешь – ударь жестко, но по правилам. Или сбрасываешь перчатки, но когда вы с соперником готовы драться один на один, честно, а не бить исподтишка. Он про такие вещи говорит. Он хочет жестких силовых приемов, но в рамках правил. Чтобы не было никакой подлости. Этого не хватает.

– Почему, по-вашему, упал градус ненависти? У вас есть теория?

– Правила меняются. Другие поколения приходят в НХЛ. Жизнь не стоит на месте.

– В хорошую ли сторону меняются? Недавно общался с Сергеем Самсоновым, так он не понимает, почему за то, что кто-то опустил голову, отвечает не опустивший ее.

– Совершенно верно. Но тут важно определиться, куда кто кого бил – в тело или в голову. Что было основной целью.

– Когда в росте большая разница – даже при очень большом желании далеко не всегда можно определить.

– Конечно. И здесь можно приводить тысячу подобных аргументов. Разница в росте – фактор. Скорость – фактор, все очень быстро происходит. Но бывают ситуации, когда можно избежать контакта. Кому от этого будет легче, если ты игрока ударил в голову, и он не смог оправиться от сотрясения? Если не стал инвалидом, то завершил, допустим, карьеру. Кому от этого хорошо? Ты потом сам себя будешь чувствовать не очень хорошо. Если ты нормальный порядочный человек, конечно. А не человек, который получает наслаждение, принося боль людям. В следующий раз ведь ты можешь оказаться на месте пострадавшего.

– Тут без вопросов. Но если еще в начале нулевых классические, да и неклассические только зародившиеся противостояния были окутаны духом войны, то сейчас ничего такого и близко нет. Хорошо знакомый вам Брайан Бурк (работал генменеджером "Анахайма, когда там играл Брызгалов. – Прим. "СЭ") недавно заявил, что его воротит от того, что нынче игроки команд-соперников разве что не целуются друг с другом, имея в виду дружеские отношения. Потому что знают друг друга по разного рода сборным. Разве это хорошо – для болельщиков?

– Понятия не имею. У меня тоже со всеми были нормальные отношения. И я ко всем уважительно относился, сборная там или не сборная. Если мы вышли играть друг против друга – вышли друг друга обыгрывать. Но не оставляя места для подлости. Ни для какой. Вот это – мое. Играй по правилам, играй при этом жестко, но чтобы не было никакой низости. Такие ведь хоккеисты были, которые не знали границ. И их вся лига ненавидела. Тот же Шон Эйвери.

– Или Мэтт Кук.

– Куки – нормальный парень. Я с ним знаком. Вне льда – он нормальный. А Эйвери и на льду, и вне льда не любили. Даже, скорее, ненавидели. Даже свои. Взять Стива Отта – он тоже играл грязно, много какие-то дикие вещи делать на льду, говорить что-то непотребное, но в жизни он был нормальным человеком. Стиль у некоторых такой, но они людьми остаются.

– Возвращаясь к Хабибу – как он умудрился затмить по популярности и футболистов, и хоккеистов?

– Наверное, потому что пиар-менеджмент у него хорошо работает.

– Может, дело в том, что он говорит, что думает? Вы буквально на днях заявили, что хотите куда большей открытости от хоккеистов, чтобы они общими фразами не отделывались.

– Не слежу за Хабибом. Как и вообще за бойцовскими видами спорта. Поэтому мне трудно судить. Но он непобежденный чемпион. И если он делится своими мыслями – конечно, он будет интересен людям и за пределами драк. Отсюда и фанаты. Не только те, кто преклоняется перед его мастерством, но и последователи его мыслей и образа жизни.

Плющев

Владимир Плющев тут выступил в "Разговоре по пятницам".

– Ммм.

– Интересная реакция.

– Да я просто вспомнил – он ведь с 14 лет был моим тренером в юниорских сборных. С 14 до 18.

– Он про вас как раз рассказывал. И сказал, что у вас было прозвище Колокольчик.

– Ха-ха. Не знаю, может, он меня так в тренерской называл. Наверное, потому что я веселый, разговорчивый, общительный. Всегда меня было слышно.

– Он как раз и говорил, что рот у вас не закрывался. И что однажды он приказал вам перестать болтать, и вы перестали, но продержались только до вечера.

– Ха-ха. Я к приказам очень равнодушно отношусь. Не терплю их. Мы же не в армии. Я свободный человек.

– А что вы помните о Плющеве?

– Легко с ним работать было. Он всегда был на позитиве. Уверенный в себе, уверенный в команде. Мы если проигрывали – для него всегда это было большим сюрпризом. Потому что такое очень редко случалось. Даже не помню, проиграли мы при нем хоть одну встречу.

– Это его заслуга или все-таки вашего поколения?

– Нельзя сказать, что только его или только наша. Мы все-таки были одной командой, и каждый вносил свою лепту. И пока я с ним играл – не помню, чтобы мы уступали. Чемпионат Европы, правда, проиграли, но меня там не было. Нормальный мужик, он к нам с уважением относился, и мы к нему. Если вы хотите что-то негативное от меня услышать – я ничего о нем такого сказать не могу.

– А вы тот момент матча со Словакией помните?

– Когда побежал и промахнулся мимо шайбы? Ха-ха-ха. Помню, конечно. Юношеские олимпийские игры были в Швеции, мы то ли 2:0 вели, то ли 3:0, и я прыгнул мимо шайбы – е-е-елки. Было смешно. Но мне вообще не “прилетело”. Да и за что? Плющев просто что-то пошутил. Мы же выиграли – чего такого? Ну ошибся, бывает. Зачем хоккеиста критиковать и втаптывать, если все прекрасно видели, что произошло? Посмеялись и все.

Скандал с "Оттавой"

– Слышали же про историю с игроками “Оттавы”, не оставившими водителю такси чаевых, за что он выложил с ними видео, на котором они разнесли тренера по меньшинству?

– Почему у меня часто бывали конфликты с тренерами – я привык говорить им все это в лицо. Если я чем-то недоволен, если мне что-то не нравится – я всегда это высказывал тренерскому составу. Да, были какие-то последствия для меня. Куча критики, на меня злились. Но зато я не обсуждал их за спиной. А что толку? Ну, посидели, поговорили за спиной, сказали, какой он плохой. Это, во-первых, низко и подло. А во-вторых, разве от этого что-нибудь изменится? Нет. Ты подойди к нему, если чем-то недоволен, и скажи: “Слушай, тренер, наше меньшинство – отстой. И мы думаем, что то, что мы делаем, – неправильно. Предлагаем вот это и это. Давай сядем и обсудим. Потому что надо что-то менять, чтобы команда играла лучше и меньше пропускала. И все получали от этого дивиденды”. А так – ну посидели они всемером в этом такси, поболтали, и все. Он-то об этом не знает.

– Теперь уже знает.

– Но каково ему было это слышать? Какую это атмосферу в команде создает? Уж лучше бы подошли и поговорили. И проработали бы. В НХЛ тренеры такие – могут выслушать и поработать над всем совместно. Если знают, что есть проблема – готовы совместно искать выходы из ситуации.

– Но ведь в НХЛ не так уж и принято общаться с тренерами на чисто игровые моменты. Вы же сами говорите, что у вас бывали проблемы.

– Я старался общаться. И проблемы были. Но я человек неравнодушный. Если вижу, что команда идет не в том направлении, и эти проблемы можно решить, то нужно об этом говорить. А не молчать. Под коверчик не заметать.

– Неужто вы ни разу не костерили тренеров за их спиной?

– Ну как сказать. Обсуждал, конечно. Но в другом контексте. А так – нет. Я всегда высказывал напрямую.

– А как с этим было в сборной? Рождало конфликты?

– Наверное. Не помню. Давно было.

– Шон Бурк, бывший вратарь и генменеджер сборной Канады, сказал, что если бы игроки слышали, что про них говорят в такси тренеры и менеджеры, у них бы уши отвалились.

– В этом есть своя правда. Но я – старая школа. Привык решать все напрямую. Как меня родители воспитывали. Скажи правду. Скажи человеку то, что ты о нем думаешь. Чтобы быть честным с самим собой.

2013 год. Илья Брызгалов в сборной России. Фото Елена Руско, photo.khl.ru
2013 год. Илья Брызгалов в сборной России. Фото Елена Руско, photo.khl.ru

Вратарская экипировка

– Вы пробовали новую вратарскую уменьшенную экипировку?

– У меня есть моя старая, оставшаяся с последнего моего сезона. И все.

– Но вы же слышали жалобы вратарей на новую?

– Слышал, конечно. Что пробивает, что больно им, что синяки появляются. И это, конечно, не дело. Надо что-то менять. Потому что они заботятся о безопасности полевых игроков, но вратари – тоже игроки. Даже более редкий товар – штучный. Их всего два в команде. И об их безопасности нужно печься. Сломанные кости – рук или ребер – никому пользы не принесут.

– Пока никого вроде бы не сломали.

– Мы же этого в точности не знаем.

– Был еще недавно представлен прототип новой ловушки, периметр которой уменьшен на 5 сантиметров. И манжет – тоже на 5 сантиметров. Вы свое время – после локаута – пережили уменьшение периметра ловушки аж на 7,5 сантиметра. Были ли у вас какие-то проблемы в связи с этим?

– Да я уж не помню. Давно было. А привыкаешь ко всему. На самом деле – чего мелочиться-то? Надо варежки просто дать вратарям. Усиленные варежки.

– Хорошая идея.

– Или как в хоккее на траве вратарей экипировать. В щиточки такие, в варежки. И нормально.

– Зато голов сразу больше будет.

– Так я про что и говорю! Ха-ха.

Тренерское будущее

– У вас все никак не срастается с тем, чтобы стать тренером вратарей?

– Нет. Не срастается. Мне кажется, мне бы интересно было.

– Из россиян, поигравших в НХЛ, тренером там же смог стать только Сергей Гончар. Именно войти в штаб, а не быть тренером по развитию, как, например, Евгений Набоков или Сергей Самсонов. Много раз приходилось слышать, что там невозможно стать своим, даже если ты 20 лет отыграешь и будешь идеально говорить по-английски.

– Не скажите. Понимаете, здесь люди смотрят на то, чего ты добился. Если тебя уважают, если ты сделал для лиги и хоккея много, то к тебе и отношение соответственное. Ну а если не сделал – не обессудь. Мне очень было приятно, когда “Анахайм” меня недавно позвал на матч, чтобы я со всей семьей вбросил шайбу перед игрой с “Торонто”. Это большая честь, что помнят твой вклад в успехи клуба. Что любят, что уважают, что ждут. Безумно приятно. Так что такая версия неверна. Взять того же Гончара, как к нему относятся в том же “Питтсбурге”. Как Славу Фетисова уважали в “Нью-Джерси”, не говоря уже о “Детройте”. Тут другие факторы. Как к Сашке Овечкину относятся! И поверьте, если он захочет – спокойно останется работать в “Вашингтоне” по окончании карьеры.

– Не просто ведь так в НХЛ всего три европейских тренера: Гончар, Юсси Парккила, отвечающий за вратарей в “Колорадо”, и только что приглашенный “Лос-Анджелесом” Марко Штурм.

– Но ведь есть же европейцы! Просто нужно попадать в правильное время в правильное место. Что далеко не всегда случается. Чтобы тебе немножко повезло. В НХЛ огромное количество игроков. Каждый год кто-то заканчивает, в том числе – высококлассные. Некоторые из них хотят работать. А когда ты попал в тренерскую обойму – ты на слуху, даже меняя клубы. А когда не на слуху – тебя начинают потихоньку забывать. Появляются новые имена, новая рутина, новая суета. И никто не знает, хочешь ты еще тренировать или уже переключился на что-то другое.

– Если пойдете в тренеры вратарей – придется снова на арене жить.

– Так это классно! Ты там всю жизнь провел. Подтрибунные помещения, все те же люди, все это знакомое до боли. Часть твоей жизни. Чем ты жил долгое время.

– А Мартин Бродер наоборот – говорит, что устал жить на арене. Он же пробовал тренировать Джейка Аллена. Но ему быстро надоело. Так что он предпочитает менеджерские функции, позволяющие чаще бывать дома.

– Так ведь он все равно приходит на каждую тренировку. Смотрит, оценивает. Все то же самое. Только на лед не выходит. В скольких я командах играл – “джиэмы” всегда были на работе. Каждый день.

– Может, вам в России тренером вратарей поработать? В КХЛ-то побыстрее работу найдете.

– Думаете?

– Вы же вратарь с именем.

– Для России мне надо будет подождать.

– Чтобы дети выросли?

– Да. Детей в университеты отправить.

– Это долго.

– К тому времени могут и забыть. Сыну 13 лет, дочке 15. С другой стороны, это кажется, что долго. Раз-два-три – и все.

Кулемин, зарплаты "Автомобилиста"

– К вопросу о детях. Вы же слышали о скандале вокруг Николая Кулемина, хотевшего для своих детей жизни в свободной и демократической стране?

– А когда он давал это свое свидетельство для суда?

– Больше года назад.

– Ну так. Он ведь на тот момент и в России-то не был. Играл в НХЛ. Каждый человек сам выбирает то место, где он хочет жить и растить своих детей. Это его мнение. И мы должны его уважать. С чего вдруг клеймить? Если он решает, что ему лучше быть гражданином Канады, и хочет, чтобы его дети росли там – он имеет на это полное право.

– Само собой. Но вы же понимаете, насколько ревностно к этому многие отнеслись в России, учитывая, что он теперь играет тут.

– Людям нужно поменьше смотреть телевизор. У нас существует такая культура, и это плохо. Из-за этого иной раз появляется какая-то агрессия к окружающему миру. Да даже внутри страны к самим себе. Часто какое-то искаженное представление об окружающем мире, о других странах, о мыслях людей из этих стран…

В этот момент телефонная связь с Брызгаловым прервалась. Перезваниваю.

– Связь почему-то прервалась.

– Так правильно – вы же политику начали затрагивать. Мы только заговорили – и пожалуйста (смеется). Так вот, когда я приезжаю в Россию – чувствую, что восприятие порой искажено. Общаюсь-то я часто. А мир по-другому устроен – не совсем так, как вещают из телевизора.

– Мы в “СЭ” раскрыли зарплаты “Автомобилиста”, планируем раскрыть и остальных клубов. Все к этому очень спокойно отнеслись, кроме самого “Автомобилиста”. И вот не можем понять, то ли народ к такому не готов, о чем все время говорят менеджеры, то ли сами клубы.

– Чем меньше секретов – тем спокойнее и свободнее общество. Поговорили о зарплатах, обсудили. И начинаешь к этому привыкать. А когда это все безвестное, когда только слухи и домыслы – это же только повод для интриг. Людям надо больше доверять. Я совсем не удивлен, что кроме клуба никто не возмутился, что никакой реакции. Кого этим можно удивить? Все примерно догадываются, сколько хоккеисты зарабатывают. У кого-то больше, у кого-то меньше. Мы же все знаем, сколько зарабатывают в госкорпорациях. Сколько зарабатывают учителя или работники медучреждений. Все все знают. В чем тут секрет?

– Аргумент менеджеров – Россия не готова.

– Ты платишь игроку столько-то и должен обосновать, почему ты ему столько платишь. Вот этот парень получает 3 миллиона долларов. Но он и забивает по 40 голов за сезон. Поэтому и получает. И объяснить ты это легко можешь. А если он забивает один гол и получает условно 3 миллиона – попробуй объясни, почему так. Какие тут основания.

– Собственно, одна из целей раскрытия всех зарплат с нашей стороны – добиться ответственности со стороны менеджеров.

– Совершенно верно. Тут ведь как: это ответственность, это надо знать хоккей, это надо уметь объяснять, если тебе задают вопросы. А кому нужна эта лишняя головная боль? А если там еще и коррупционная составляющая вдруг есть? Ой… Кто знает. Все должно быть прозрачно. Тогда будет меньше вопросов. Тогда будет куда выше уровень ответственности у руководства. И сама КХЛ станет гораздо лучше. Чего прятаться-то? Сколько можно запрещать и прятаться? Из всего делать тайну? Это какие-то советские привычки. Менталитет людей никуда не делся. При этом страна у нас готова ко всему.

Газета № 7795, 27.11.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...