20:45 25 июля | Хоккей — КХЛ
Газета № 7691, 26.07.2018

Гранатометчик, браток и партнер Овечкина. Кто они – судьи КХЛ?

Судьи КХЛ. Фото Алексей ШЕВЧЕНКО, "СЭ"
Судьи КХЛ. Фото Алексей ШЕВЧЕНКО, "СЭ"

Корреспондент "СЭ" побывал на предсезонных сборах ведущих российских арбитров

Алексей ШЕВЧЕНКО
из Новогорска

ТЕСТ "ЙО-ЙО": ОБОШЛОСЬ БЕЗ ОБМОРОКОВ

– Почему я не работаю на чемпионате мира? – судья Сергей Кулаков постоянно подходил к Дэнни Курману и уточнял свой статус.

Курман – будущий глава судейского комитета в ИИХФ, и от него зависит, кого будут приглашать на турниры, кто получит свой шанс, а кто – нет. Кулаков знал, у кого спрашивать.

– Не знаю, – буркнул Дэнни.

– Вот потому я и задаю этот вопрос, – не отставал Кулаков.

Повисла неловкая пауза. Всем хотелось понять, добьется ли своего арбитр из Твери.

– Если придешь первым на тесте "йо-йо", то получишь сразу финал, – пообещал будущий глава департамента.

Кулаков взбодрился. Правда, первым он не пришел, но выложился максимально.

Тест "йо-йо" – это самое тяжелое испытание, про него говорят каждый год, а главный арбитр КХЛ Алексей Анисимов даже обещал, что кто-то будет падать без сознания.

– Там так сложно, – запугивал он меня. – Люди могут не встать, их рвет.

Я осторожно кивал и просил, чтобы меня пустили на базу, чтобы увидеть это вживую.

– Правила прохождения теста простые, – объявлял Анисимов судьям. – По сигналу надо пробежать двадцать метров, заступить за линию, затем двадцать метров обратно и десять секунд пауза. Обязательно заступать за линию, а не как я пять лет назад.

Кто-то хмыкнул. Вероятно, из ветеранов.

Михаил Карпушин, руководитель департамента судей ФХР, ходил невозмутимым и никаких ужасов не ждал.

– Утром было взвешивание, – рассказал он. – И все в прекрасной форме. То есть готовились к сезону абсолютно все. Это даже удивительно. Раньше, помню, могли приехать с весом в 120 килограммов.

– Норматив-то какой? – уточняю я.

– Да нет никакого норматива, – объяснял Карпушин не только мне, но и арбитрам, которые прислушивались. – Надо пробежать, как можно большую дистанцию. Мы все равно по пульсу всех контролируем и если у кого-то будет зашкаливать, то снимем.

– Что надо сделать, чтобы услышать: "Парень, ты не готов"?

Карпушин задумался.

– Метров пятьсот пробежать только.

Никто меньше километра не пробежал и если поначалу я следил за лучшими, то потом утратил интерес. Все в порядке. Хотя по мне так это тест на характер. У Эдуарда Одиньша пульс уже был 195, а он продолжал выполнять задание и вообще не напоминал человека, у которого все тяжело. Его сняли с забега, но он бы бегал еще час.

Конечно, после окончания забега кто-то судорожно ходил, пытался восстановить дыхание. Но обмороков не было.

ЧЕШСКИЙ СУДЬЯ БЫЛ ОДНИМ ИЗ ЛУЧШИХ

Я пошел посмотреть на другое поле. За заборчиком лежал чешский арбитр Мартин Фране.

– Вы чего это? – удивился я.

– Может, не заметят? – ответил он. – Тесты пройдут, и я выйду. А если спросят где был, то скажу, что русский вообще не знаю.

Франье рассказывал все это на чистом русском. Я уж испугался, что он реально хочет спрятаться, но оказалось, что арбитр просто разминался.

На тестах он был одним из лучших.

Были и настоящие герои. Так один из арбитров теперь бегает марафоны и для него такой тест – разминка. А лайнсмена Александра Чернышева вообще ставили в последнюю группу.

– Он может бегать очень долго, так что мы пойдем на обед, вернемся, а он все будет бегать, – пояснил Анисимов.

Главная проблема на этих сборах – разобраться с прозвищами судей. Например, кого-то называют гранотометчиком.

– Воевал что ли? – уточняю я Анисимова.

– Да нет, – отмахивается он. – Просто иногда судит нормально, все отмечает по делу, но как иногда свистнет вообще не в тему. Словно гранату выбросил, чеку сорвал.

Одного арбитра называли представителем ОПГ, "братком".

Попытаюсь угадать, - говорю я Анисимову. – Работает, работает и вдруг с кем-нибудь жестко столкнется на льду?

– Не, – усмехнулся Анисимов. – По молодости действительно в ОПГ состоял, но вовремя одумался.

Я запомнил этого судью, и теперь всегда-всегда буду писать про него хорошо.

КОМУ-ТО ПЕРСТНИ, А КОМУ-ТО – ИЗДЕВАТЕЛЬСКИЕ ШУТОЧКИ

В первый день всех участников сборов собрали в зале и вручали награды. Девять человек получили дорогие перстни за то, что провели 500 матчей в КХЛ. Кому-то вручали памятные доски за сезон. Новички представлялись. Спуску никому не давали.

Мочалов Владимир. 33 года. Город Москва, – вышел один из новобранцев. – Отработал шесть сезонов в качестве главного судьи. Женат. Ждем первенца, и я не хочу пока знать пол ребенка. Хоккейная школа "Динамо" (Москва).

– Расскажи, кто тебе шайбы подавал в школе? – крикнули ему.

Мочалов смутился и молчал.

– А шайбы ему подавал Александр Овечкин, – продолжил Карпушин.

Раздались аплодисменты.

Говорят, что в те далекие времена Мочалов считался не менее талантливым, чем Александр. Интересно будет на него посмотреть в КХЛ.

Вышел другой новичок. Представился.

– Воспитанник СКА Санкт-Петербург, – начал он с козырей.

– Сейчас у Шевченко вопрос будет? – подбодрили меня из президиума.

– Вы сами будете выбирать матчи, на которых хотите работать? – спохватился я.

Не давали спуску никому, даже Анисимову.

– А этот арбитр удивил меня тем, что серьезно занимается серфингом, – говорил Алексей, представляя лайнсмена Никиту Шалагина. – Лично видел, как он пытался покорить волну.

– Вы чего в отпуске вместе были? – раздался недовольный голос из глубины зала.

На табло высветились штрафы арбитрам за вероятные нарушения режима. Цифры божеские, но теперь нет никаких угроз, что кто-то нарушит режим. Чаще всего наказывают за телефон, который может зазвонить во время обеда.

Времена, когда на таких сборах была большая гулянка, прошли давным-давно. ​

 

Газета № 7691, 26.07.2018
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...