Денис Дмитриев: "Ночь после победы спал в радужной майке"

15 апреля. Гонконг. Денис ДМИТРИЕВ. Фото REUTERS 15 апреля. Гонконг. Денис ДМИТРИЕВ. Фото REUTERS
15 апреля. Гонконг. Денис ДМИТРИЕВ. Фото REUTERS
Единственный в российской истории чемпион мира по велотреку в спринте Денис Дмитриев – о долгожданной победе в Гонконге, проданной олимпийской машине и мечте, которая должна осуществиться на Олимпиаде-2020 в Токио.

Вы очень долго ходили вокруг да около этой победы – дважды были вторым на чемпионате мира, дважды – третьим. Сейчас уже пришло осознание, что долгожданная цель, наконец, достигнута?

– Прошло несколько дней, но я до сих пор не могу это понять. Знаменитая белорусская гонщица Наталья Цилинская, с которой мы летели домой одним рейсом, сказала, что осознание придет, когда надену чемпионский комбинезон. По правилам, весь следующий год я должен буду ездить на соревнованиях в специальной радужной форме, чтобы все видели – это чемпион мира. Пока мне выдали только майку, комбинезон еще нужно будет сшить.

– Эту майку вы наверняка уже примерили?

– Конечно. Я в ней даже спал первую ночь после победы! Это такая традиция.

– Спортсмены зачастую чувствуют, будет сегодня удачный день или нет. В какой момент у вас появилось ощущение, что чемпионат мира сложится, как надо?

– Наверное, когда накануне финалов я выиграл квалификацию. Такое случилось всего второй раз за всю мою карьеру. И тут я понял: "Все, это мой чемпионат, никому его не отдам!" Естественно, в финалах мандраж все равно присутствовал. Но гораздо в меньшей степени, чем это обычно у меня бывает.

– Как прошли первые часы после победы?

– После финала меня очень долго мучили на допинг-контроле. Точнее, я мучил допинг-офицеров, пока все-таки не сдал пробу. До номера добрался только во втором часу ночи, мы немного посидели с тренерами, выпили по бокалу шампанского. Оставался еще один день турнира, так что расслабиться толком не смогли. А вот уже после финиша чемпионата мы всей командой пошли в ресторан. Там были тосты, веселье – все, как полагается!

– Что принесло вам более яркие эмоции – эта победа или бронзовая награда с Олимпийских игр в Рио?

– Честно говоря, на Олимпиаде я особенной радости не испытал. Я максималист, а третье место – это не то. К тому же в велосипедном мире победа на чемпионате мира очень высоко ценится. Для меня это долгие годы было мечтой. Тут важна даже не только медаль, а майка и статус, которые к ней прилагаются. Во всем этом есть какая-то магия.

ЖДУ НЕ ДОЖДУСЬ НАТУРАЛИЗАЦИИ ПЕРКИНСА

– Насколько тяжело вам далось решение отказаться на чемпионате мира от участия в командном спринте?

– К сожалению, в этой дисциплине у нас пока дела обстоят не так хорошо, как в личном спринте или в командном спринте у девчонок. Мы имеем двух сильных спортсменов – Павла Якушевского и меня, а третьего человека не хватает. Обычно я езжу в команде второй этап, но накануне чемпионата мира на кубковых этапах попробовали меня поставить на третий. Получилось не очень, потому что тогда мы начинаем проседать на втором этапе. Выходит, как бы мы ни менялись позициями, на медали рассчитывать сложно. А сил на командный спринт в Гонконге у меня ушло бы много. Поэтому было принято тяжелое решение пожертвовать командным видом в пользу индивидуального.

– В этой связи вы наверняка с энтузиазмом восприняли новость о переходе в российскую сборную австралийца Шейна Перкинса, который как раз может заполнить третье место в команде?

– Конечно. Жду не дождусь, когда закончится бюрократическая волокита и Шейну дадут российский паспорт. С его приходом у нас сразу появляются два дополнительных шанса на медали – это командный спринт и кейрин. Единственное, мы сразу договорились, что никаких поблажек не будет. Перкинс будет участвовать в чемпионате России, и только если там займет призовое место, попадет в нашу сборную. Думаю, он без проблем с этой задачей справится, но важно, чтобы было все по-честному.

– Чисто по-человечески вы с Перкинсом нормально общаетесь? Все-таки долгое время были конкурентами.

– Мы не совсем конкуренты, потому что Перкинс больше специализируется в кейрине, а я – в спринте. Мы отлично общаемся, и перед чемпионатом мира Шейн мне сильно помог. Мы как раз проводили сбор у него дома в Брисбене. И Перкинс, хотя ни к каким соревнованиям не готовился, отработал сбор по полной программе. Он очень сильный спарринг-партнер, а когда на тренировках тебя кто-то постоянно подстегивает – это хорошо.

– После олимпийской бронзы вы, казалось, утратили мотивацию и пропустили чемпионат Европы. Как удалось так быстро вернуться в соревновательное русло, да еще и в лучших кондициях, чем прежде?

– Когда приехал из Рио, я ощутил какое-то нереальное опустошение. Эйфория ушла, и появилось понимание, что сил нет вообще – ни физических, ни психологических. Благодарен нашему тренерскому штабу, что дали мне отдохнуть столько, сколько было нужно. Я не участвовал ни в чемпионате России, ни в чемпионате Европы. Вместо этого перевел дух, а потом не спеша начал втягиваться в тренировки. Затем поехал на второстепенные соревнования в Японию, где было без разницы – первым я приехал или последним. И вот так постепенно я начал чувствовать форму, появилось огромное желание выступать. Результат говорит сам за себя.

– Почему к очередному сезону вы решили готовиться именно в США?

– Мы провели в США январь и февраль, потому что стартовые этапы Кубка мира были на Американском континенте – в колумбийском Кали и в Лос-Анджелесе. Удобно, когда на соревнования короткий перелет и не надо адаптироваться к разнице во времени. Плюс мне очень нравится трек, на котором мы там готовились. Он безумно тяжелый, неудобный, но для тренировок просто идеален. После него приезжаешь на соревнования и сразу чувствуешь запас мощности. Я уже трижды подряд выигрывал в Колумбии именно после тренировок на этом треке.

- Какую роль сыграл в вашей победе французский тренер Бенуа Ветю, который ранее работал в нашей сборной?

– Наверное, это один из самых выдающихся людей, кого я вообще встречал в своей жизни. Ветю абсолютно уникален – как тренер, психолог, просто как человек. Он до сих пор всегда знает, что сказать мне в каждую конкретную минуту. Нервничаю я или, наоборот, слишком в себе уверен, Ветю это каким-то образом считывает и говорит ровно то, что мне нужно в данный момент. Мы хорошие друзья. По мере сил Ветю до сих пор продолжает меня консультировать.

– Сильно расстроились, когда четыре года назад Ветю покинул пост старшего тренера нашей сборной?

– Расстроился – это очень слабо сказано...

15 апреля. Гонконг. Денис ДМИТРИЕВ. Фото REUTERS
15 апреля. Гонконг. Денис ДМИТРИЕВ. Фото REUTERS

ЛЮБЛЮ ПОЕСТЬ, ОСОБЕННО СЛАДКОЕ

Судя по соцсетям, на сборах вы сидели на диете, хотя для велосипедистов проблема лишнего веса обычно не актуальна?

– Лично для меня она как раз актуальна. Беда с метаболизмом: как бы много ни тренировался, но стоит чуть расслабиться, сразу откладываются лишние килограммы. А поесть я люблю, особенно сладкое. Мне это трудно дается, но обычно месяца за три перед крупными стартами я сажусь на строгую диету. У нас в команде есть замечательный доктор и диетолог Вячеслав Ефремов, который очень сильно мне помогает. Расписывает полный рацион, следит за его соблюдением...

– Каким образом, закрывает на замок холодильник?

– Практически да! Особенно тяжело бывает через недели две после того, как начнешь "сушиться". Нагрузки большие, сахара не хватает, и тебя буквально трясет. Порой в такие дни ноги сами ведут на кухню. Но в ту же секунду появляется Ефремов с криком: "Закрой холодильник, ты что делаешь?!"

- После исторической победы вы наверняка позволите себе чуть расслабиться?

– Конечно. Только, к сожалению, потом все эти килограммы придется сгонять обратно. Ну, ничего, я в принципе, привык так жить.

Почему решили продать автомобиль, подаренный вам за медаль Олимпиады?

– До Олимпиады у меня уже был автомобиль той же марки, только в старом кузове. Когда открыл багажник подаренной машины, понял, что у меня туда просто ничего не влезет. Я же вожу с собой по два велосипеда в коробках, две огромные сумки. А держать два автомобиля в семье нам пока не по карману. Поэтому олимпийскую машину решили продать в пользу улучшения жилищных условий. В конце лета мы с женой и сыном должны переехать в новую квартиру.

– Много было желающих купить памятный автомобиль?

– Честно говоря, не очень. Куда больше было звонков от журналистов, чем от покупателей. Машину в итоге продали знакомым знакомых.

– После Олимпиады у вас родился сын. Как удается сочетать тренировки с уходом за маленьким ребенком?

– Сначала у меня тоже были опасения. Но когда 12 ноября родился наш Дмитрий Денисович, понял, что ребенок хоть и забирает много энергии, но возвращает ее в два раза больше.

– Ваш новый товарищ по команде Перкинс, кстати, запомнился тем, что после победы на чемпионате мира совершил круг почета с маленьким сыном на руках.

– Да, я помню этот момент. Уже представлял, что когда буду выступать на Олимпийских играх в Токио, сын будет сидеть на трибунах и кричать: "Папа, давай!"

4
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (4)

adamantane'

Умница: так и надо - быть максималистом и удовлетворяться только первыми местами, даже на Олимпиадах!

16:30 9 мая

Bache Gabrielsen

Молодец. Так держать !

19:17 18 апреля

vik64

Молодец! Хоть сдвиг наметился на треке у нас. Появились большие победы.

19:03 18 апреля

Assorti

Класс, есть чемпион мира в спринте!

16:34 18 апреля