18:30 29 октября | Легкая атлетика
Газета № 7781, 10.11.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Русский винегрет из допинга»

Винегрет из допинга. Такого вы еще не видели

Допинг-контроль. Фото REUTERS
Допинг-контроль. Фото REUTERS

История российской спортсменки, поставившей эксперимент на себе.

Метательница молота Татьяна Качегина сдала допинг-пробу, в которой были обнаружены сразу четыре (!) запрещенных препарата. Несколько недель назад Всероссийская федерация легкой атлетики (ВФЛА) отправила Качегину в четырехлетнюю дисквалификацию. В ее допинг-пробе содержались: мельдоний, станозолол, гормон роста и туринабол. Столь обширного набора препаратов не находили, пожалуй, еще никогда.

– Такого "винегрета" нам еще не попадалось, – признают сотрудники РУСАДА. – Два анаболика, гормон роста, да еще и мельдоний до кучи. Никто не думал, что такое возможно в XXI-м веке.

Тем более удивительно, что Качегина не является спортсменкой мирового уровня. Похоже, уже после приема всех этих препаратов, она метала молот на соревнованиях в район 55 метров. Это еле дотягивает до норматива мастера спорта. Получается, допинг бесполезен? И зачем тогда 29-летняя метательница вдруг решила превратить себя в ходячую аптеку?

"Переход в Москву воспринял как удар в спину"

До допингового скандала Качегина считалась обыкновенной спортсменкой среднего уровня. После выхода из юниорского возраста она на протяжении нескольких лет метала снаряд в район 59-61 метра. Этого достаточно, чтобы выходить в финал чемпионата России, но не более того. Потом, в 2016-м, сумела прибавить к результату еще три метра. Но все равно, даже об участии в международных соревнованиях речи не шло.

Как говорят специалисты, основная проблема у Качегиной была в технике. Метание молота – сложно-координационный вид. Если движение не поставлено правильно с детства, потом как ни качай мышцы – результата не будет. Собственно, история спортсменки как раз это подтверждает.

Интересно, что в попытке что-то поменять Татьяна в январе этого года уехала из родного Смоленска в Москву. Местный тренер Александр Пучков остался на нее очень обижен.

– Она вела все переговоры с Москвой за моей спиной, занималась сбором документов, а я даже ни о чем не знал, – заявил Пучков в интервью "СЭ". – Мне она потом заявила, что не видит условий для роста результатов и как тренер я ее не устраиваю. Воспринял это как удар в спину. Привык доверять людям, с которыми работаю, а если человеку говоришь одно, а делает он потом совсем другое... Но все равно, новость о ее дисквалификации стала шоком. У меня она регулярно проходила допинг-контроли, никогда никаких вопросов не было. Я, как человек с двумя высшими образованиями, прекрасно понимаю, что подобные вещи недопустимы.

В Москве Качегина стала тренироваться у Сергея Васильева. Опытный 66-летний специалист широко известен в метаниях, но каких-то супер-результатов его ученики в последние годы не добивались. Ключевой момент: тогда же, в январе, Качегина была включена в расширенный пул тестирования РУСАДА. По каким критериям она туда попала – не совсем ясно, ведь даже призером чемпионата страны спортсменка не была.

Но тем не менее, с зимы этого года Татьяна должна была предоставлять в РУСАДА полную информацию о своем местонахождении. Каждый день, и все 365 дней в году, она обязана была оставаться в зоне доступа допинг-офицеров. И самое удивительное, что похоже, Качегина дисциплинированно отправляла все сведения. Во всяком случае, по этой части у РУСАДА и родной федерации вопросов к ней нет. Но логика не сходится: зачем одной рукой употреблять допинг, а другой – писать допинг-офицерам, где ты находишься?

Дальше – больше. Весной спортсменка перенесла операцию на колене, но относительно быстро восстановилась и стала выступать на соревнованиях. Причем выступала много и везде, где можно: на Мемориале Знаменских в Жуковском, чемпионате Москвы, Мемориале Евстратова...

На любом из этих турниров у Качегиной могли бы взять допинг-пробу. Но взяли в итоге дома, в рамках внесоревновательного тестирования. В конце июля проба была сдана, и после известий о том, что она оказалась положительной, спортсменка вообще пропала с горизонта.

– Мы пытались связаться со спортсменкой, но она не отвечала ни на почту, ни на телефон, – заявила "СЭ" антидопинговый координатор ВФЛА Елена Иконникова. – В итоге, объяснительной в течение 14 дней мы не получили. Слушания прошли заочно. Срок дисквалификации составил стандартных четыре года.

Васильев: Допинг Качегиной только помешал

– Откуда в пробе вашей ученицы взялись сразу четыре запрещенных препарата? – вопрос личному тренеру Качегиной Сергею Васильеву.

– А почему этот вопрос вы задаете мне?

– Потому что вы ее личный тренер и несете за нее ответственность.

– Извините, но я имею дело со взрослыми людьми. С Татьяной я на тот момент работал всего три месяца. Она пришла от другого тренера, казалась вполне адекватной. Спорт для нее в жизни значил очень много, она действительно очень хотела результатов.

– Вы обсуждали с ней вопросы допинга?

– Этот вопрос вообще никогда не стоял. Для нее даже смысла не было употреблять допинг – он бы ей только помешал. Нужно было менять методику, технику, и у нее было огромное желание метать далеко. Я ей так и сказал: если продолжать ту же методику, результата не будет. Я заставлял ее участвовать во всех подряд российских соревнованиях. Сами подумайте: я что, самоубийца, выпускать ее на турниры, где есть контроль?

– Тогда самоубийца Татьяна: зачем, зная, что она состоит в пуле тестирования РУСАДА и регулярно участвуя в соревнованиях, продолжать употреблять такой букет препаратов?

– Там такие препараты, что они могут выводиться из организма годами. Так что, когда именно она их приняла, вопрос открытый.

– Как она сама объяснила свою положительную пробу?

– Она пропала с горизонта, уехала домой и перестала выходить на связь. По-человечески, я ее понимаю: для нее спорт был всем. Поначалу даже волновался, чтобы с ней все было в порядке. Если честно, я ее не виню. Видимо, ей кто-то что-то сказал, а она поверила. Девочка она разумная, но вот так случилось...

Вопросы без ответов

Сага Качегиной может быть просто историей личной глупости, или невнимательности, или бог знает еще чего. Но проблема в том, что таких, как Татьяна – пусть и не с четырьмя запрещенными препаратами в организме, а "всего" с одним – у нас десятки и сотни. И все всегда повторяется: личные тренеры говорят, что ничего не знали и не видели, спортсмены все отрицают или вовсе исчезают.

Потом сроки дисквалификации заканчиваются, тренеры постепенно возвращаются на передовую, спортсмены порой тоже. Кто конкретно был виноват в том или ином допинговом скандале, что именно случилось, где и на какие деньги был куплен препарат... Ответов на эти вопросы практически никогда не находится.

Между тем, дело ведь не в том, чтобы избавить российскую легкую атлетику от спортсменки Качегиной. Или даже объявить выговор или уволить заслуженного тренера Васильева. Важно разобраться – и не показательно, а системно – что произошло, и кто за это ответит. Рычагов для такого расследования нет даже у РУСАДА, не говоря о федерации. Теоретически могло бы вмешаться официальное следствие – ведь за распространение допинга у нас предусмотрена уголовная ответственность. Но подобных прецедентов у нас до сих пор практические не было.

Но на деле, механизм пока не работает. И эта история, как и множество ей подобных, так и останется вопросами без ответов.

Газета № 7781, 10.11.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...