19:00 5 марта | Лыжные гонки
Газета № 7868, 06.03.2019

“В сборной Норвегии нет лыжников с терапевтическими исключениями”

Норвежский лыжник Йоханнес Клебо и журналист норвежского издания VG Лайф Велхавен.
Норвежский лыжник Йоханнес Клебо и журналист норвежского издания VG Лайф Велхавен.
Норвежцы не видят поводов для дискуссии о "легальном допинге".

Слова президента Федерации лыжных гонок России Елены Вяльбе о “легализованном допинге” норвежцев в виде терапевтических исключений быстро разнеслись по норвежским СМИ. Ей уже ответил менеджер сборной Норвегии Видар Лефшус, заявив, что используемые препараты не повышают работоспособность. “СЭ” поговорил с одним из самых известных лыжных журналистов Норвегии Лайфом Велхавеном. С начала 2000-х он работает в издании VG и для других ресурсов, комментирует гонки и сам занимается спортом и бизнесом. В последние годы он также стал победителем нескольких национальных марафонов. Словом, информации о спортивной жизни Норвегии в его голове за эти годы накопилось достаточно.

Победы норвежцев – проблема для лыж

– Вы отработали весь чемпионат мира, как вам в целом атмосфера в Зефельде? И в смысле организации, и в смысле погоды?

– Это был крутой чемпионат. Много болельщиков, солнца, погода была по-настоящему плохой, может быть, день или два. Спортивная часть была очень хороша.

– Была еще какая-то часть? Вы имеете в виду допинг?

– Да. Это был кошмар. Рейды полиции и публикация доказательств, которые просто шокировали всех. Это происходило прямо на чемпионате, рядом. Причем надо отделять произошедшие события от других, схожих. В данном случае все было настолько кристально очевидно! Это просто неприемлемо.

– Перед поездкой на чемпионат вы предполагали, что мужская норвежская команда возьмет в лыжных гонках все золотые медали?

– Каждая страна любит выигрывать, но для спорта победы норвежцев – большая проблема. Очень важно поддерживать интерес во многих странах, а если одна страна выигрывает почти во всех гонках, конечно, это влияет на развитие лыж в других странах. Особенно тяжелая ситуация сейчас в центральной Европе. Например, в Германии, у которой ранше было столько хороших лыжников. В похожей ситуации – Франция, Австрия, Италия. В долгосрочной перспективе очень опасно, если разыгрывать медали так и будут Норвегия, Швеция и Россия.

– Но вы ожидали русско-норвежско противостояние или не выделяли Россию среди других участников соревнований лыжников?

– Конечно, Россия стояла особняком, и предполагалось, что Россия будет ближе к нам в плане результатов. Например, в эстафете все вышло не так конкурентно, как думали в Норвегии. Конечно, я ожидал доминирования норвежцев, но думал, что русская угроза будет сильнее. Большунов провел хороший чемпионат, но он мог быть на ступень выше и реально бросить вызов норвежцам в борьбе за золото. Также ожидалось, что Устюгов будет сильнее. Я в некотором роде удивлен.

Сложилось ощущение, что русские наивны

– Почему россияне не смогли победить хотя бы в одной гонке?

– Трудно сказать, но думаю, норвежцы провели идеальную подготовительную работу. У наших спортсменов были прекрасные лыжи, ситуация менялась, но в решающие моменты, в пограничных ситуациях норвежские лыжи были лучше. У россиян собралась хорошая команда, того же Большунова, кажется, удалось вывести на пик формы. Мне сложно судить, почему он не выступил лучше.

– В России многие говорили о прямолинейности наших лыжников, отсутствии спортивной хитрости. Согласны?

– Да. У норвежской сборной была четкая тактика. Например, перед финишным отрезком был важный спуск, и норвежцы никогда на него не выходили первыми. Или, например, в 50-километровом марафоне не совсем понятно, как Холунну дали уйти так далеко перед началом погони. Да, Большунов предпринял хорошую попытку, но с точки зрения тактики было странно наблюдать за некоторыми его действиями. Сложилось ощущение, что русские наивны. Но ведь тактика – часть спорта. Возможно, России стоило лучше подготовиться тактически.

– Большунов сам говорил, что в марафоне ему не помогали партнеры по сборной. Да и Устюгов в недавнем интервью прошелся по своим.

– Это может быть очень важным моментом. В нашей сборной каждый ощущает себя частью команды, это воспитывается и сидит на подкорке, это в основе норвежского мышления. Например, если на 50 километрах вперед уходит один норвежец, остальные ему помогают. Если они понимают, что их шанс на золото сегодня невелик, то они уступят и поддержат соотечественника.

– Сундбю признавался, что он своими интервью на чемпионате пытался надавить на Большунова. Норвежские спортсмены рассматривают коммуникацию со СМИ как элемент борьбы?

– Вполне возможно. Не знаю, насколько это системно, но общение с прессой – это часть игры.

– На ваш взгляд – что не так с Устюговым? Его эмоциональный выплеск и столкновение с Клебо могли подорвать уверенность?

– В спринте он был, как показалось, перезаряжен эмоциями, и в итоге это вылилось в странное поведение. Жюри приняло логичное решение, протому Устюгов совершил нарушение. Возможно, у него были проблемы с уверенностью на этом чемпионате. Затем произошло что-то непонятное в эстафете, когда гонка закончилась за круг до финиша. Даже Клебо этого, уверен, не ожидал.

Лыжи очень важны для национальной гордости норвежцев

– Как победить норвежцев? Были бы вы тренером россиян или шведов – что бы посоветовали?

– Систематические тренировки! Честно сказать, в норвежском успехе нет большого секрета. Тактическая выучка, культура ежедневной помощи друг другу, профессиональный менеджмент плюс нужны ресурсы, чтобы постоянно проводить исследования, улучшать экипировку, лыжи.

– Если мы скажем, что в Норвегии лыжи – это религия, это не будет преувеличением? Мы много говорим о тактике, но неужели не влияет тот факт, что у вас просто все катаются – на выходных, в школах, секциях?

– Это зависит от региона страны. Например, на Западе, во втором по величине городе, Бергене, снега не так много, и там не катаются. Для многих людей это важно, но не надо думать, что у нас все на лыжах ходят круглый день. Хотя интерес невероятный. Показывает телевидение, пишут газеты, и рейтинги запредельные. Возможно, это из-за того, что Норвегия – это маленькая страна, и возможность быть первыми в мире в чем-то провоцирует этот интерес. А другого такого спорта нет. Религия? Наверное, это преувеличение, но небольшое. Лыжи очень важны для национальной гордости норвежцев.

– Вы наверняка слышали слова Елены Вяльбе о том, что “россияне – первые среди здоровых”.

– Конечно (усмехается). Знаете, если мы отложим в сторону все патриотические чувства и посмотрим на это с нейтральной стороны, то я не понимаю, почему спортсменам должно быть запрещено принимать вещества, которые не находятся в допинг-листе. Я не понимаю, почему Вяльбе рассуждает на эту тему.

– Подождите, а как же терапевтические исключения? Сведения о них не раскрываются, но они вроде бы как раз и служат для того, чтобы легализовать прием запрещенных веществ. Неважно, норвежцы их принимают или кто-то еще.

– В моем понимании надо все-таки разделять прием запрещенных веществ, которые являются допингом, и других лекарств. Для этого и существует кодекс ВАДА. Пару лет назад публиковалось исследование совместной норвежско-шведско-финской группы профессоров, и они не нашли в лекарствах норвежской сборной ничего запрещенного с этической или медицинской точки зрения. Да, система терапевтических исключений имеет ряд слабостей и, возможно, там нужны изменения. Но по моей информации, сейчас в сборной Норвегии не принимают лекарств из запрещенного списка ВАДА. Соответственно если нет таких веществ – то не нужны и терапевтические исключения.

– Поясните – сейчас в сборной Норвегии нет ни одного лыжника с терапевтическим исключением?

– Насколько я знаю – нет. А это полностью меняет суть дискуссии.

Газета № 7868, 06.03.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ