Игорь Артемьев: «Ставим задачу войти в тройку популярнейших видов спорта в России»

17 мая 2020, 08:30
Председатель Высшего совета Федерации регби России, руководитель ФАС России Игорь Артемьев. Чемпионат России по регби может быть доигран в следующем году.
Председатель Высшего совета Федерации регби России, руководитель ФАС России Игорь Артемьев — о том, как регбисты переживают период пандемии, перспективах начала сезона и бюджетной политике федерации.

— Как вы оцените последствия, вызванные пандемией коронавируса для российского регби?

— Весь мировой спорт очень сильно пострадал. На восстановление финансовых и спортивных составляющих уйдет больше года. Удача для нас, что, еще не зная ничего про коронавирус, мы приняли решение о переходе турниров на новую систему осень-весна. Поэтому даже со смещением сроков старта, команды спокойно завершат соревнования в следующем году. Потеря двух-трех месяцев для нас не является фатальной, хотя есть риск, что игроки войдут в сезон не вполне подготовленными. Сейчас мы ведем переговоры с Минспорта и высшим руководством страны, чтобы уже в июне соревнования могли бы начаться без зрителей, но с телетрансляциями. В этом плане видна перспектива для российского регби попасть на экраны главных каналов страны, если мы начнем сезон раньше футболистов.

Но утверждать что-то преждевременно, поскольку слишком много неопределенности. В любом случае в преддверии каждого матча будет организовано тестирование на коронавирус всех игроков. Это простой тест, сейчас он зарегистрирован в Министерстве здравоохранения и дает высочайшую точность. Все клубы будут оснащены ими, поэтому мы можем гарантировать, что на поле будут выходить только здоровые спортсмены. Также федерация обратилась к властям различных регионов с просьбой разрешить профессиональным командам начать тренировочный процесс уже в мае, чтобы у игроков было достаточно времени набрать кондиции, но самое большое счастье, что у нас в сборных никто не заболел.

— Вы оцениваете текущую ситуацию как возможность для российского регби?

— Для нас очень важно начать сезон как можно раньше, чтобы в пространстве медиа мы появились одними из первых. Мы ставим задачу войти в тройку популярнейших видов спорта в России. Кроме того, на текущий момент не озвучена позиция Европейской федерации регби (Rugby Europe прим. авт.) по поводу международных соревнований, часть из которых отложены или законсервированы, но часть обязательно состоится. Например, Кубок европейских чемпионов по регби-7 в Санкт-Петербурге, без сомнений состоится, полагаю, что и чемпионат Европы будет доигран, возможно, и другие соревнования. Что касается готовности нашей федерации — сборных, тренеров, игроков, клубов — к тому, чтобы начать сезон при надлежащих мерах контроля, которые мы, подчеркну, уже обеспечили — все будут готовы.

Бюджет федерации остается прежним

— Если спортивная часть действительно не особо потеряла, а возможно и выиграла, то что насчет финансов?

— В чем-то нам повезло, но, возможно, мы просто оказались достаточно осторожными людьми. Когда планировали бюджет, то отказались от «монопольного» подхода к спонсорам. У многих федераций есть один большой партнер и нет диверсификации финансовых потоков. У ФРР около 60-ти спонсоров, все вносят относительно небольшой вклад в общие два миллиарда. Самый большой наш спонсор дает в год 100 миллионов рублей, то есть меньше одной двадцатой от общего бюджета. На данный момент мы столкнулись с тем, что только два партнера двукратно сократили поддержку. Но суммы не критичные. Остальные не прислали нам ни отказов, ни уменьшений. На сегодняшний день, то мы практически ничего не потеряли. Бюджет остается в размере около двух миллиардов рублей.

— А смогут ли клубы без потерь пройти нынешний трудный этап?

— На сегодняшний день средняя зарплата игрока клуба Премьер-лиги составляет около 140 тысяч рублей, — вы можете сравнить ее с зарплатами, например, футболистов или хоккеистов. Здесь нужно отметить великую преданность наших игроков и тренеров своему любимому виду спорта. Прямо скажем, на «Феррари» они не ездят. Тем не менее, наши девочки — шестикратные чемпионы Европы, мальчики — четырехкратные (по регби-7, прим. СЭ). Мы своевременно ввели так называемые предельные лимиты и на зарплаты игроков, и на бюджеты клубов для того, чтобы не превратить регби в высокоубыточный вид спорта и избежать всех этих проблем.

— Вы считаете среднюю зарплату на уровне 140 тысяч в месяц достаточной для профессионального регбиста?

— Федерация регби России установила минимальную планку оплаты молодых регбистов. Бывает так, что когда появляется талантливый регбист, у которого большое будущее, ему в 15-17 лет начинают платить несколько тысяч рублей и подписывают с ним, по сути, кабальный контракт. Чтобы этого не происходило мы, во-первых, внесли в наши регламенты специальные амортизаторы, которые не позволяют заключать кабальные контракты. Во-вторых, установили минимальный уровень, ниже которого платить молодому игроку нельзя. Более того, самые успешные наши регбисты, игроки сборной, находятся на двойном финансировании. Они получают деньги по линии ФРР и клубов, и по линии Министерства спорта. А это, например, для наших девочек, более 100 тысяч рублей в месяц дополнительно к озвученным выше цифрам. Их уровень зарплат будет расти, но расти не быстро. Нам нельзя допустить того, что случалось в футболе и хоккее. Иначе любой кризис, любая ситуация, связанная с нестабильностью в экономике, может привести к развалу.

Чемпионат России по регби может быть доигран в следующем году.
Чемпионат России по регби может быть доигран в следующем году.

Доигрывать чемпионат будем весной следующего года

— Как текущая ситуация скажется на инфраструктурных планах федерации?

— По всем этим проектам мы, в основном, находимся в стадии оформления земельных участков и проектирования. На эти работы деньги у Федерации регби России есть. Кроме того, бюджет федерации мы стали закладывать с профицитом. У нас есть резервный фонд, обычно составляющий 10-15 процента доходной части. И даже если кто-то из спонсоров от нас откажется, то будет «съеден» резерв, а наши жизненно важные программы не пострадают. Мы не отказались ни от программ реконструкции стадионов, ни от строительства. Но, поскольку бюджет Российской Федерации, прежде всего из-за катастрофического падения цен на нефть и пандемии, пострадает, то могут быть урезаны программы Министерства спорта. А часть объектов у нас среди тех, что финансирует именно оно. Их немного — пять в целом по стране. Мы ведем переговоры с министерством о том, что, поскольку это объекты вводные — они должны были быть введены в эксплуатацию в конце текущего, начале следующего года — их нужно завершить. Консервация обойдется бюджету в два раза дороже, чем достройка. А вот новые объекты пока, возможно, не будут начаты. В этом смысле ущерб и правда будет нанесен.

— Если сезон стартует в июне, изменится ли схема проведения чемпионата России?

— Поскольку мы уже перешли на систему осень-весна, то будем доигрывать чемпионат весной следующего года. Это решение было принято и доведено до клубов еще за год до текущих событий, и все к этому подготовились. Сейчас мы думали, как повысить зрительский интерес, и выбирали между тем, чтобы провести обычный двухкруговой турнир и вариантом, на котором в итоге остановились: турнир в один круг, когда каждый сыграет с каждым, а потом будет плей-офф.

— Как вы считаете, кто фаворит предстоящего сезона и на чьей стороне ваши симпатии, не считая, конечно, ЦСКА?

— Традиционно фаворитами будут наши красноярские лидеры — прежде всего, наш самый титулованный клуб последних лет, «Енисей-СТМ». Но я хотел бы заметить, что в сезоне 2019 года каждый мог обыграть каждого. Почему так произошло? Дело в том, что финансирование красноярских клубов и отношение красноярских властей к ним — за что я им безмерно благодарен — на протяжении десятилетий было таким, что столица российского регби переместилась в Красноярск. Но за последние два с половиной года мы нашли каждому клубу Премьер-лиги серьезного федерального спонсора. Например, «Норильский никель» поддерживает ЦСКА. Впрочем, я не буду сейчас перечислять всех наших спонсоров. Главное, что нет больше такого финансового разрыва, который был между нашими клубами-лидерами из Красноярска и клубами из других регионов. Теперь каждый может обыграть каждого, а наш чемпионат становится все более конкурентным. Этот сезон, если бы не пандемия, был бы потрясающе интересен. В первую очередь благодаря тому, что в Премьер-лиге появлялись такие клубы как ЦСКА и казанская «Стрела». Клубы стали приглашать тренеров из Новой Зеландии и Великобритании, призванных внедрить методики, используемые в лучших командах мира. Но этот процесс только начался.

С другой стороны, мы не стали увеличивать лимит на легионеров, но при этом организовали турнир дублеров, чтобы наша молодежь получала больше игровой практики. На Кубке мира в Японии Россия была одной из немногих команд, игравших без натурализованных игроков. Да, мы пока не достигли многого в «пятнашке», но мы многого достигли в семерке. Выиграли женский чемпионат Европы, мы выиграли все, что можно, в пляжном и снежном регби. Пять золотых медалей континентальных турниров мы принесли стране, и это сделали не натурализованные игроки — это сделали наши ребята из России.

Правда, нам хотелось бы, чтобы к нам из Австралии приезжали люди с фамилией Кузнецов, или Петров, или Сидоров. И чтобы они приезжали из Франции, из Новой Зеландии, из ЮАР. Мы эту программу начинаем, но только сейчас. И реализовывать ее будем с очень осторожностью, делая ставку на свои внутренние силы и, прежде всего, на развитие детского спорта.

Юрий Платика

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
17
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья