11:00 21 августа | ПАРАЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ
Газета № 7424, 21.08.2017

Павел Рожков: "Верю, что наши паралимпийцы выступят в Пхенчхане"

Павел РОЖКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ" 7 марта 2014 года. Сочи. Паралимпийская сборная России на церемонии открытия зимних Олимпийских игр. Фото AFP
Павел РОЖКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Председатель исполкома, первый вице-президент Паралимпийского комитета России (ПКР) – о шансах россиян поехать на Игры-2018 в Корею
Павел РОЖКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Павел РОЖКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

В субботу в Доме паралимпийского спорта состоялось несколько мероприятий, глобальная цель которых – восстановление членства ПКР в Международном паралимпийском комитете (МПК). Был дан старт образовательной программе ПКР, запущена "горячая линия" по информированию о возможных нарушениях антидопинговых правил, проведен антидопинговый семинар и представлены послы паралимпийского спорта. В мероприятиях принимали участие зарубежные гости, включая порядка 20 руководителей и представителей национальных паралимпийских комитетов, и независимый эксперт Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) Питер-Ричард Николсон. В плотном графике первого вице-президента ПКР Павла Рожкова мы все-таки нашли время, чтобы обсудить текущее положение дел.

НЕВЫПОЛНИМОЕ ВЫПОЛНИМО

– Глава ПКР Владимир Лукин уже сказал, что большая часть критериев по восстановлению в МПК выполнена.

– Критериев всего около 30, а пунктов дорожной карты – 67. Материалы в МПК мы отправили практически по всем. Большая сверка прошла еще 9 мая в Бонне на встрече нашего координационного комитета и рабочей группы МПК. Многое нам зачли уже тогда. Большой блок, связанный с образовательным аспектом и гласностью, мы выполнили сейчас – в районе 10-15 пунктов.

– Как решается вопрос по "невыполнимым" критериям – тем, которые не относятся к компетенции ПКР? Например, предоставление ускоренных виз для зарубежных допинг-офицеров.

– Спасибо нашему правительству за помощь. Когда у нас получилось донести эту информацию, мы почти сразу получили поддержку. По визам нам очень здорово помогло Министерство иностранных дел. Совместно с ними были продуманы механизмы, благодаря которым зарубежные допинг-офицеры теперь получают визы в экспресс-режиме. Соответствующие документы уже представлены в МПК, и этот пункт нам зачтен.

– А что насчет допуска допинг-офицеров в закрытые города?

– Завершаем эту тему. Тут стоит зайти издалека. Должен был быть представлен огромный объем материалов. Это не так просто: некоторые из требуемых МПК документов были такими, что мы даже не имели права отправлять их в соответствии с законом о персональных данных. Для отправки таких материалов каждый спортсмен должен был предоставить специальное разрешение. Представляете, сколько времени заняли сбор и передача этой информации?

– На какое количество спортсменов требовалось отправить данные?

– Не только на спортсменов, но и на тренеров, которые стоят на ставках в ЦСП, сотрудников аппарата ПКР и членов исполкома ПКР. Что касается атлетов, то в составе национальной сборной, утвержденном Минспорта и ПКР, более 2000 человек. Но это включая далекий резерв. После долгих консультаций было решено разделить этот список на первоочередных и приоритетных спортсменов. Приоритетных сейчас 934. В этом списке те, кто планирует участвовать в международных соревнованиях, проводимых под эгидой МПК, после восстановления членства ПКР в МПК. Из них 106 – первоочередные. Это все, кто еще может выступить в Пхенчхане. Есть такой же список атлетов, которые готовятся к Токио-2020. По 106 "зимникам" все документы закрыты, допинг-службы тестируют их.

– Так что все-таки насчет закрытых городов?

– Так вот, из 934 спортсменов там прописан только… один. Еще у троих в закрытых городах живут родители, то есть теоретически они могут там бывать. Все! Так что тут нет большой проблемы. Питер-Ричард Николсон признавался, что они на Западе думали, будто у нас тут, как в ГДР, – всех прячем в закрытые города, пичкаем, а допинг-офицеры ничего не могут сделать. Но очевидно, что это не так.

Был еще один пункт, который казался невыполнимым. Он связан с таможенным прохождением проб. Но это вопрос даже не таможенного комитета, а властей. Так получилось, что такие же требования стоят для восстановления РУСАДА. И решением этой проблемы плотно занималось Министерство спорта. Они подготовили огромное количество документов на разрешение, мы предоставили их МПК. Их это устроило. Так что три серьезных блока закрыты.

В ЧЕМ МЫ ДОЛЖНЫ ПРИЗНАТЬСЯ?

– Есть и четвертый. Восстановление РУСАДА.

– Да, но это тоже серии вопросов, которые выходят за рамки полномочий ПКР. Хотя прогресс в части восстановления РУСАДА очевиден. Сформирован новый состав наблюдательного совета, 28 августа пройдут выборы генерального директора. И, судя по всему, все идет по тем правилам, которые устраивают МПК и ВАДА. В сентябре ВАДА проведет независимый аудит РУСАДА, а в октябре, очень хочется верить, будет полное или частичное восстановление РУСАДА.

– Все это произойдет после сентябрьского исполкома МПК, на котором будет рассмотрен вопрос о выполнении ПКР критериев. Не опасаетесь, что нынешний статус РУСАДА как раз и станет камнем преткновения?

– Не думаю. С учетом того, какая у нас положительная динамика, с оптимизмом ждем решения в сентябре. Мы полностью открыты, вы же видели, представители скольких стран присутствовали на сегодняшних мероприятиях. И все, что от нас зависело, сделали.

– ВАДА и Международная федерация легкой атлетики (ИААФ) настаивают на том, чтобы наша сторона согласилась со всеми нарушениями, которые ей предъявляются. Какая по этому поводу позиция у МПК?

– Дело в том, что до сих пор нет конкретных обвинений ни нашим паралимпийцам, ни ПКР. По итогам доклада Макларена были названы цифры в 35 паралимпийцев, которые якобы уличены на допинге, но не дисквалифицированы. Однако быстро выяснилось, что 15 из этого списка – сурдлимпийцы, а не паралимпийцы, а 15 уже наказаны нашими федерациями. Остались пять человек! Но ни один из этих пяти так и не получил уведомление о нарушении антидопинговых правил. В чем обвинение?

Потом прошла информация о еще десятке спортсменов. И опять та же история – часть сурдлимпийцы или те, кто уже наказан. Уведомлений о нарушении антидопинговых правил не получал никто. Во втором докладе Макларена прозвучала информация о пробах семи паралимпийцев, которые завоевали значительную часть медалей в Сочи. Мы запросили данные по этому вопросу, но фамилий нам не назвали ни ВАДА, ни МПК, ни Макларен. У нас есть официальные письма с запросами и их ответами. Так что же нам делать? Если кто-то нарушал, мы готовы применить санкции. Но скажите, кто и в чем виноват. По факту же получается, что 7 августа был год, как мы отстранены, но конкретных обвинений нет до сих пор. Единственное – что мы находимся в системе государственной поддержки допинга.

– Так они же как раз хотят, чтобы вы признали именно это.

– Обратите внимание на интересный момент. В последних документах слов о том, что ПКР причастен к этой системе, нет. Почитайте дорожную карту ВАДА для восстановления РУСАДА. Там написано: "Необходимо, чтобы Минспорта, ОКР и РУСАДА публично признали итоги расследования Макларена"... А о ПКР – ничего!

ЕСЛИ НЕ ВОССТАНОВЯТ В СЕНТЯБРЕ, ШАНСЫ НА УЧАСТИЕ В ИГРАХ-2018 ВСЕ РАВНО ОСТАЮТСЯ

– 3-4 сентября в Абу-Даби состоится заседание исполкома МПК. Правильно понимаю, что действующий президент Филип Крэйвен после него покинет свой пост?

– В списке кандидатов на новые выборы его нет. Он сам об этом официально заявил. В числе претендентов президент Китайского национального паралимпийского комитета Чжан Хайди, вице-президент МПК бразилец Эндрю Парсонс, канадец Патрик Джарвис и президент Европейского паралимпийского комитета датчанин Джон Петерссон. При этом Крэйвен сам хотел рассмотреть вопрос о восстановлении ПКР перед завершением своей деятельности.

– Если членство ПКР восстанавливают в сентябре, что тогда?

– Керлингисты уже прошли отбор – они точно выступят в Пхенчхане. Что касается слэдж-хоккея, то 14-15 октября состоится квалификационный турнир за право выступить на Играх. Предварительно МПК дал понять, что наши спортсмены могут претендовать на оставшиеся квоты в горных лыжах, парасноуборде, лыжных гонках и биатлоне.

– А если в Абу-Даби нас не допустят, то в Корее российские паралимпийцы не выступят уже точно?

– У нас будет возможность представить документы новому руководящему составу. Возможно, вопрос решится в самый последний момент – в январе.

– Что будет в январе?

– Следующее заседание исполкома.

– В каком формате Россия будет участвовать на предстоящем исполкоме МПК?

– Никого из россиян там не будет. Нас туда не допускают.

– Выходит, решение узнаете по телефону?

– Получается, так. О нас докладывать будет Энди Паркинсон – руководитель рабочей группы МПК. Он будет представлять все наши документы. Встреча с ним состоится в конце августа в Бонне.

11 СТРАН ПОДДЕРЖАЛИ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РОССИИ
Руководители и представители 11 национальных паралимпийских комитетов (Армении, Белоруссии, Болгарии, Вьетнама, Киргизстана, Китая, Сербии, Черногории, Таджикистана, Молдавии, Лаоса) обратились к Международному паралимпийскому комитету с письмом в поддержку Паралимпийского комитета России, временно лишенного членства в МПК. "Работа, проводимая ПКР, заслуживает высокой оценки и является эталонной для многих других национальных паралимпийских комитетов. Мы считаем, что документы и материалы, разработанные ПКР, являются эффективным инструментом в борьбе с употреблением допинга. Выражаем надежду на то, что наше коллективное мнение будет учтено при обсуждении вопроса о восстановлении членства ПКР в МПК на исполкоме МПК 3-4 сентября 2017 года", – говорится в письме. (paralymp.ru)

1
Газета № 7424, 21.08.2017
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

ФанФаныч

Сэр сделал своё дело - сэр может уходить. Сэр Филип Крэйвен - расист-русофоб и моральный инвалид. Скатертью дорога. Англосаксов-русофобов необходимо вычистить из всего руководства спортом, как килперов спорта( МПК, ИААФ, ВАДА, МОК ..). А НАМ надо быть поумней и не подставляться на ровном месте.

09:19 23 августа