Анатолий Малыхин: «Конечно, я выиграю у Александра Емельяненко»

22 октября 2019, 10:30
Анатолий Малыхин. Фото Instagram Анатолия Малыхина
Российский тяжеловес — о Кокляеве, карьере в UFC, смертях бойцов и «Спартаке»

Анатолий Малыхин к 31 году провел пять боев в профессионалах и во всех победил. Его считают одним из самых перспективных тяжеловесов России, и 30 октября он будет доказывать это в бою с Энтони Хэмилтоном. Побывав в гостях у «СЭ», он рассказал о дружбе с Магомедом Исмаиловым, бое с Александром Емельяненко, карьере в UFC и московском «Спартаке».

Соперники не готовы поставить 30 тысяч долларов

— Про вас говорят, что вы перспективный. Считаете себя таким?

— Это, наверное, больше относится к тем, кто помоложе. Я себя считаю уже состоявшимся бойцом, потому что у меня за спиной много лет вольной борьбы, я с пятого класса ей занимался. Потом начал заниматься джиу-джитсу, потом очень много времени провел в любителях, в Кемерово, потом в Москве. И вот сейчас у меня рекорд 5-0 в профессионалах, это только занесенный в Sherdog. Так что я всю жизнь в спорте, не считаю себя молодым бойцом.

— 5-0 — это хороший рекорд, но вам 31 год. Не кажется ли, что ваша карьера развивается слишком медленно?

— Я в профессионалах-то всего год с небольшим, в год провожу 3-4 боя, это нормальный темп. И 31 год для тяжа это не такой уж большой возраст. Если посмотреть на мировых звезд, то Даниэлю Кормье сейчас уже 40, и он закатывает сумасшедшие бои. Миочичу — 35-36. Так что если темп держать такой же, то к 34 годам уже можно драться в UFC.

— Недавно вы искали соперника через Instagram и обещали 30 тысяч долларов тому, кто согласится. Нашлись желающие?

— Не совсем так. Мы забиваем стрелку, в банк кладем по 30 тысяч и победитель забирает 60 тысяч. Пару человек откликнулось, один иностранец откликнулся, но он как написал: я готов, давай! Я говорю: давай, по 30 тысяч и погнали! Он не понял, какие 30 тысяч? Он думал, только я кладу 30 тысяч, и мы за них деремся. Я говорю, друг, ну ты совсем обалдел. Не много людей вызвалось, потому что все хорошие бойцы на контрактах, им организации не разрешают участвовать в таких мероприятиях.

Хэмилтон кидает мне видео, где два мальчика обнимаются: черный и белый

— Бой с Энтони Хэмилтоном — не через такую историю?

— Нет, Энтони откликнулся раньше, он захотел бой, начал писать мне в Instagram свои американские штучки: «ты киска, я тебя разорву». Я посмотрел его, хороший боец, известный, хороший борец и ударник. В UFC, правда, последние бои не очень сложились но там и соперники были серьезные, Нганну тот же самый, который сейчас в топе. Он меня заинтересовал, и мы с менеджером решили, что это хороший бой для меня, и вот 30 октября он будет в Москве получать!

— Американские штучки — это не только трэш-ток, но и на взвешивании потолкаться. Нет у вас желание такую историю сделать, чтобы внимания к бою больше привлечь?

— У меня нет к нему негатива. Есть два бойца в России, с которыми я бы так сделал, с которыми бы это само собой шло, а с Хэмилтоном — нет. Его я не знаю. Сначала он начал мне в Instagram писать всякие провокации, а теперь кидает добрые видео всякие, где два мальчика обнимаются: черный и белый. Говорит, это мы с тобой, брат. И я вот думаю, как я бить-то его буду, если он такой добрый, дружить хочет...

— Это же и есть игры разума.

— Я знаю. Мой менеджер мне так и говорит. Они там хитрые ребята. Но до боя — это одно, а в клетку мы выходим, чтобы победить, не важно, что там было до этого.

Магу Исмаилова раскатываю на тренировке, наш бой невозможен

— Говорите, есть два бойца в России, с кем бы сделали бои с трэш-током. Кто эти люди?

— Первый — Салимгерей Расулов. У нас с ним на чемпионате России был бой, и он не очень хорошо говорил после того боя. Хотел бы я с ним провести еще одну встречу. Хочу ему доказать, что я круче и как боец, и как спортсмен. Второй — есть там чеченский боец Адам Хусейнов, который будет участвовать в «Битве за хайп».

— Кстати, «Битва за хайп», где бои проводят ребята вроде Вячеслава Дацика, Руки-базуки — это хорошая тема?

— У меня двоякое к этому отношение. С одной стороны, это привлекает такие массы людей, которые никогда бы не стали смотреть обычные бои. Потом часть этих людей начинает искать в интернете и настоящие ММА-поединки. В этом смысле это популяризирует спорт. С другой стороны, эти ребята вроде Монгола и других, кто там дерется, они не знают, что такое настоящий спорт. Они не проливали тонны пота крови, чтобы подготовиться к бою. Они просто выскакивают, две-три минуты в клетке и все, кайфуют. Получают просмотры, узнаваемость. Если с этой стороны смотреть, то они отбирают хлеб у настоящих бойцов.

???

Публикация от Анатолий Малыхин (@anmalykhin)

— На что вы живете? Гонорары-то пока не бешеные, явно.

— Да, не бешеные. Но для моего уровня нормально. Живу не только на них, помогают спонсоры, конечно. Без них бойцам практически невозможно выжить, потому что огромные деньги тратятся на подготовку, на сборы, на витамины. На последний сбор у меня ушло 200 тысяч рублей. Бывает у кого-то и больше намного, можно вообще в космос уйти, но это зависит от твоего уровня.

— Вы назвали двух соперников, с кем бы хотели бой, но на них особо не заработаешь. Есть ли соперники с именем, с которыми вы хотели бы сделать поединок, чтобы это стало мега-событием?

— Для начала мне надо заработать себе имя. А так — да, конечно, отлично бы зашел мой бой с Даниэлем Кормье, он моих габаритов, отличный борец, не крупный. У нас был бы хороший бой.

— Кормье — не особо реально. А как насчет Магомеда Исмаилова?

— Мага — друг мой. Его я могу потаскать в любое время, ему нужно только заскочить к нам в зал, он все знает. Я его быстренько раскатываю. Мы с ним недавно встретились на сборе в Таиланде, две недели я его мучил, он уже на тренировки не ходил, прятался где-то! Мага — очень хороший боец, он сейчас это доказывает, сильных соперников побеждает, прибавил в стойке, прибавил в борьбе, но наш с ним бой невозможен.

— Почему?

— Мы с ним хорошие друзья, у меня рука не поднимется. Борцовская схватка? Это да. У нас даже спор есть. Мага, наш спор не забывай! А так, то у него бой, то у меня, никак мы не устроим. Но сейчас я бой проведу, и если у него с Сашей Емельяненко ничего не нарисуется, то мы сделаем схватку по борьбе.

У Кокляева есть шанс против Емельяненко

— А с Александром Емеляьненко?

— С ним сейчас всем интересно, он на такой волне, на таком хайпе. Там надо очередь занимать. Там у нас сейчас Миша Кокляев, Мага, еще кто-то. Если я буду третьим в очереди — я не против. Это очень хороший бой.

— Ваше мнение о бое Емельяненко с Кокляевым?

— Людям надо кормить семьи. Миша сделал хороший ход, он раскрутил этот бой. Они на хороший уровень вышли, их интервью и видео по миллиону собирают просмотров. Ребята заработают хорошие деньги, добавят себе подписчиков. И шансы есть у Миши. Как он говорит, раз в год и веник выстрелит. Но Саша — сумасшедшего уровня боксер. Так что эти шансы очень малы. Но давайте выразим Михаилу уважение. Даже за деньги не каждый выскочит. Кто выходил в клетку или в ринг, тот понимает, что это такое.

— Вы победили бы Александра Емельяненко?

— По правилам ММА — конечно. В стойке бы я с ним рубиться не стал, потому что это очень опасно. Я бы, конечно, его поизматывал и заборол бы. Хотя сейчас Александр — не тот, что был ранее. Он набрал хорошую функциональную форму, физика хорошая, но в борьбе у него все равно есть проблемы. Так что ставку я сделал бы на нее.

Бойцы умирают от того, что стали запрещать все витамины

— В ММА и боксе в последнее время участились случаи смертей. Только за последние пару месяцев: Максим Дадашев, Бекзод Нурматов, Патрик Дэй. Почему это происходит?

— И еще два вольника, я добавлю. В это же время. Одному было 19, он пришел домой, у него сердце остановилось. И еще один парень. Итого это пять смертей за два месяца. Как я это вижу, дело в том, что очень много витаминов стали запрещать. Тот же милдронат почему-то стал допингом, хотя моя бабушка, да и все мы в вольной борьбе ели его килограммами. Это обычные витамины для сердца. Очень много препаратов, которые раньше поддерживали твое сердце, твою голову, твое внутрненее состояние, теперь запрещены. А нагрузки сумасшедшие, три тренировки в день, организм должен подпитываться чем-то. Думаю, многие молодые бойцы этим пренебрегают.

Я и сам когда молодой был, получил травму. Ты чувствуешь пруху, чувствуешь в себе силы, и работаешь сверх нормы. Ты думаешь, ты — робот. И в один момент со мной приключились просто травмы, а кого-то бывают осложнения. От нагрузок человек просто умирает. А в боксе это еще усугубляется тем, что перчатки 14 унций профессиональные, и ребята могут много урона вытерпеть. Это у нас в ММА четыре унции, тебе попали, ты упал, тебя разбудили. Меньше урона ты можешь принять. Боксеры получает по голове больше, поэтому у них инсульты, они терпят до последнего, никто не сдается. Те, кто выходят в ринг — они смелые люди. Даже они чувствуют, что что-то идет не так, они все равно будут драться до последнего. Многих это губит. Надо чаще сдавать анализы, проходить обследования, но и это вас не застрахует.

— У вас в молодости тоже были истории, когда организм говорил: «хватит», но вы продолжали?

— Да, бывало и мутного ловил, в голове темнело. Потом три дня лежишь, давление, плохо себя чувствуешь. Все приходит с опытом. Организм свой надо слушать.

— Самому не стало страшно заниматься ММА после всех этих последних случаев?

— Волнение есть. Я не верю, что есть люди, у которых его нет. Жена даже говорит, давай другим способом будем деньги зарабатывать. Но пока есть мечта, есть UFC, я к ней буду идти. Борюсь со страхами.

«Спартак» — как ребенок. Может обделаться, но ты все равно его любишь

— Ладно. От этой тяжелой темы, к не менее тяжелой: за «Спартак» болеете?

— Да, конечно. Это народная команда. За нее должны все хорошие люди болеть!

— Что случилось с командой? 2017 год — чемпионы, 2019 — такая ужасная ситуация. Как можно было за два года до этого докатиться?

— У меня спрашивают, как я вообще за них болею сейчас? Я отвечаю: «Спартак» — это как ребенок. Он может обделаться, ты ему вытрешь жопу, оденешь трусики, прижмешь и будешь так же за него болеть и любить его. А что с командой происходит? Я думаю, это что-то сверху, в руководстве, что не видно нам, болельщикам. Потому что сама команда очень хорошая. Джикия — цемент в защите, нападающие — хорошие, вратарь хороший. Причина точно в тренере, проблема скрыта где-то выше.

— Олег Кононов — действительно худший тренер в истории «Спартака», как его называют фанаты?

— Нет, он не худший тренер. Он попал в худшее время для клуба. Увольнение Карреры непонятное, взяли его, были метания с составом, всех продали, набрали новых игроков. И был неплохой старт сезона, а потом что-то сломалось. Такое отношение фанатов еще... Не знаю, я думаю, он этого не заслуживал. Но команда играет без огня, это правда, они не бегут. Может, надо как в СССР, зарплатки урезать, легионеров урезать немножко. Потому что у нас великая страна, я уверен, есть много талантливой молодежи. Сборная же играет хорошо. Сборная реально в порядке! Может надо в «Спартаке» ставку на своих сделать. Если парня взять из молодежки и поставить в основу, он будет рвать и метать.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
7
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир