23 декабря 2023, 11:00

«В России есть тренеры, которые даже боксом не занимались, а считаются успешными. Лапшу на уши вешать умеют». Машьянов — наставник Бивола

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Большой разговор о Бетербиеве, футворке Гассиева и Мохаммеда Али, коррупции в боксе, роботе Ломаченко, советских и американских тренерах и Биволе.

Уже сегодня в Эр-Рияде состоится турнир Day of Reckoning. Два главных боя — Энтони Джошуа против Отто Валлина, Деонтей Уайлдер против Джозефа Паркера. Перед ними в ринг выйдут ребята, которые неплохо прокачали турнир своим «конфликтом», — 150-килограммовый Джаррелл Миллер и Даниэль Дюбоа. Подшучивали друг над другом и покрикивали на пресс-конференции, а во время стердауна Миллер толкнул соперника. Классика. Действительно титульный бой в карде один, и он — четвертый с конца: чемпион мира WBA в полутяжелом весе Дмитрий Бивол сразится с малоизвестным, но достаточно опасным Линдоном Артуром (23-1, 16 КО). Если Дмитрий победит, то саудиты постараются устроить ему бой с Артуром Бетербиевым (тому соответственно в январе нужно сокрушить Каллума Смита). А раз уж саудиты чего-то захотели — наверняка это в итоге сделают, ибо финансовые возможности у этих господ неограниченные.

За Бивола — сразу две страны. Он россиянин, с детства живет в Санкт-Петербурге. Но родился в Киргизии, в Токмаке, и там его небезосновательно считают своим. И перед пресс-конференцией, и перед церемонией взвешивания его объявили как боксера киргизского, но тренирующегося в Америке — в Калифорнии. Ошиблись, ибо к этому поединку Дмитрий готовился вовсе не в США, а в Киргизии — провел сбор неподалеку от красивейшего озера Иссык-Куль.

Турнир пройдет на 26-тысячной Kingdom Arena, выполненной в лучших традициях современной архитектуры: фасад выглядит неплохо, а вот сзади — будто какое-то заводское помещение или самолетный ангар. В конце октября тут бились Тайсон Фьюри и Франсис Нганну. Саудовские организаторы не поскупились не только на гонорары боксерам, но и на гонорары почетным гостям — их съехалось человек 30: звезды бокса, ММА, футбола и шоу-бизнеса (Бивол был в их числе, что на самом деле почетно). Сейчас кард мощнее — сразу несколько интересных боев, но нет такого гвоздя программы, как бой Фьюри — Нганну, так что и гостей-селебрити так много не будет. Правда, экс-чемпион UFC Исраэль Адесанья уже на месте. Он будет поддерживать Энтони Джошуа, у которого тоже есть нигерийские корни.

Конечно, можно обвинять Турки Аль аш-Шейха (он в Аравии отвечает за боксерскую повестку) в расточительстве — мол, можно было бы потратить эти баснословные деньги не на гонорары спортсменам, не на кормежку ВИП-персон и т. д., а на всякого рода благотворительность или вложение в инфраструктурные проекты, которые впоследствии принесут людям много пользы. Но, во-первых, мы не знаем, точно ли аш-Шейх и его соратники не расходуют свои миллионы на благие дела, а во-вторых, давайте прямо: шейхи сделали мир бокса явно интереснее — благодаря им мы посмотрели бой Фьюри vs Нганну, а затем, вероятно, посмотрим Уайлдер vs Джошуа и Бивол vs Бетербиев. И это только начало.

А теперь — о герое этого материала, Геннадии Машьянове, тренере Дмитрия Бивола. Родился в 1955 году в Ташкенте, с 20 лет живет в Ленинграде/Санкт-Петербурге, тренирует с 1976-го. Самые известные ученики — Александр и Сергей Артемьевы, тяжеловес Сергей Кузьмин и, конечно же, Дмитрий Бивол, с которым Геннадий Юрьевич работает с 2011 года. С Машьяновым мы встретились в отеле Crowne Plaza, где проживают участники турнира, и проговорили больше часа — естественно, на самые разные темы.

Об операции Бивола на руке

— Я хочу, чтобы Дима продемонстрировал свое умение, мастерство, чтобы он нормально вернулся в колею. Все же год простоя — не три, не четыре месяца, не полгода без боев. На это были объективные причины. Операция, травма, всевозможные жизненные ситуации, обстоятельства. Поэтому затянулся его простой. Мы не афишировали особо, но оперировали руку, кисть. Все успешно, все нормально, все в порядке, слава богу. На какой руке? А зачем сейчас уточнять?

О плохом футворке Гассиева

— Можно привести несколько примеров [боксеров с плохим футворком], но я остановлюсь на том, кто мне небезразличен. Этот боксер был чемпионом мира в первом тяжелом весе, а потом проиграл Усику. Разговор о Мурате Гассиеве. Это [футворк] — то, чему он не обучен. И это плачевно сказалось на его карьере. Валлин — середняк. Тем не менее он двигался более-менее, а Мурат пешком ходил, не смог его достать со стоячих ног. Конечно, еще реально все изменить. Человек в спорте, с головой, думает. Просто нужно его сосредоточить на этой работе и учить правильно. У него есть все качества, при которых он может выигрывать у таких боксеров безоговорочно.

О советских боксерах в США

— Первые боксеры, которые стали профессионалами, — как раз я их увез в Америку — это братья Артемьевы, Игорь Ружников, Виктор Егоров. Вот эти четыре боксера, которые поехали со мной в Америку, подписали контракты и начали там двигаться как профессионалы. Ситуация была такая: мы же ничего не знали о финансовой, материальной стороне, контрактной системе.

Американские деловые люди — не самые честные, не самые порядочные. У них первостепенная цель — как можно больше заработать денег. И тот человек, который с нами работал, Лу Фальсино, у него стояла такая цель. Страны всегда были в натянутых отношениях, конкурировали Соединенные Штаты с Советским Союзом. [У менеджера была цель] привезти туда русских, советских боксеров и на них сделать определенные деньги. Вот мы попались как раз на этот момент. Обманывали? Конечно, конечно. В процентном соотношении нам где-то в тысячу раз меньше заплатили, чем стоило. Это просто незнание, неопытность. Как слепые котята там...

Про американских тренеров по боксу

— Тренировочный процесс в Америке особо ничем не поразил. Грубо говоря, там система была на выживание. Если в сборной СССР была комплексная научная бригада, которая отслеживала состояние человека, чуть ли не ежедневно делались тесты, брались анализы... и тренеры — практически все — были обученными, грамотными людьми, окончили вузы, институты физкультуры, где основными предметами были анатомия, физиология, психология, педагогика. Поэтому процесс обучения боксеров был грамотным со всех сторон. А там, в США, нет институтов физкультуры, университетов, где обучают тренеров. Там тренеры на глазок тренируют — грубо говоря, как их тренировали. Принцип такой: если человек выползает из зала на полусогнутых — значит, тренировка удалась, значит, человека хорошо нагрузили. А что за этой нагрузкой стоит? Может, у человека сердце не выдержит через две-три тренировки, умрет. Есть перетренированность — первой степени, второй... там никакого контроля, отслеживания нет. Только перед выходом на ринг проводится медсомотр. И то раньше был поверхностным: если человек дышит, с руками, ногами все нормально, то подписывают разрешение.

Фредди Роуч? Часто с ним сталкивался, работали в одном зале. Я не в восторге от его работы как специалиста. Бывают в жизни ситуации, когда приходит талантливый человек... Этот талант все знают — Мэнни Пакьяо. Он пришел к Роучу, уже будучи чемпионом мира. И тот дальше повел его. И сопутствующая медийная раскрутка позволила ему стать великим тренером. Я понимаю, Эммануэль Стюард — умница и образованный человек. Он из Владимира Кличко, который перестал быть кому-то нужным, сделал гранда.

О необразованности современных российских тренеров

— Как человек, не зная основ анатомии, физиологии, психологии и педагогики, может быть успешным наставником? Вот я задаю этот вопрос, но пока не получил на это ответа. Для меня тоже это странно. Эта тенденция или мода перекочевала из той же Америки к нам в страну. Люди без образования — или с каким-то образованием сторонним, непрофильным — приходят и начинают тренировать боксера, не зная сути вопроса.

Люди, никогда не боксировавшие сами, становятся тренерами по боксу. Это нонсенс. У меня есть такие примеры. Я не буду называть фамилии, но их достаточно, и они считаются успешными тренерами, очень приличными, на очень высоком уровне работают, возглавляют команды региональные. Даже в сборной России сегодняшней есть такие люди. Об этом все знают, но никакие меры не принимают. У них есть умение разговаривать, лапшу на уши вешать. Пользуясь этим моментом, они успешны.

Фото из соцсетей Дмитрия Бивола

О бое, перед которым Бивола пришлось серьезно настраивать

— В 2011 году перед полуфинальным боем с Чеботаревым. У Чеботарева была очень сильная административная поддержка. Его поддерживали таким образом: в проигранных чуть-чуть боях или в равных всегда отдавали ему победу. И всех его оппонентов, конкурентов в этом весе, грубо говоря, убирали. И Дима с ним встретился в полуфинале [чемпионата России].

Мне пришлось как-то на Диму повлиять чисто в психологическом плане, чтобы он показал больше, чем он может, — я имею в виду в психологии. В техническом плане было все, чтобы выиграть, а именно в психологическом плане нужно было Диму немножко зарядить на бой. Нашел методы воздействия, нужные слова, что Дима вышел и выиграл безоговорочно, бой был в одну кассу.

Счет был разгромным. Даже судьи, которые были на стороне Чеботарева, не посмели не отдать Диме победу. А судья в ринге обязан был отсчитать два раза Чеботареву [нокдаун]. Дима наносит удар, Чеботарев пропускает, находится в положении нокдауна, судья останавливает бой — ты обязан или отсчитать нокдаун, или сделать замечание оппоненту, если тот неправильно нанес удар. А судья останавливает бой, дает возможность отдохнуть человеку, восстановиться и потом дает продолжение боя.

О коррупции в боксе

— [Коррупция в боксе] была одной из главных причин, почему мы ушли в профессионалы. В 2014-м Дима стал чемпионом страны. На первых сборах после этого чемпионата стали обсуждать, кто поедет за путевкой на Олимпиаду. И прошла информация, что поедет другой человек. Двукратного чемпиона страны ни на Европу не повезли, ни на мир, ни на Олимпиаду не рассматривали. Особо углубляться в эту тему не хочу — мы ушли в профессиональный бокс, и слава богу.

О том, почему рассказал про спарринг Бетербиева и Якушева

— Когда я давал то интервью Усачеву, по-моему, он мне задал вопрос такого плана: «Как вы видите, как можно выиграть у Артура Бетербиева?» Я ему сказал, что нет непобедимых людей. Просто есть у каждого боксера какие-то определенные слабости, на которых можно сыграть в бою, чтобы выиграть у него. И сказал о качестве Артура. Не о его поступке этом (по словам Машьянова, Бетербиев проигрывал спарринг Эдуарду Якушеву, а затем бросил того через бедро и несколько раз ударил ногой. — Прим. «СЭ») — я хотел сказать о его качестве психологическом, что Артур, когда срывается психологически, когда его выводят из состояния равновесия, теряет контроль над собой. И тогда у этого человека можно выигрывать.

Надо отдать должное Артуру — в плане дисциплины, готовности... Он настолько дисциплинированный, настолько целеустремленный, что будет еще минимум два года находиться на самом высоком уровне. Бокс — это его жизнь. Как и у Димы.

Дима с шести лет занимается, позавчера ему исполнилось 33. Сколько лет — только бокс... При этом у него есть два [высших] образования. Он очень думающий человек. Никто за него не учился. Сам все учил, зубрил. Заканчивая Лесгафта, все время задавал мне разные вопросы — почему это работает не так, это не так, про биомеханику, физиологию, психологию... не то что в тупик меня ставил, но заставлял меня задуматься, мозгами пошевелить.

О пижонстве и роботизированности Ломаченко

— Мне тогда [в бою с Джейсоном Сосой] Вася не понравился. Человек в принципе ниже него уровнем, классом. Он так же над ним издевался. Ты можешь показывать свое превосходство в умении, мастерстве и всем остальном. Но он унизил там человека тем, что начал тореадора показывать, руками махать. Уходил из центра ринга, разворачивался спиной к своему сопернику, шел в угол ринга. Зачем? Это мое личное мнение, я не знаю, может, многим людям нравится унижение человека.

Ломаченко — высококлассный боксер, исполнитель, но меня действительно он не впечатлил [в профессионалах]. У меня такое впечатление, что все то, что Вася показывает, сделано чрезмерной работой. Не то что над собой, тренер над ним работал, и вот этой чрезмерной работой, чрезмерными нагрузками из Васи сделали просто робота. Такое впечатление, что не человек боксирует, а робот в человеческом обличье. Там нет импровизации, такое впечатление, будто это все роботизировано, запрограммировано.

Фото из соцсетей Дмитрия Бивола

О том, что бокс не прогрессирует, а регрессирует

— У Кассиуса Клея — Мохаммеда Али — феноменальная работа ног. Обучен он был классно, но такое впечатление, будто он родился с такой работой ног. С такой непринужденностью, с такой легкостью. Он мог в любой момент поменять ход движения — слева направо или справа налево, с хода вперед на ход назад, с хода назад на ход вперед. Чем работа ног должна быть привлекательна? Это когда ноги работают синхронно с руками. Когда человек двигается и в это же время наносит удары. Есть боксеры, которые могут кружить по рингу, но не могут в это время наносить удары. А ноги — это основа для нанесения удара. Движение удара начинается в срок. И Мохаммед Али владел этим в совершенстве.

[Что будет, если Мохаммеда Али в расцвете сил поместить в современный бокс?] Приведу в пример бой Али с Джорджем Форманом. Форман тогда сносил всех. Физически был машиной. А Кассиус Клей вернулся после трехлетнего перерыва, провел пару боев. Он сказал, что отнимет у Формана звание чемпиона мира. Мало кто в это верил. Но Клей выиграл. В 11-м раунде, по-моему, его нокаутировал. Заставил 10 раундов за собой бегать и бить, постоянно, и тем самым тратить колоссальное количество сил и эмоций. В 11-м раунде Форман практически рук поднять не мог. Али сделал один взрыв, выбросил серию из четырех-пяти ударов, и Форман оказался в нокауте. Форману после 10-го раунда можно было дальше не боксировать — просто встать в глухую защиту, он их выиграл. Но... В 90-е годы мы все бои боксировали в одной программе с Форманом. У него главный бой, мы — в андеркарде. Ему было уже за 40 (Форман снова стал чемпионом мира в 45 лет. — Прим. «СЭ»). Вот показатель: не так давно это было, в 90-х. Сегодняшние лидеры находятся на том же уровне — или даже ниже, — чем тогдашние конкуренты Формана. И Али, который выиграл у Формана, когда тот был в расцвете сил, был безоговорочным лидером, сносил всех, убивал.

Великие 70-х, 80-х и сейчас бы блистали. Были бы одними из лидеров. Бокс не прогрессирует? Технико-тактическая подготовка тех боксеров была на гораздо более высоком уровне, чем у сегодняшних боксеров. Посмотрите, какой бокс показывают большинство латиносов. Они показывают техничный, умный бокс, выбирая интересные комбинации? Нет, они идут в обмен ударами — кто кого переломает, кто кого перебьет. Есть, конечно, определенные индивидуумы, который за счет своего разума и природных данных делают клоунов из этих драчунов. Но боксеры тех лет — 60-х, 70-х, 80-х — в технико-тактическом плане, мне кажется, были получше готовы. Тогда работали другие специалисты, [одним из последних] остался Эммануэль Стюард, он работал не от себя, а от возможностей боксера. Как он сделал из Владимира Кличко непобедимого боксера!

[Засилье мексиканцев навредило?] Их несгибаемый дух, характер, рубиться... мне кажется, это не совсем хороший бокс. Посмотрите, сколько смертей стало на ринге. Каждые два месяца кто-то умирает после боя.

Об отстранениях российских спортсменов от соревнований

— Я считаю странными решения и Международного олимпийского комитета, и массы федераций. Когда Олимпийские игры зарождались и когда их возродил тот же Кубертен, основа была какой? Что спорт вне политики. Спорт должен объединять людей всего мира, а не разъединять. И в спорте не должно быть никакой дискриминации: черный, белый, цветной, желтый. Не должно быть. Спорт — это единое человеческое достижение, где никаких различий между людьми, странами не должно быть. А когда начинают политику вмешивать, лишать людей возможности участвовать в мероприятиях, тех же Олимпийских играх...

Мне это понятно — как взрослому, уже старому человеку, когда я прожил жизнь и видел разные времена, политические моменты разные. Но возмущает, что спорт превратили в политическую игру — этот Международный олимпийский комитет. Люди отдают, грубо говоря, по 30 лет жизни, чтобы один раз попасть на Олимпийские игры. И меня огорчает, что вот эти спортсмены из других стран начинают призывать к этому — лишить [права участвовать]. Ну, лишите вы сейчас россиян возможности участвовать в Олимпийских играх. Там же есть виды спорта, где безусловные лидеры — россияне. Ты выиграешь золотую медаль — она ничего стоить не будет!

[Выступить без флага?] Все знают фамилии действующих спортсменов. Идет он с флагом или нет — все знают, откуда этот человек. Все знают, откуда Дима. И с той стороны нельзя мешать, и изнутри тоже. У нас же есть такие политики...

О своих кепи

— Штук 20 их у меня. У меня есть одна кепка, в которой я выхожу секундировать. Изначально. Я в это не очень верю, но есть такая примета — мои ученики увереннее, когда я в ней выхожу!

Новости