Чемпионат мира

Матчи России
подробнее

Как будет по-русски "Россия"? Тест для игроков НХЛ

Илья Ковальчук. Фото ФХР
Илья Ковальчук. Фото ФХР
Репортаж корреспондент "СЭ" из Риги, где сборная продолжает подготовку к чемпионату мира.

На лед после 18-часового перелета

В сборной уже кое-кого нет. Не прилетели в Ригу Альберт Яруллин и Богдан Якимов, а Егор Яковлев заболел и остался в Новогорске. Видимо, дала о себе знать акклиматизация. Европейский климат тяжело переносится американцами.

У Богдана Киселевича спросите. Защитник "Виннипега" решил выйти на лед, несмотря на то, что только прилетел, подарил шайбу сопернику и до поры до времени у него у него было "минус 2".

– Сыграл, да, – хохотнул он после матча. – Показал свой уровень.

Злиться на хоккеиста с такой самоиронией нельзя ни в коем случае. Да и потом он же проводил всего третий матч в 2019 году, а предыдущий был в феврале.

– Все это бьет по моральному состоянию, – признался Богдан. – Это самое тяжелое.

О своих приключениях в НХЛ Киселевич говорить не хочет, по крайней мере, для прессы, может быть, потом передумает. Но я слушал его историю и меня ничего не удивляло. Было обидно за то, что я второй раз ошибаюсь грубо в прогнозах по поводу перспектив того или иного хоккеиста. В первый раз так было с Сергеем Плотниковым.

– Но то, что я вам рассказал, касается только меня, – закончил Киселевич. – У каждого там будет своя история. У кого-то лучше, у кого-то хуже. Надо ехать и пробовать.

Вадим Шипачев недавно говорил тоже самое.

Помощник Боба Хартли Артис Аболс, как всегда улыбался, но я ему быстро испортил настроение, поинтересовавшись, когда он снова вернется к самостоятельной работе.

– Думаете, я себе этот вопрос не задаю? – удивился он. – Конечно, хочется. Но вы же все понимаете.

Я понимаю только то, что мест нет, все занято и надо ждать. Главное дождаться. Аболса много ругали в Тольятти, но он вырастил для КХЛ Дениса Зернова, доверяя ему даже в те моменты, когда любой другой прекратил бы это делать.

Встреча со Знарком

Немного поразило, что на разминке возле российской сборной все были чересчур сосредоточенными. Все-таки видел много разминок в плей-офф. Другая обстановка. А, может быть, мне просто показалось.

– За кого болеть будете? – строго спросил меня представитель сборной. – За Россию или за Боба Хартли.

Вопрос не лишен смысла, так как мы с Хартли земляки. Но я и ответить ничего не успел.

Я ждал после матча Артема Сергеева, который еще в Балашихе пообещал мне сказать все, что думает о Сергее Шумакове из "Авангарда". Но уже прошло время и эмоции улеглись.

– Только непонятно, как человек, который покидает лед на носилках, выходит на следующую игру, – вот и все, что сказал мне Артем.

– Так его при мне грузили в машину и увозили, – спорил я. – Кроме того, бывает, что в эмоциях и не понимаешь, есть ли у тебя что-то серьезное или нет. В плей-офф играют с травмами.

– Это понятно, – согласился защитник. – У нас тоже Павел Коледов со сломанной рукой играл.

– Вы будете драться с Шумаковым, если увидите? – насторожился я.

– Ни в коем случае, – ответил Артем. – В ресторан мы вместе не пойдем, у нас не такие близкие отношения, но драться тоже не буду.

Илья Любушкин ближе к середине матча занялся на льду своим любимым делом – стал применять силовые приемы, а потом как попал под один, что я думал – не поднимется. С Любушкиным мы поговорим позже, но я уточнил не забыл ли он русский язык.

– Нет, – смутился Илья.

– Как по-русски будет Россия? – я дал простое задание.

– Россия, – ответил он.

Все в порядке.

После игры к раздевалке пришли Олег Знарок и Харийс Витолиньш. Знарок по традиции обнимался с каждым, а потом они долго о чем-то говорили с Романом Ротенбергом.

– Они помирились что ли? – спросил я людей из сборной.

Мне ответили, что они и не ссорились, просто вокруг их взаимоотношений вертится много слухов.

В четверг сборная проведет еще одну игру с командой Латвии. Надеюсь, что у тренеров будет настроение лучше после событий в Вашингтоне.

Загрузка...
Материалы других СМИ