«Бить ребенка — низость и подлость. Такого человека неплохо бы посадить». Большое интервью Брызгалова

13 февраля 2020, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Илья Брызгалов: «Бить ребенка — низость и подлость. Такого человека неплохо бы посадить»»

№ 8136, от 14.02.2020

Илья Брызгалов. Фото Алексей Иванов
Вторая часть большого интервью знаменитого российского голкипера Ильи Брызгалова — о нашей сборной на МЧМ, Ягре, Ковальчуке, Овечкине и насилии в детском хоккее

Первая часть разговора о современном поколении наших вратарей — здесь

Молодежка

— Вы не раз критиковали молодежные сборные Брагина за стиль игры. Что на этот раз?

— В этот раз молодежка мне очень понравилась. В кои-то веки наша команда играла в современный хоккей, про который все время говорю. Постоянное давление, здоровая агрессия, вертикальные атаки. Играли от себя, прибирая инициативу. Так и должно быть.

— Впервые видел, как Канада намеренно отдает эту самую инициативу в матче с Россией, как это было в финале. И страшно осторожничает, играя от обороны в разрушение, причем нисколько этого не смущается.

— Меня вообще в последние годы канадские команды не впечатляют. У них явные проблемы с талантами. На последних молодежных чемпионатах мира у них просто нет реально ярких очень сильных игроков. Кто вам запомнился из этой сборной Канады?

— Хэйтон, Лафренье и Эддисон.

— Я бы не сказал, что они шибко сильно выделялись. Не суперзвезды. Положим, Лафренье подает большие надежды, но я сомневаюсь, что он будет соответствовать тем канадским поколениям, что было лет 15 назад.

— Вы имеете в виду поколение Кросби, Гецлафа и Бержерона?

— Да-да-да. Очевидно, что у них тоже что-то с талантами не то происходит. Последние несколько лет меня канадская сборная на МЧМ вообще не впечатляет. Нет ярких игроков, на которых смотришь и думаешь: «Oh my god! Huh» (О, мой Бог! — Прим. «СЭ»). Вот когда смотришь на наших вратарей — так думаешь.

— И вроде бы стоит говорить о силе российской вратарской школы, но ее ведь в сущности нет, только зародыш. Единые методики только появились, и то — не распространились.

— Но с теми же Шестеркиным и Самсоновым кто-то работал. Они куда-то ездили заниматься. Конечно, тут надо сказать большое спасибо родителям. Которые зарабатывали деньги и тратили на развитие своих детей. В Америке если вы видите какого-то феноменального игрока — скорее всего, нужно говорить спасибо родителям.

— Так и в России то же самое. Вообще, есть мнение, что вратари у нас растут, потому что, во-первых, это по сути индивидуальный вид спорта. А во-вторых, в школах сумасшедший отсев. Во многих из этих школ в возрасте 8 лет отсеивают половину. И, проходя через все отборы, в конце концов остаются только самые ментально крепкие.

— Я этого не понимаю. Как можно отсеивать половину в 8 лет? Как можно в 8 лет что-то понять о ребенке? Многие только на коньки к этому возрасту встают. Я в 8 лет пришел в хоккейную школу. Как можно отсеять восьмилетнего? Это наивысшая глупость. Там детям еще учиться и учиться, их потенциал совершенно не известен. Я помню, как нашу сборную 1980 года рождения впервые собрали в 14 лет. Было порядка 40 человек.

Ну и кто из той сборной поехал на молодежный чемпионат мира потом? Два или три человека! Из тех, кто в 14 лет были самыми талантливыми, самыми перспективными, самыми крутыми. Как все за 5 лет изменилось. А тут — в 8 лет начинают отсеивать. Куда это годится? Скольких детей вы, можно сказать, похоронили. И вряд ли это напрямую связано с появлением ряда сильных вратарей.

— Вот еще яркий пример того, как детей в России закаляют: «Авангард» недавно детского тренера уволил. За то, что он бил ребенка клюшкой по голове. И вряд ли это единичный случай.

— Видел я один раз такое. Но только один. А на этого тренера уголовное дело завели?

— Просто уволили.

— Ну хоть уволили. Хотя и посадить было бы неплохо за такие вещи. Чтоб взрослый человек применял силу к ребенку — это низость и подлость.

— А самое смешное, что родители детей, которые занимаются у этого тренера, заступились за него и просили вернуть. Потому что он правильно воспитывает их детей.

— Мне жалко этих детей. Представляете, какому насилию они тогда подвергаются дома. Если родители позволяют чужому человеку бить их ребенка и считают, что все нормально, то они дома могут с легкостью заниматься рукоприкладством.

— Мне почему-то кажется, что в 90-х у детских тренеров были другие методы.

— Мой первый тренер — Коновалов Александр Константинович — никогда не поднимал руку. Мог что-то сказать жесткое. Мог. Но чтобы поднять на игрока руку — я никогда такого не видел. Поднимать руку на детей — это ужас. В Америке такого тренера сразу бы арестовали. И посадили бы.

Филадельфия

— Слышали, что про вас сказал Якуб Ворачек?

— Нет. И что же?

— Ваш хороший друг Пол Биссоннетт ведет самый популярный в Северной Америке подкаст о хоккее — Spittin' Chiclets. Ворачек был у него в гостях. И сказал, что ваши интервью точно не шли на пользу ни вам, ни команде. Что разговоры о космосе и попытки постоянно шутить и быть смешным никого не веселили. И что лучше вам тогда было заткнуться и просто ловить шайбу.

— Ха-ха. Весело. Любят они за спиной говорить. А что ж он мне сам об этом тогда не сказал? Подойди, скажи: «Илюш, тебя слишком много. Не мог бы ты сконцентрироваться на игре?». А тут — за спиной высказываются. От него я ничего подобного никогда не слышал. И мне в «Филадельфии» было совершенно не весело. Мне кажется, он какую-то другую реальность придумывает. Мне в «Флайерз» было совсем грустно. И шутить я там точно не хотел. «Финикс» — да. Там была другая ситуация. Там было реально весело. А в «Филадельфии» — совсем нет.

— Может, кто-то другой вам что-то такое высказывал?

— Нет. Никто и никогда. Вот что самое интересное. Тихарились. Но это называется «политкорректность». Потом рассказывать всем за спиной, что, мол, хотелось ему сказать что-то человеку, но не смог он.

— Даже Клод Жиру ничего не говорил?

— Что он мне мог сказать?

— Не знаю. Он был капитаном команды. И ее лидером.

— Мало ли что он капитан. И что такое «лидер»? Тебя могут назначить лидером. Пришли и назначили — вот, у нас в «Филадельфии» капитаном будет Клод Жиру. Но многие могут быть с этим не согласны. Вот у нас в «Анахайме» капитаном был Скотт Нидермайер. Его капитанство ни у кого не вызывало сомнений. Абсолютно никакого. Потому что этого человека уважали абсолютно все. А это уважение заслуживается отношением к партнерам, работоспособностью, результатами, поведением за пределами площадки.

Много тут составляющих. Но было сразу видно — это настоящий капитан. Лидер что на льду, что вне льда. Не назначенный, а реальный лидер. У тебя к нему безграничное уважение. И все, что он говорит, ты слушаешь внимательно, прислушиваешься. А есть другого типа капитаны. Которых, бывает, просто назначают, потому что это, условно, лучший игрок в команде. При этом он может не иметь уважения со стороны половины хоккеистов.

— Это про Жиру?

— Нет. Я просто говорю — в общем. В НХЛ капитанов не выбирают. А назначают. Поэтому эта нашивка может ни о чем не говорить.

— Надо же звезд продвигать. Как я понимаю, в той «Филадельфии» реальными капитанами были Скотт Хартнелл и Макс Тальбо.

— Я б не сказал. Там не было капитанов. Абсолютно никто не годился на эту роль. Не было такого игрока, как Скотт Нидермайер. Не по уровню мастерства. Мастеровитые ребята были. Но такого хоккеиста, чтобы кто-то один вызывал безграничное уважение.

— Даже Крис Пронгер, пусть он вскоре и получил страшную травму, завершившую его карьеру?

— Даже Пронгер. И мне есть с чем сравнивать. Когда Нидермайер после победы в Кубке Стэнли-2007 сомневался, стоит ли продолжать карьеру, капитаном в «Анахайме» назначили Пронгера. И обстановка в раздевалке совершенно изменилась. Допустим, мы могли уступить в каком-то матче, очень при этом плохо играя. Крис пытался что-то сказать, но никто не слушал. Кто-то коньки развязывал, кто-то ленту снимал, кто-то чем-нибудь другим был занят, потому что к нему не было абсолютного уважения, в отличие от Нидермайера.

— В общем, в «Филадельфии» не было хоккеиста, которого все уважали и прислушивались бы.

— Скажем так, не было беспрекословного лидера.

— Как я понимаю, это не такая уж редкость в НХЛ. Особенно в командах, ни на что не претендующих.

— Таких людей вообще тяжело найти. Это не только НХЛ касается. Беспрекословных лидеров в принципе очень мало.

— А каков в этом плане Ягр?

— Яромирка — он веселый. Парень тот год работал, хорошо его провел. Создавал атмосферу своей веселостью. Очень сильно помог в развитии и Хартнеллу, и Жиру (они играли в одной тройке с Ягром. — Прим. «СЭ»). Он великолепный игрок. Но Ягр — он сам по себе.

— Я тут вспоминал сериал HBO «24/7: на пути к Зимней классике». Эпизод, когда у вас был командный обед, вы рассказывали Золнерчику про свою хаски — блондинку с голубыми глазами. А Ягр от вас отсел.

— Я же говорю — он веселый парень.

— Не только же он отсел. Остальные тоже отсаживались.

— Нет-нет. Только он ушел. Пересмотрите. А я потом пошел и сел к нему, ха-ха.

— Сериал крутой. Но когда тебя все время окружают камеры, причем даже там, где их никогда не бывает, — это сильно напрягает?

— Да никакого нет напряжения. Бывали моменты, когда мне приходилось им говорить: «Ребят, ну хватит. Дайте покоя». А они мне отвечали: «Слушай, мы ничего не можем сделать. Нам продюсер наш сказал, чтобы мы всегда были с тобой».

— Кто-то ведь в сериале и говорил, мол, «операторы всю дорогу ходят за Брызом, и это замечательно».

— Я ж не мог продюсеру приказать меня не трогать. Никто ничего не мог сделать. Съемочной бригаде дали свободу. А им было важно, сделать качественное шоу. С хорошими рейтингами.

Ковальчук

— Летом вы прочили Ковальчуку конец карьеры.

— Конец карьеры? Тут вы немного перефразировали. Давайте быть точными. Я сказал, что карьера подходит к концу. Но завершения карьеры не прочил.

— Судя по тому, как Илья выглядит в «Монреале», конец карьеры еще не скоро. 12 очков в 16 матчах при «+6», у команды 9 побед на этом отрезке и желание сохранить Ковальчука.

— И можно только порадоваться за Илью.

— Создается впечатление, что Ковальчуку, впервые в карьере выступающему за клуб с очень большого и очень хоккейного рынка, дополнительное внимание идет только на пользу, хотя для большинства игроков обычно все наоборот.

— Внимание, наверное, играет свою роль, но, скорее, его правильнее стали использовать. Задействовать его снайперские качества. Очень часто такое бывает — в одной команде игрок не может себя проявить, а потом переходит в другую и раскрывается. Кому-то система не подходит. Кому-то не дают играть в тот хоккей, к которому определенный спортсмен привык. Не дают достаточной свободы для реализации потенциала.

— Вам дополнительное внимание явно пошло во вред. В «Финиксе», где были полтора журналиста на тренировках и слабый интерес, вы чувствовали себя комфортно. В «Филадельфии» — совсем другое положение дел.

— Дело же не в журналистах. То, что творят журналисты, — дело десятое. Самое главное — ощущать свободу и доверие от руководства команды, от тренера, от ребят, которые находятся вокруг тебя. То есть от коллектива. А журналисты — сбоку. Одно дело, когда руководство команды может тебя после какой-то ошибки бросать под автобус и вместе с журналистами начинать критиковать, раздавая комментарии, мол, да, действительно, «что-то он не очень хорошо как-то играет, не на своем уровне, и этому пареньку бы задуматься, начать работать». Как будто он не работает.

А есть другие ситуации — в командах и организациях, которые говорят: «Да ничего страшного. Плохие игры бывают у всех. Но завтра он будет в порядке. Мы в него полностью верим. Давайте прекратим эти разговоры, потому что разговаривать здесь не о чем». Хоккеист же в любом случае все это или читает, или слышит, потому что об этом говорят по телевизору или на радио. Ты не можешь в современном мире — с его развитыми соцсетями и интернетом в целом — полностью абстрагироваться от этой информации. И очень важно то, какую поддержку игрок получает непосредственно от команды. Особенно в трудные времена.

— Есть ведь еще и общественное мнение. В Монреале готовы сутками обсуждать «Канадиенс» на телевидении, «полоская» тех или иных хоккеистов. В Торонто такая же ситуация. В Филадельфии похожая. Многим подобное не по душе.

— Но ведь у него не получалось в Лос-Анджелесе, а это крупный город, ко всему внимательный.

— Рынок-то там не самый большой.

— Просто там полным-полно всего. Голливуд, всевозможные развлечения, баскетбол, футбол, бейсбол... Хоккей там стоит не на первом месте.

— У Ковальчука минимальный контракт. Меньше 700 тысяч зарплата просто быть не может по правилам. И когда ты набираешь очки на минимальном соглашении, на тебя не могут нарадоваться. А когда у тебя 6 миллионов, но ты попадаешь в запас, руководству трудно выражать безмерную поддержку.

— Я не думаю, что на Илью это сильно повлияло. Он и больше 6 миллионов в год в своей жизни зарабатывал. И приносил очки. Вряд ли это важный фактор. Просто его правильно используют. И это приносит плоды.

Овечкин

— Овечкин — лучший снайпер в истории НХЛ?

— Дайте время.

— Гретцки забил большинство своих шайб в другую эпоху, когда уровень соревновательности был в разы ниже, играя при этом за мощнейшую команду против смешных по современным меркам вратарей.

— Если он забьет больше Гретцки — значит, лучший снайпер. Если не забьет — значит, не лучший.

— Сейчас невозможно представить, чтобы кто-то забросил 92 шайбы за сезон. Как и то, чтобы забивалось по 8 голов в среднем за игру.

— Вся эта пыль уляжется. Останется только статистика.

— Ориентироваться строго на цифры тут не очень правильно. Овечкин всю карьеру провел в эпоху потолка зарплат.

— Подождите. Как не ориентироваться строго на цифры? Когда ваши зарплаты не растут, а по сути снижаются ввиду инфляции, эти цифры важны. А здесь они не важны?

— Но если знать контекст к заочному противостоянию Овечкина и Гретцки, то многое меняется. «Эдмонтон» в 80-х легко пробивал планку в 400 шайб за сезон. Сейчас даже 300 никто забить не может.

— Возможно, Саша забил бы куда больше, играй он в 80-х. Но если он хочет остаться лучшим снайпером в истории НХЛ — ему нужно забросить 895 шайб. Не так и много осталось. Как минимум будет из своего любимого круга дальше пулять, и все.

— Ему 35 в этом году.

— Когда у тебя в большинстве такие партнеры, которые отдают в крюк — только колоти. Бросок у него сумасшедший. И большинство само убийственное. Карлсон с бросищем с правой руки тоже под бросок в касание. Оши перед воротами — тоже праворукий. У них всегда масса опций. Всех прикрыть в любом случае не получится. И это Сане пойдет на пользу.

— Но у Овечкина только 12 шайб в большинстве в этом сезоне.

— А за карьеру? В том-то и дело. Бросок в любом случае при нем. Так что еще пять сезончиков попылит — и забьет свои 895, если травм никаких не будет. Мне кажется, и Ягр мог догнать Гретцки. Если бы в сибирской одиссее своей не участвовал, то, возможно, и догнал бы. Он ведь и уезжал в возрасте, когда еще был предельно эффективен. Овечкин не уезжал, и у него есть все, чтобы обогнать Уэйна.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
15
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир