«Хоккей уже не тот, что раньше. Не понимаю, как его смотрят». Легенда КХЛ Зарипов — о современной игре, пяти кубках и жизненных идеалах

15 января 2021, 22:55
2016 год. Данис Зарипов с Кубком Гагарина. Фото Александр Федоров, "СЭ" 2016 год. Сергей Мозякин и Данис Зарипов празднуют победу. Фото Александр Федоров, "СЭ" 2018 год. Данис Зарипов празднует победу в Кубке Гагарина. Фото Андрей Голованов
Большое интервью капитана «Ак Барса» Даниса Зарипова.

Капитан «Ак Барса» Данис Зарипов — чемпион мира и самый титулованный игрок КХЛ, выигравший пять Кубков Гагарина. В интервью YouTube-каналу «СЭ» «Соколиная охота» форвард казанского клуба вспомнил, как начинался его путь в большом хоккее, на что потратил первую зарплату, и рассказал, что делает его счастливым.

В 20 лет хотел все бросить

— Данис, что для вас значит хоккей?

— Это моя жизнь. С 7 лет я посвятил себя этому виду спорта, я его очень люблю. И с первого раза, как я встал на лед, каждый день стараюсь полностью отдаваться хоккею, он для меня и работа, и увлечение, ну и, конечно же, мои достижения.

— Когда вы первый раз встали на лед, то сразу поняли, что хоккей — ваш вид спорта?

— Конечно, все и не упомнить, но, по словам мамы, еще толком не научившись хорошо ходить, я уже держал в руках клюшку. А ложась спать, всегда клал шайбу под подушку, поэтому — да, хоккей был с детства моим видом спорта, моим любимым делом. Я везде и всегда ходил с клюшкой, гулять, даже в магазин за хлебом ходил с клюшкой, только в школу не пускали с ней.

— Увлекались ли вы другими видами спорта?

— Конечно, в свободное время стараюсь посвятить себя только активным видам спорта: футбол, волейбол, большой теннис.

— А баскетбол?

— В баскетбол раньше играл, а сейчас как-то не привлекает.

— Почему?

— Наверное, потому что там цифры большие (смеется).

— Расскажите о своих родителях.

— Родители у меня всю жизнь проработали на заводе. С утра до вечера. Мама всегда вставала, готовила завтрак, чтобы я поел перед школой, уходила на работу, вечером приходила, готовила обед и ужин, чтобы после школы я поел и пошел на тренировку. Так продолжалось примерно до 16-17 лет, пока не появился первый контракт, какие-то премиальные деньги, разъезды на игры по разным городам, самостоятельная жизнь.

— Они всегда вас поддерживали?

— Да, конечно. Мой отец (к сожалению, его уже нет с нами) всегда был со мной, всегда был с командой, на выезды ездил с нами на автобусе, у него были хорошие отношения с тренером, с другими родителями и с остальными ребятами из команды. Он всегда помогал нам не только на льду, но и вне льда.

— Помните слова мамы, когда вас позвали в «Ак Барс»?

— Когда я рассказал маме, она сказала: «Данис, с того дня, как ты начал показывать хорошие результаты в хоккее, я мечтала, что тебя позовут в Казань». Поэтому мы долго не размышляли, день-два. Сели в машину и поехали в Казань. Вообще наши корни — из деревни в 180 километрах от Челябинска, там живут наши родственники, мамина сестра. Мы заехали к ней, и оттуда уже ее муж повез нас в Казань.

Там нас встретил генеральный менеджер. Конечно, мне все понравилось — от входа в гостиницу до ледового дворца. Понятное дело, что челябинский «Мечел» и «Ак Барс» — это абсолютно разный уровень, поэтому спустя сутки я подошел к генеральному менеджеру и сказал: «Да, я согласен перейти в «Ак Барс». Первый сезон был тяжелый, нужно было приложить немало труда, чтобы завоевать место в составе.

— Не хотелось вернуться домой?

— Были такие моменты. Всегда хотелось играть, но не всегда я выходил на лед в основном составе. И где-то спустя 2-3 месяца с начала чемпионата я подошел к Алексею Чупину, на тот момент звезде казанского хоккея: «Леш, меня не ставят на игры — может, мне все бросить и вернуться домой?» На что он мне ответил: «Даже не рыпайся, ты еще молодой, тебе всего 20 лет, терпи, жди шанса и цепляйся за него».

В том сезоне мы заняли второе место, проиграли в финале, это была моя первая медаль на таком высоком профессиональном уровне, эмоции били через край, я почувствовал вкус победы за тот сезон, и уже следующий стал для меня началом моей карьеры.

— По вашему первому контракту вы получили 10 тысяч долларов?

— 5 тысяч.

— Как вы их потратили? Или отдали родителям?

— Конечно, про родителей я никогда не забывал, какие-то деньги выслал им — на покупку бытовой техники для дома. Даже играя в «Мечеле», всю свою зарплату я тратил на то, чтобы помочь родителям сделать ремонт в квартире. А так, конечно, получив первые большие деньги, хотелось попробовать все — и дорогую еду, и купить себе дорогие вещи.

— Какой совет можете дать молодым ребятам, которые подписывают свой первый контракт с очень большой зарплатой?

— Живите в удовольствие.

— Но от удовольствия может снести голову.

— Но снести голову может как с деньгами, так и без них. Главное — иметь голову на плечах и направлять себя в нужное русло.

— Сейчас вы общаетесь с молодыми ребятами в команде — видите, как они тратят деньги? Даете ли им какие-то советы, как и куда лучше им их потратить?

— Скажу честно, они меня не зовут с собой тратить их зарплату. Но сейчас у нас большая пауза в чемпионате из-за праздников, можно куда-нибудь и сходить, давно не гулял на халяву.

2018 год. Данис Зарипов празднует победу в Кубке Гагарина. Фото Андрей Голованов
2018 год. Данис Зарипов празднует победу в Кубке Гагарина. Фото Андрей Голованов

Хоккей стал менее зрелищным

— Вы до сих пор выходите на лед с горящими глазами. Откуда берутся эмоции и силы?

— На самом деле, сам удивляюсь, но в первую очередь меня мотивируют победы. Ты выходишь на лед, оставляешь там все силы, свое здоровье ради того, чтобы в конце сезона поднять кубок над головой. Я знаю, что это такое, знаю вкус победы, ради этого хочется продолжать играть. Потому что я вижу потенциал в команде, у нас есть все средства и возможности, чтобы в этом сезоне стать чемпионами.

— Были ли когда-нибудь такие моменты, когда вы теряли в себя веру как хоккеист?

— Конечно, любой спортсмен не может не пройти через это. Бывает, что часто не идет игра, на тебя давит руководство, потом ты выходишь за территорию дворца, тебя дома ждут еще какие-то проблемы. Все это вместе скатывается в клубок, сидишь и думаешь: а не пошло бы оно все к черту?

— Долго ли отходите от такого состояния?

— Конечно, я отхожу. Вышел на улицу — упал мальчик. Ты его поднял — он улыбнулся; потом на тренировке забил одну, вторую, третью; еще кому-нибудь помог — и этот клубок распутывается в обратную сторону. Тут главное — не сдаваться и иметь терпение, это может продлиться и месяц, и два. К примеру, Артем Лукоянов в прошлом сезоне забросил свою первую шайбу лишь в последней игре плей-офф, хотя всегда стабильно забивал по 10-13 шайб. Не получается в этом компоненте игры — так будешь помогать в других.

— Что вы считаете самым сложным на пути к успеху?

— Терпение, о чем мы и говорили. Говоря о себе — я счастливчик, я попал в такое время, когда пригласили в Казань, и когда потом пришли новые хорошие партнеры, все сразу стало получаться. А кто-то может попасть в команду мастеров и не играть год, два, лишь только к третьему-четвертому сезону чего-то добиться. Поэтому надо только терпеть и доказывать на тренировках.

— Против кого вам сложнее всего играть?

— Есть хорошие команды, но сейчас хоккей поменялся. Откровенно скажу: хоккей уже не тот, что был раньше. Не понимаю, как приходят 13 тысяч зрителей и смотрят такой хоккей.

— Хоккей поменялся в худшую сторону?

— Да, он не такой зрелищный, более быстрый и прямолинейный, но такой хоккей дает результат. Мы можем пропустить при таком хоккее ноль голов, забросить какую-нибудь случайную шайбу и выиграть матч.

— Вам так некомфортно?

— Да нет, мне без разницы, просто в этом нет зрелищности. Конечно, есть ребята, которые быстро к этому адаптировались — например, Да Коста с Доусом спустя месяц-полтора начали показывать хорошую сыгранность и результат. Шипачев с Яшкиным из московского «Динамо» хорошо взаимодействуют. Кому-то это дается легко, мне это дается тяжелее, многим другим ребятам тоже, но сейчас и спрос уже другой в хоккее, никому не нужна креативность, а нужна практичность.

Мечтаю сыграть с сыном

— Ваш сын сейчас играет в системе «Ак Барса». Как его успехи?

— Месяц назад он вернулся из Северной Америки, из академии, там он учился и играл, но из-за пандемии пришлось вернуться в Россию. Он мне позвонил, сказал: «Пап, я не хочу сидеть дома без хоккея». Я, в свою очередь, переговорил с руководством «Ак Барса», и они были не против взять его в команду.

Конечно, сейчас результаты минимальные, ему нужно дать время на адаптацию, после первых матчей тренер сделал выводы по его игре, поэтому постепенно старается втягивать сына в игровой процесс и режим. Но я не отчаиваюсь, как отец верю в него, верю в то, что он скоро начнет радовать любителей молодежного хоккея, выйдет на свой уровень и будет показывать все, на что способен.

— Ругаете ли вы его, когда он неудачно проводит игры?

— У меня такого нет. Корректировать и направлять — это понятно, но как-то в грубой форме — такого нет. Если ему понадобится моя помощь — он всегда может подойти и спросить, где, как и что лучше сделать.

— Есть ли у вас мечта сыграть с ним в одном звене?

— Эта мечта равносильна победе. Очень хочется сыграть с ним хотя бы пару игр, и если это произойдет, то это значит — он достиг моего уровня, раз играет за «Ак Барс». И это уже победа. Не будем загадывать.

— Почему вы отдали его в американскую школу, а не оставили здесь? Вы считаете, что наши российские школы не такого уровня, как в Канаде?

— Мне посоветовали академию, где человек полностью посвящен хоккею. Два урока — тренировка, обед, еще три урока — тренировка, ужин, отдых. Дома — это уже не то, понятное дело, что в таком возрасте ребят трудно удержать вечером дома, интересы другие просыпаются, а там именно все посвящено хоккею. Он провел там год, ему все нравится, но поначалу было очень тяжело.

— Какой совет вы можете дать родителям, которые воспитывают хоккеистов?

— Сейчас многие родители жестко заставляют заниматься своих детей хоккеем, многие вещи в их поведении мне кажутся диковатыми. Есть много примеров, когда ребенок в 15-16 лет подходит к родителям и говорит, что все, надоел этот хоккей.

— Игорь Ларионов недавно сказал по поводу коррупции в МХЛ...

— Наверное, все хотят, чтобы их дети играли. Но не все понимают, что не все дети могут выигрывать. К сожалению, на сегодняшний день наш детский хоккей остановился на этом уровне, и что с этим делать, я пока не знаю.

— Если за каждого ребенка заносить деньги, то какие игроки вырастут?

— Это же невыгодно, сейчас контракты упали, и уже можно не вынести столько, сколько занес. Я считаю, что каждый игрок должен доказывать только своей игрой. Я, к примеру, никогда не подходил к тренеру с вопросом, что нужно сделать, чтобы мой сын играл. Он всегда играл в 3-4 звене, хотя был не хуже тех, кто играл в первых двух. Почему? Я не знаю. Я всегда ему говорил: «Доказывай».

— Многие же игроки просто существуют в команде, занимая место молодежи, у которой горят глаза, тем самым не давая им развиваться.

— Сколько бы я ни рассуждал в своих кругах — я привожу итог: чего мы этим добились? Если взять НХЛ десять лет назад, у нас были Ковальчук, Овечкин, Малкин, Тарасенко, Кузнецов. А потом что? Десять лет пауза, а сейчас только Капризов — вот вам и итог. А кто дальше? Будем наблюдать.

— Вы не думали о тренерской работе?

— Такие вопросы мне задают чуть ли не каждый день, но я сейчас не хочу об этом задумываться. Сначала нужно доиграть в хоккей, и пока у меня есть одно направление в жизни, которое я развил, и надеюсь, оно после игровой карьеры даст мне хорошее начало для чего-то нового.

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
23
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир