15:00 27 декабря 2014 | Формула-1

Даниил Квят: "К переходу в топ-команду готов"

Даниил КВЯТ. Фото AFP
Даниил КВЯТ. Фото AFP

Даниил Квят – из тех, про кого говорят "молодой да ранний". Дебютировав в "Формуле-1" в 19 лет, россиянин в первой же гонке переписал на себя рекорд чемпионатов – стал самым молодым в истории пилотом, заработавшим очки. Вслед за этим последовали два результативных финиша и несколько отличнейших квалификаций.

Когда "Ред Буллу" потребовался пилот на замену Себастьяну Феттелю, который надумал переходить в "Феррари", боссы команды, выигравшей за последние пять лет четыре чемпионата, размышляли недолго. В следующем году Квят станет напарником Даниэля Риккьярдо в одной из лучших команд "Ф-1".

– Можете оценить свой дебютный сезон по десятибалльной шкале?

– Предпочел бы просто назвать его хорошим. Я доволен тем, как все прошло. А больше всего радует, что мой прогресс, потенциал оценили в "Ред Булле" и пригласили к себе в команду.

Есть, конечно, и то что огорчает. Мы в "Торо Россо" могли и должны были заработать больше очков, чем у нас в итоге оказалось. Но, с другой стороны, если вы не боретесь за титул, очки – вещь в каком-то смысле второстепенная.

– Давайте начнем с самого начала. С того, как вы пришли в "Формулу-1". Фотосессия на фоне машины, первый день тестов…

– В этот первый день я не проехал ни одного круга. Во второй – восемь кругов по мокрой трассе. Потом – Бахрейн. Первый день – еще кругов семь. Потом кругов 30, но в графике выехал-заехал, выехал-заехал.

– Пока команда разбиралась с техническими проблемами, вы, готов предположить, ловили на себе жалостливые взгляды механиков. Вы – новичок, а нормально подготовиться к дебюту так и не удалось…

– Естественно, механики волновались, что я не наберусь опыта перед сезоном. Они меня поддерживали, как умели, и это очень помогало. А что еще в той ситуации они могли сделать?

– Пасть духом в такой ситуации было достаточно просто…

– Я старался не унывать, хотя и понимал, что ничего не могу изменить. Временами чувствовал жуткую обиду. Просто потому, что я гонщик и очень люблю пилотировать. А у меня не было возможности заниматься любимым делом.

Но вот что удивительно: меня все это даже подбадривало. Я чувствовал, что с каждым днем, с каждым потерянным кругом желание выступать – и выступать хорошо – становится все сильнее и сильнее. Говорил себе: "Пусть станет еще хуже – это даже хорошо. Потому что появится возможность доказать, что даже фактически без тестов можно подготовиться к старту чемпионата".

***

– И вот вы приехали в Австралию. Трасса незнакомая, до этого вы ни разу не проехали гоночную дистанцию. И к тому же в субботу был дождь…

– Да уж. Опыта в "Формуле-1" никакого, а потому пришлось рассчитывать, скажем так, на свои инстинкты.

– Что сказал вам перед стартом квалификации доктор Хельмут Марко, глава молодежной программы "Ред Булла"? Я видел – в тот день вы долго сидели друг против друга и о чем-то спорили…

– Если не ошибаюсь, мы в основном говорили не о гонке, а о каких-то других вещах. Он просто пожелал, чтобы я хорошо проехал квалификацию, а на следующий день постарался добраться до финиша.

Та гонка запомнится мне навсегда. Все было немного как во сне, я ловил себя на том, что не понимаю происходящего. Ехал и впрямь на инстинктах, на том багаже, который получил до этого, в младших сериях.

– Интересно, а если бы вы сейчас вернулись туда, в Мельбурн?

– Думаю, проехал бы сильнее. И не только на трассе в Мельбурне, но и в других гонках. Не я сказал, что свои ошибки люди называю опытом. Но с этим утверждением, конечно, согласен.

Причем так получилось, что первые гонки я ехал по-своему, но все равно зарабатывал очки. Всем в команде было приятно за этим наблюдать. Постепенно стал намного лучше как гонщик – и почему-то уже давно не набираю очков. Парадокс, но ничего страшного. Готов повторить: пока что очки – это не так важно.

***

– Давайте выберем лучшую и худшую гонку сезона…

– Лучшая – это та, что прошла в Монце. Я стартовал последним и чуть было не добрался до очков. Но, главное, в той гонке я почувствовал свою силу. Под конец отказали тормоза – но мне все равно удалось доехать до финиша на той же позиции, на которой я до этого находился. Много чего доказал самому себе в тот уик-энд.

Ну а худшая гонка – наверное, венгерская. В тот уик-энд вообще все шло наперекосяк. Мы немного ошиблись с выбором настроек в пятницу, и в субботу было тяжело управлять машиной, хотя я все равно едва не попал в третью часть квалификации. А уже затем, в гонке, у нас было много проблем с тормозами. Я боролся с собой, с машиной…

– Что оказалось самым сложным в "Формуле-1"?

– В начале сезона у меня были хорошие гонки: обстоятельства складывались в мою пользу. И, возможно, это меня слегка расслабило. Спасибо нашему гоночному инженеру Филу Чарльзу – он вернул меня на Землю. Его советы и его опыт очень помогли. А главное, Фил всегда говорил со мной предельно откровенно и не сглаживал острых углов.

Мне нужно было много работать. Предстояло понять, к примеру, как ведет себя резина в гонке. И что-то стало получаться только во время этапа в Спа. Я почувствовал себя увереннее.

– Позади длинный сезон, 19 гонок. Есть ощущение, что немного устали от "Формулы-1"?

– Нет, год прошел быстро, практически незаметно. Но так всегда бывает, когда занимаешься любимым делом. Я могу хоть десять лет подряд ездить. Наверное, я просто еще молодой. Достаточно двух-трех дней, чтобы отоспаться, – и я буду готов гоняться вновь, еще два-три месяца без перерывов.

***

– Вы уже побывали в "Ред Булле"?

– Естественно. На базе команды сняли мои размеры, провели всякие стандартные процедуры. Работа над машиной для следующего сезона идет полным ходом, и важно знать габариты нового гонщика. Но по-настоящему работать в "Ред Булле" я начну только зимой.

– Как относитесь к тому, что не смогли поработать с командой на тестах после сезона в Абу-Даби?

– Меня это абсолютно не волнует. Конечно, было бы полезно, если бы за рулем работал я, но у команды были обязательства перед организаторами "Мировой серии "Рено", в соответствии с которыми победитель этого чемпионата получал один тестовый день. Эти обязательства было очень важно исполнить. В общем, у меня не получилось поработать – и ладно. Будет достаточно времени зимой.

– Вам предстоит заменить Себастьяна Феттеля, четырехкратного чемпиона мира. Непростая задача?

– Он и сам когда-то был в том же положении, в котором я нахожусь сейчас. Мое будущее в моих руках.

– Вы провели хороший сезон, но чувствуете ли, что готовы к переходу в топ-команду?

– Да, я чувствую, что готов. И хочу получить настолько быструю машину, насколько это возможно. В любом случае надеюсь, что мы будем конкурентоспособны.

– Всему ли вы успели научиться в "Торо Россо"?

– Я буду учиться чему-то на протяжении следующих 20 лет, как и все остальные в "Формуле-1". Всем известны примеры того, как самые величайшие пилоты в истории возвращались в гонки – и им приходилось что-то наверстывать, узнавать, учиться.

Удивительно, меня так часто спрашивают о том, готов ли я, что создается впечатление, будто журналисты волнуются за меня больше, чем я сам.

– Насколько помогло вам то, что вашим напарником был Жан-Эрик Вернь, за плечами которого уже было два сезона в "Формуле-1"? В частности, многому ли вы научились у него, если говорить о таких важных аспектах, как работа с резиной? Это особенно непросто дается новичкам…

– Вы правы. Конечно, мы не так часто обменивались информацией, ведь каждый фокусировался на своей работе. Да и стили пилотирования у нас немного разные. Но Жан-Эрик не давал мне расслабиться – вот что главное. Когда я немного успокаивался, сразу же получал от него несколько пинков под зад.

Я сделал выводы и в последних гонках смотрелся на фоне Жана-Эрика уже достаточно хорошо. Честно говоря, я не мог просить о лучшем напарнике. Вернь великолепный пилот, и мне очень понравилось работать с ним.

– Вы почувствовали себя увереннее, когда начали регулярно опережать его?

– Все знали, что для Жана-Эрика это уже третий сезон, что у него есть опыт. Можно было считать, что он уже почти достиг пика своей скорости в квалификациях, а на каких-то трассах и в гонках. Он очень талантлив и быстр. В каком-то смысле это давало мне хорошую возможность продемонстрировать свой потенциал. При этом всегда оставался риск, что он меня уничтожит! Впрочем, этого не произошло, так что все в порядке.

***

– Вы уже знаете, кто будет вашим гоночным инженером?

– У меня есть об этом представление, но официального подтверждения еще не было.

– Ранее сообщалось, что в "Ред Булл" переходит Джанпаоло Ламбьязе, который заменит пошедшего на повышение Гийома Роклена, бывшего инженера Себастьяна Феттеля…

– Думаю, в "Ред Булл" работают высококвалифицированные специалисты. Не стоит на этот счет волноваться.

– Да, конечно, но вы часто говорили, что у вас сложились отличные отношения с вашим инженером в "Торо Россо" Марко Матассой…

– Именно так – отличные отношения. Я очень надеюсь, что наши пути еще пересекутся.

– Даниэль Риккьярдо многих удивил в этом сезоне, опередив Себастьяна Феттеля практически по всем показателям. Вам в следующем году выступать с ним. Не боитесь?

– Нет. Да и вообще все эти разговоры не имеют никакого значения. Это гадание на кофейной гуще. До субботней квалификации в Австралии рано что-либо говорить, давать прогнозы. Больше того, и после Мельбурна будет рано делать какие-то выводы.

– Риккьярдо будет первым номером команды в следующем году? По крайней мере, в начале сезона…

– Мне кажется, чтобы такой статус получить, его надо заслужить. А мы пока вместе не выступали.

– Вы давно с ним знакомы?

– Да, регулярно общаемся с тех пор, как мне было 15 лет. На гонках в молодежных чемпионатах мы нередко оказывались в одном паддоке, и всегда перекидывались парой слов, шутили. Но теперь, полагаю, наши отношения станут более профессиональными, ведь мы оба будем стремиться к одной цели.

Материалы других СМИ