03:00 25 июля 2011 | Футбол — РФПЛ

Как Стоичков казаком стал

Суббота. Ростов-на-Дону. Христо СТОИЧКОВ. Фото Юрия ГОЛЫШАКА, "СЭ" Фото "СЭ"
Суббота. Ростов-на-Дону. Христо СТОИЧКОВ. Фото Юрия ГОЛЫШАКА, "СЭ" Фото "СЭ"

ЧЕМПИОНАТ РОССИИ
 ПРЕМЬЕР-ЛИГА. 17-й тур

Матч "Ростов" - "Динамо" стал заключительным, но отнюдь не самым увлекательным пунктом программы, которую ростовчане подготовили именитому гостю - обладателю "Золотого мяча"-1994, лучшему игроку в истории болгарского футбола

Юрий ГОЛЫШАК
из Ростова-на-Дону

Христо Стоичков раздавил сигарету в пепельнице, расстегнул ворот рубахи:

- Жарко как…

День спустя он повторит те же слова и в станице Старочеркасской. Той самой, которую казаки всего мира считают столицей. Стоичков будет разглядывать памятник атаману Платову:

- Жарко…

Генеральный директор "Ростова" Юрий Белоус хлопнет легенду по плечу:

- Терпи, казак, атаманом станешь.

Под мышкой у Христо будет белая папаха. За четверть часа до этого его пышно примут в казаки.

* * *

Но это будет назавтра. А сейчас мы сидели со Стоичковым и его товарищем Мирче Димитровым в холле отеля "Don Plaza". Капучино выпито, сигарета выкурена.

- Жарко? - переспросил я. - А давайте выйдем - там за углом лимонад продают. Попробуем.

Хитрость не прошла: на самом деле мне хотелось выманить Стоичкова к пластмассовой бочке с копеечным лимонадом и гранеными стаканами. Чтобы сфотографировать, как Христо вышел в народ.

- Знаете, ребята, как надо пить лимонад? - вырулил в неожиданную степь Стоичков.

Мы с коллегой Кружковым пожали плечами.

- Я в Барселоне делал так - садишься в кафе, наливаешь вот столько лимонада, а вот столько - пива.

- Это можно пить?! - ужаснулись мы.

- Еще как можно. Очень вкусно, попробуйте. Эх, Барселона. Я вам подарок хочу сделать. Вот, уникальный альбом с моими фотографиями. Вся жизнь здесь, крошечный тираж. Раритет!

Христо достал из пакета здоровенный том. В руках едва удержишь.

- Кому подписать? Двум бандитам?

Мы кивнули - как угодно.

Христо усмехнулся и вывел крупно: "Юре и Саше". Мы переглянулись - во дает легендарный. Наши имена запомнил.

Три его телефона звонили, перебивая друг друга…

* * *

Вчера вечером Стоичков, человек мира, улетел в Стамбул. Оттуда четыре часа на машине - и здравствуй, София. Казалось, расположился к нам Христо настолько, что можно было и туда напроситься - он только обрадуется попутчикам. Но в субботу было кое-что интереснее. Стоичкова катали на яхте, кормили раками и зачисляли в казаки. Вот этого мы упустить не могли.

На крошечную яхту нас не взяли - там и четыре-то человека поважнее нас умещались с трудом. Поэтому мы поехали на машине с корреспондентом из местных, наслушались историй. Как принимали в казаки Пьера Ришара и Олега Протасова. А еще - как Стоичков отправился в детский дом, а там расспросы:

- У вас дети есть?

- Есть, - кивнул Христо. - Две женщины…

Вечером, играя в футбол с лучшими людьми Ростова, он так получил по ноге - даже "Реал" обходился со Стоичковым нежнее.

А тему казачества подхватил на лету - я, мол, и так казак. Только болгарский. Местные переглянулись: вот так номер.

* * *

За окном степи сменялись чудесными прудами. Торговцами с картонками, на которых надписи: "опарыш", "черви"…

- Отличные здесь озера, - рассказали нам. - Только платные. 400 рублей в день - и лови сколько хочешь. Клев изумительный.

Зовись я Юрием Белоусом - отвез бы Стоичкова сюда. Набрав полные карманы червей с опарышем. Удивлять так удивлять.

* * *

Навстречу нам шел оборванный человек со ржавой ванной на голове. Словно в "Зеленом фургоне". Курицы разбегались из-под ног. Жаль, Стоичков этого не видит на своей яхте.

- Вот и Старочеркасская…

До прибытия яхты оставалось часа полтора. Спешить было некуда. На перекрестках позевывали постовые - вся полиция казачьей столицы. Человек шесть. Притулился у забора уазик с надписью по борту: "Участковый Аксайского района". Серьезное подкрепление - мало ли что. Немыслимая армия котов дожидалась у шашлычной первых гостей. Стоило нам присесть, потянулись, льстиво подвывая…

Мы зашли в древний собор на звуки - там распевался, не жалея глоток и баянов, казачий хор с бородатым Кузьмичом во главе. Не брезговали французским шансоном - давний приезд Ришара заставил расширить репертуар. Не пропадать же.

Увидев фотоаппарат, воодушевились необычайно. Заломили фуражки, грянули во весь дух - испугав дряхлого батюшку, освящавшего чьи-то "Жигули". Батюшка брызгал святой водицей во имя отца и сына в открытый капот. Промахнувшись, освятил и нищих, и участкового Аксайского района, и меня.

Коллега Кружков той порой примерился к белой бурке и папахе. Фотография - 50 рублей, весьма гуманно. Поблескивая очками, да в папахе - будто не Кружков вовсе, а батька Махно…

На скромненькой пристани тем временем тоже не спали. Начальники вылавливали вдоль берега пустые бутылки из-под шампанского - кого-то здесь уже встретили до Стоичкова. Из опорного пункта милиции выпорхнула дама в красных шароварах. На ходу докрасив губы, взялась за метлу: пристань должна блестеть. Неподалеку спешно докрашивали забор. Краски не хватило - и остаток забора игриво прикрыли газелью. Юные казаки гоняли на мопедах, поднимая столбы пыли, казаки постарше предпочитали мотоциклы с люлькой. Усы самых живописных стремились куда-то к плечам.

Стоичкову будет что рассказать другу Ромарио, подумал я. А Божович многое потерял.

* * *

Станица знала, кто должен прибыть, - и вынесла на обочины все, что могла. Вдруг мистер Стоичков заинтересуется? Дед в сомбреро перебирал малосольные огурцы - выставляя на солнышко самые пупырчатые. Мимо таких Стоичков не пройдет, говорили его глаза. Из-за монастырской стены неслись обрывки освеженного репертуара:

- И кто его знает, чего он моргает?

* * *

Коты потянулись к пристани. Я понял: Стоичков на подходе. Так и есть - яхта резала волну, выбирая причал. Выбрала тот самый, подметенный. Словно из-под земли выросла делегация встречающих.

- Проведет вас по заповеднику вот этот молодой человек, он кандидат наук…

- За кандидатство при советской власти доплачивали десять рублей, - вполголоса пояснил памятливый Белоус.

Стоичков расширил глаза.

Ветер с Дона казался горячим. Белая рубаха Христо взмокла через пять минут. Отказавшись от автомобиля, Стоичков отправился через станицу пешком. Все казалось сюрреализмом - козы по обочинам, возвращающийся человек с ванной на голове - видимо, перепутал направление, - дым из шашлычной, и… Стоичков. На четвертый день в Ростове ничему не удивляющийся.

В музейной духоте Христо отчего-то заинтересовался письмами атамана Вавайского. Разглядывал так долго, что еще секунда - и ему вручили бы их как дар. На серебряном подносе. Но внимание отвлекла шуба на невероятном меху.

- У Филиппа Киркорова такая, - подсказал Белоус.

- О! - воодушевился Стоичков.

Мимо бутылки с чертиком на донышке прошел равнодушно.

* * *

На втором этаже, в зале Александра I, уже ждали. Там-то и надели на Стоичкова белую папаху, символически высекли нагайкой и поднесли на сабле бокал с водкой.

Христо и выпил, не расплескав, и сплясал с озорной старушкой. Оказался своим парнем. Куда веселее Ришара.

- Любо нам принимать в казаки Стоичкова?

- Любо! - грянул хор во главе с тем самым Кузьмичом.

Пришлось пить второй раз…

- Я совершил подвиг, - шепнул Стоичков Белоусу, снимая папаху. - Выпил двести грамм водки.

- Терпи, казак, - прошептал в ответ Белоус. И не думая сочувствовать.

Поставив свечку и перекрестившись на том самом месте, где проделал все то же самое 14 октября 1825 года Александр I, Стоичков пошел к джипу. День только начинался.

Материалы других СМИ