«Вхожу на каток и слышу дикий крик». Как поругались Тарасова и Роднина

Анастасия Рацкевич
Корреспондент
15 мая 2020, 10:15
Ирина Роднина и Татьяна Тарасова. Фото "СЭ" Ирина Роднина и Александр Зайцев. Фото Сергей Киврин
Почему олимпийская чемпионка и легендарный тренер поливают друг друга грязью в интервью.

В фигурном катании снова скандал. На этот раз скандальными высказываниями обменялись олимпийская чемпионка в парном катании Ирина Роднина и знаменитый тренер Татьяна Тарасова. Причем, это происходит не в первый раз — две легенды жестко высказывались друг о друге даже в своих книгах. В чем же суть конфликта?

Тренер и ученица

Изначально отношения Родниной и Тарасовой были вполне себе ровными, ну или, во всяком случае, таковыми казались. В 1974 году фигуристка в паре со своим партнером Александром Зайцевым приняли решение сменить тренера. Как написала Роднина в своей книге «Слеза чемпионки» — никто никого не переманивал. Они сами пришли к Тарасовой — тогда очень молодому и перспективному специалисту.

«Конечно, Татьяна Анатольевна старается быть человеком конъюнктурным, но это обычное поведение в нашем мире. Когда говорят, что нельзя, мол, так переманивать спортсменов, я с этим не согласна. Я понимаю, что наступает такой период, когда мы сами уходим. Я, например, к Тарасовой сама пришла. Меня никто не переманивал», — пишет Роднина.

Сотрудничество получилось очень успешным. Вплоть до 1980-го года пара Роднина-Зайцев не проиграла ни одного соревнования, в котором принимала участие. Причем фигуристы получали абсолютные девять первых мест из девяти возможных и за короткие, и за произвольные программы с 1973 года.

Сама Роднина по итогам карьеры стала самой успешной фигуристкой в истории парного катания: трижды побеждала на Олимпийских играх, десять раз на чемпионате мира, одиннадцать — на чемпионате Европы и шесть раз становилась чемпионкой СССР.

Казалось бы все хорошо — сотрудничество сложилось удачно, молодой тренер Тарасова (на момент начала работы с парой ей было всего 27) успешно справилась с задачей побеждать со своими звездными учениками. Да и Ирина с Александром казались довольными. Они уважали тренера, несмотря на тот факт, что они были фактически ровесниками (Роднина младше Тарасовой всего на два года). Но все пошло наперекосяк после того, как пара завершила карьеру, и Ирина начала тренировать.

Ирина Роднина и Александр Зайцев. Фото Сергей Киврин
Ирина Роднина и Александр Зайцев. Фото Сергей Киврин

Тренер и хореограф

Как станет известно позднее из книги Родниной, ее отношение к Тарасовой все это время было скептическим.

«Я, например, для себя сделала такой вывод — не хочу с Тарасовой ни ругаться, ни дружить. Потому что ругаться — это неприлично и недостойно. Мы все-таки рядом столько лет прожили. Дружить же просто невозможно. А дружба — это взаимное уважение, принятие в человеке, с которым ты дружишь, не только его сильных, но и слабых сторон,» — писала Ирина.

Роднина говорит, что не видела в Тарасовой сильного технического специалиста, сравнимого по уровню с прежним наставником Станиславом Жуком, и приходила к Татьяне Анатольевне исключительно за постановками.

«В фигурном катании есть несколько профессий. Есть хореограф-постановщик. Это то, что долгие годы успешно воплощали Елена Анатольевна Чайковская и Татьяна Анатольевна Тарасова. Есть другая профессия — тренер. К тренерам я могу отнести Виктора Кудрявцева, Эдуарда Плинера, Жука и Игоря Москвина. Эти люди занимаются «техническим оснащением» спортсмена. Все, что касается постановки техники, к Тарасовой (я точно могу сказать, потому что я у нее тренировалась) имеет мало отношения.

Другое дело, что у Тарасовой абсолютно неординарное мышление. Если мы все, обычные люди, мыслим прямо, то она будет обязательно пробовать вправо или влево. А может, вообще назад. Чайковская, как мне кажется, берясь за спортсмена, достаточно четко выстраивает ему стратегию поведения, работы и продвижения к результату", — пишет Роднина в своей книге.

Но это не отменяло того, что бывшая ученица все-таки уважала своего тренера. Все изменилось после перехода хореографа Елены Черкасской от Тарасовой к Родниной. Со слов олимпийской чемпионки, она пыталась сделать все по-хорошему, но в итоге разразился скандал.

«Я приехала к Тарасовой на тренировку. «Таня, — говорю я, — вот такая история. Мне предложили собрать свою группу, и, естественно, хочется работать со своими. Как ты смотришь, если я начну с Леной?» Таня в ответ: «Да, конечно, друзья — это очень важно. Только с другом можно начинать большое дело». Я Ленке говорю: «Все в порядке. Тарасова не против».

На следующий день сижу за своим столом в ЦК комсомола, но что-то у меня кошки на душе скребут. Не знаю почему, но скребут. Я покупаю большой букет роз и еду к Тарасовой на тренировку. Хотела вручить букет Татьяне Анатольевне в благодарность за то, что она меня понимает: я же — начинающий тренер. С этим букетом вхожу на каток и слышу дикий крик. Татьяна Анатольевна налетает на Лену, что она предательница, что она бросает ребят. Вижу Лену, у которой глаза, полные слез. Я резко подхожу, вручаю Лене этот букет, беру ее за руку и забираю с катка. На следующий день Лена стала работать со мной"

С тех пор отношения между тренером и ученицей испортились и они регулярно обмениваются колкими высказываниями в адрес друг друга.

Конфликт двух тренеров

В своей книге Роднина назвала Тарасову эмоциональным человеком. И добавила, что Татьяна Анатольевна может работать только с теми, кто ей верит беспредельно.

«Татьяна Анатольевна все решает эмоционально. Она может работать только с теми, кто ей верит беспредельно. Если со стороны спортсмена возникают сомнения — ты мне еще докажи, что делать надо так, а не по-другому, — то ситуация может развиться в большой конфликт, и, как правило, заканчивается разрывом отношений.

Она как любит наотмашь, так и бьет наотмашь. Но в ней есть, безусловно, то, что мы называем талантом. И за счет ее шестого чувства, ее невероятных способностей ей многое прощается, что в нормальной жизни, обычным людям, наверное, никогда бы не прощалось", — пишет Роднина.

Со мной она стала великой

Тарасова тоже не оставалась в долгу в этом словестном поединке. И у нее для критики оппонентки были очень серьезные основания. Ведь тренерская карьера у Родниной по большому счету не получилась. Во всяком случае ее тренерские достижения не сравнимы с успехами Тарасовой.

— Тяжело мы работали, нередко и ругались, — вспоминает Татьяна Анатольевна. — Ира не терпела, когда ее сравнивали с кем-то, делили с кем-то. Она мне не позволяла смотреть в сторону. Она занимала все время. Шла на всяческие ухищрения, только бы не отпускать моего внимания от себя. То разговаривать вдруг перестанет на тренировках, то озлится непонятно с чего. Ира всегда нуждалась в человеческом тепле. Я видела, что ей не хватает добрых слов, и старалась как могла.

— Я вообще ее давно не воспринимаю, — говорила Тарасова о нынешних отношениях. — Я думаю, что к людям, работающим в Госдуме, есть очень много вопросов, на которые они должны ответить перед российским народом. А за свои комментарии отвечу я. Меня ее высказывания не интересуют. Мне даже жаль Иру, когда я ее слышу. Ведь именно со мной она стала великой. За шесть лет выиграла две Олимпиады, пять раз побеждала на чемпионатах мира. Но вот такой она человек, с таким характером. Я всегда это знала, но лезла из кожи вон: не могла позволить себе, чтобы Ира была второй, а не первой.

Бред сумасшедшего

Эмоций у обеих достаточно по сей день. Буквально на днях Тарасова в интервью РБК отреагировала на слова Родниной, которая заявила, что у ее бывшего тренера вздорный характер:

«Она может быстро загореться, но при этом так же быстро отходит. Я совсем другой человек: если закрылась, то навсегда. Я бы не назвала то, что между нами было, ссорами. Потом мы это поняли. Я просто просила отпустить ее работать со мной Лену Черкасскую. Татьяна Анатольевна была против», — заявила Роднина.

«Слышала, да. Это бред сумасшедшего. Лену Черкасскую я вообще на тот свет проводила. Я первая увидела, что она больна. Я с Леной вообще не ругалась, она мне была совершенно не нужна, как хореограф. Она с Родниной вместе работала, не видела ничего вокруг. У Черкасской был рак 4-й степени, она не могла даже воду пить, а Роднина ее отправила на соревнования в Австралию.

Я сказала: «Лена, ты что? Ты чем-то больна очень серьезно. Очень тебя прошу, приезжай в Америку и на следующий день делай КТ, ты на грани». Она говорит: «У меня нет страховки». Я говорю: «Это неважно. Ты работаешь, у тебя есть деньги. Поэтому иди и делай». Она мне позвонила через день и сказала: «Тань, у меня последняя стадия рака, и мне дали самое большое месяц на то, чтобы я улетела в Москву», — рассказала Тарасова РБК.

Реакция Родниной на слова бывшего тренера была жесткой:

— Комментировать госпожу Тарасову я никогда не собиралась и не буду этого делать. Учитывая, что сегодня карантин и пандемия- У кого-то мозги затрагивает. Поэтому некомпетентность, лишний раз о себе напомнить. И мне кажется, что людей, ушедших из жизни, трогать нехорошо. Мне кажется, это немножечко некрасиво. Не по-человечески, — отметила Роднина в разговоре с «СЭ».

— Я бы посоветовала Татьяне Анатольевне немножечко удариться в историю, — цитирует Роднину Sport24. — Если имеется тот момент, то это 1981 год. А Черкасская умерла от рака в 2000 году (12 ноября 2001 года. — Прим. «СЭ»). Бог ее рассудит, у Тарасовой давно что-то с мозгами слетело. И это грязно говорить о человеке, которого уже нет.

Остается лишь надеяться, что две великих женщины в мире фигурного катания рано или поздно все-таки смогут понять друг друга. Все-таки вместе они сотворили историю.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
205
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир