Екатерина Боброва: «Все будут думать, как разбить трио Тутберидзе»

21 марта 2020, 20:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Екатерина Боброва: «Все будут думать, как разбить трио Тутберидзе»»

№ 8160, от 23.03.2020

20 марта. Москва. Екатерина Боброва в редакции «СЭ». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Олимпийская чемпионка Сочи в командных соревнованиях стала гостей прямого эфира «СЭ» и почти два часа отвечала на вопросы журналистов и болельщиков. Публикуем первую часть беседы — о потерях от отмены чемпионата мира, постановках Глейхенгауза и перспективах Валиевой.

Чемпионат мира-2020 уже не спасти

— Чемпионат мира закончился, не начавшись, из-за пандемии коронавирусной инфекции. Можно ли было все-таки провести в том или ином виде?

— Сначала я была в шоке и очень расстроена. На тот момент ситуация еще не была такой серьезной. Подумалось, что можно было бы и без зрителей провести. Спортсмены, тренеры за бортом и судьи — это не так уж и много людей. Ведь чемпионат мира — это колоссальные деньги, которые потеряли японское телевидение и Первый канал, а болельщики лишились удовольствия.

Но больше всего я переживала за спортсменов, которые возможно именно сейчас находились на пике карьеры и имели возможность выиграть титул. Мы не знаем, что будет в следующем году. Но посмотрев с разных сторон на эту ситуацию, пришла к выводу, что, наверное, так должно было быть. Тут еще вопрос, как пойдет следующий сезон, то же распределение этапов Гран-при, ведь последними соревнованиями на взрослом уровне оказался чемпионат четырех континентов и чемпионат Европы. Как будут готовиться спортсмены, в условиях, когда почти все катки закрыты на карантин? На это ответа нет.

— А если говорить персонально, для тех же Виктории Синициной и Никиты Кацалапова, обыгравших Габриэлу Пападакис и Гийома Сизерона в Граце, отмена чемпионата мира это потеря супершанса или не самый плохой поворот?

— Выскажу исключительно свое личное мнение. Зная всю кухню фигурного катания, такой поворот за счастье. Потому что Вика с Никитой выиграли чемпионат Европы, но Монреаль — родина тренеров французской пары, там были бы совершенно другие судьи. И я прекрасно могу представить состояние Пападакис/Сизерона, которые после проигрыша, которого им не хватало, стали буквально вгрызаться в каждую тренировку. Об этом как раз и говорила Габриэла: у них появился новый стимул. Ситуация на чемпионате мира была бы очень жесткой и при одинаково чистом катании обеих пар неизвестно, что бы было.

— Можно ли как-то спасти этот чемпионат мира: дать его статус этапу «Гран-при» в Канаде или провести в онлайн-формате?

— Не хочу расстраивать болельщиков, но мне кажется, что чемпионат мира-2020 уже не провести. Тут только проводить его сейчас — в апреле, как в 2011 году, когда Россия подхватила палочку у Японии, где из-за землетрясения случилась авария на атомной станции «Фукусима». Так можно было бы дать возможность спортсменам отдохнуть и прийти в себя. А в мае уже поздно — спортсмены отдыхают, кто-то даже ставит новые программы и готовится к следующему сезону.

Проводить в октябре-ноябре — нонсенс. Потому что если соревноваться с новыми программами, они будут ненакатанными. Плюс получится два чемпионата мира с одними и теми же постановками. Это странно, а возвращать старые программы — еще более странно.

Тутбердизе, если что, заставит учениц прыгать дома

— Но получается, что Алена Косторная, Анна Щербакова и Александра Трусова остались без своего первого взрослого чемпионата мира. Как же быть тогда с квотами на следующий сезон?

— Да, они были главными претендентками на медали, хотя не стоит забывать о фигуристках из Кореи, Японии и США, которых, впрочем, они всегда обыгрывали. Очень расстроена из-за наших девочек. Просто слезы на глаза навернулись, когда в ночи, ставя будильник, я наткнулась на произвольную программу Саши Трусовой с пятью четверными прыжками. И Анечка говорила, что они очень хотели показать свою работу. Плюс они оказались без первого взрослого чемпионата мира, не получили опыт, который должны были.

Что касается квот, то мне кажется, ситуацию стоит принять и начать бороться за них заново. Такая судьба. Главное, чтобы все были живы, здоровы и могли тренироваться. Ведь у кого-то задача всей жизни — попасть в произвольную программу. У тех, кто не получает зарплат, а только тратит свои деньги на тренировки.

— В следующем сезоне Косторной, Щербаковой и Трусовой будет сложнее?

— Девочки не будут стоять на месте. Они не будут эти два месяца просто сидеть дома, даже в ситуации, когда все катки не работают. Тутберидзе даст им задание, даже если нас закроют по домам, как в Испании и Италии, в онлайн-режиме будут что-то сдавать.

— В домашних условиях можно прыгать четверные?

— Зависит от габаритов квартиры (смеется). Но мне кажется, что в России не станут так делать — прям совсем закрывать. У нас потрясающие парки и много пространства, это в Италии же маленькие улочки и магазинчики.

— А почему бы всех просто не увезти и не закрыть в Новогорске?

— Вы просто снимаете с языка мою мысль. На месте федерации я бы именно так и сделала. Можно продезинфицировать все номера и завезти основных сборников, у которых сейчас очень важный момент. В тех же танцах повышается мастерство скольжения, поскольку во время сезона нет времени этим заниматься. Нужно придумать новые связки и выучить поддержки, для освоения которых требуется много времени. Даже если всех выпустят в мае, это же время отпуска. Спортсменам нужно выехать куда-то на море, погреть свои косточки, отдохнуть и выкинуть все из головы. Сейчас все до 16 апреля сидят дома, и я не исключаю, что многие тренеры скажут: вот он, ваш отпуск, отдыхайте. А потом снова на лед, новые программы, тренировки, как бы мозги не закипели у них. Но не исключаю, что о Новогорске подумали и в других видах спорта. В одном помещении было бы явно больше 50 человек.

Пробиваться как трио проще

— Есть мнение, что Косторную, Щербакову и Трусову подают исключительно как трио, не подчеркивая индивидуальность каждой.

— В любом случае индивидуальность подчеркивается. Трусова лично для меня — это массовость четверных прыжков, в этом ее сила. И если Саша их все выезжает, она может победить. Алена — невероятные скольжение и женственность, Аня — легкость, невесомость и звонкость. Для меня они все разные. Но я понимаю, почему держится трио: втроем пробить стену мирового топа проще, все равно кто-то из них троих выиграет. Но как будет в следующем сезоне — неизвестно. Мирового господства России в фигурном катании никто не потерпит, так что будут думать, как разделить эту тройку.

— Что необычного в программах Глейхенгауза?

— Я на самом деле обожаю Даню. Очень горжусь им, потому что мы знакомы чуть ли не с четырех лет. Мы еще как одиночники вместе катались. Я слежу за ним — как у него в одиночном не сложилось, как перешел в танцы. Потом мы одной тусовкой отдыхали.

Даниил меняется из года в год, он хочет развиваться как специалист, постановщик, но я его считаю симпатичным и интересным молодым человеком. Тренеры — ведь такие люди, которые проводят всю жизнь в спорте, а спортсмены приходят и могут уйти. В старости они тебе стакан воды не принесут, скорее всего. Часто работа не просто с утра до вечера каждодневно, а с ночными занятиями даже. Это практикуют некоторые специалисты. Я переживаю за хороших людей. Не знаю, как у него с личной жизнью. Но энное количество времени в жизни надо проводить с любимым человеком. Хочется пожелать и личного счастья тоже.

Когда он перешел к Тутберидзе, нашел свою нишу — стал хореографом для девочек. Я действительно очень рада за него. Он может себя реализовать. По этому сезону я вижу, что к каждой девочке свой подход. То есть, воинственная программа — у Саши Трусовой. Она же именно такая. Я видела ее новый показательный номер в голубом платье. Мне пока сложно представить ее в таком образе, потому что я привыкла ее видеть в «Пятом элементе», «Ночь на лысой горе». Ей это очень идет. Ее прозвали «Русская ракета», и она пока для нас такая. Уверена, что она потом раскроется и в этой нежности. Но пока сложно переключиться.

Мое мнение — на таком уровне очень здорово менять что-то в плане постановок. То есть, поехать куда-то на летние сборы, у кого-то взять самое лучшее. Когда ты приходишь к другому постановщику, он совершенно по-другому тебя видит. Может предложить что-то такое, что ты ответишь: «Мы никогда так не катали». А когда постановка пойдет, поймешь, что тебе это идет.

Я думаю, что Тутберидзе не будет менять постановщика. Она видит, что есть тенденция — девочки выигрывают, им идут программы, все нравится. В любом случае, это идеи не одного Даниила. Это общая работа команды. Все равно что-то предлагается тренером: музыка, образ, еще что-то. Вносятся коррективы.

Валиеву в 11 лет назвала будущей олимпийской чемпионкой

— Что вы можете сказать о Камиле Валиевой?

— В первый сезон после завершения карьеры, я комментировала показательные выступления «Гран-при России». И вышла маленькая девочка. Вижу, что выводит ее Глейхенгауз. Ну, я и говорю в начале проката: «А это у нас Камила Валиева. Думаю, будущая олимпийская чемпионка». На меня посмотрели с недоумением. Ей было 11 лет. Но потом я посчитала, что ей будет 15 лет перед Пекином, а сейчас тенденция выигрывать в этом возрасте. Дай бог, чтобы сборная России поехала на Олимпиаду-2022, чтобы вообще кто-то куда-то поехал. Но я ей желаю осуществлять задуманное и очень рада за победу на юниорском чемпионате мира.

— Как вам Алиса Лью? Многие были скептичны в ее отношении, противостояния с Валиевой же не вышло.

— Знаете, чем наши спортсмены отличаются от североамериканцев? Мы тренируемся ради победы. Они — ради удовольствия. Если Алисе разонравится фигурное катание, родители не потащат за шкирку ее на каток со словами о потраченных деньгах. У нас такое явление есть. У них говорят перед прокатом: «Have fun». То есть — получи удовольствие! Не получилось — в следующий раз. У нас любое поражение приравнивается к катастрофе.

— Ни в мужском катании, ни в танцах на льду, ни в парах возраст особого значения не имеет. Вам не кажется, что женское катание в этом плане стало каким-то совершенно отдельным видом?

— Я бы не стала сравнивать женское одиночное катание с другими видами, потому что молодые спортсменки и для парного катания, и для танцев — уникумы. И я не представляю пары, которые могли бы выиграть в 15-16 лет. В свою очередь, у девочек в этом возрасте есть возможность прыгать четверные прыжки, а если есть шанс попасть на пике карьеры на Олимпийские игры, то надо хватать удачу за хвост.

Если взять Софью Самодурову, которая была в прекрасной форме весь прошлый сезон, выиграла чемпионат Европы и в тот момент, когда что-то должно было произойти, она начала расти. Не смогла справиться с телом. Но сейчас мы выступали в шоу Авербуха — она в прекрасной форме и даже стройнее, чем была до этого. То есть она тренируется, не вешает нос и будет продолжать делать это дальше. И примером для нее может служить Лиза Туктамышева, которая не сдается и пользуется большей популярностью, чем после победы на чемпионате мира. Так что тенденция 15-летних девочек в приоритете, но я считаю, что ситуация изменится после Олимпиады-2022, когда все-таки должны внести возрастные коррективы.

20 марта. Александр Большунов и Екатерина Боброва в редакции «Спорт-Экспресс».

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
32
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир