Яна Рудковская: «Плющенко мог умереть на льду, если бы не снялся с личного турнира Олимпиады в Сочи»

27 мая 2020, 16:55
Евгений Плющенко. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Яна Рудковская, жена двукратного олимпийского чемпиона по фигурному катанию Евгения Плющенко, рассказала о том, почему ее супруг снялся с личных соревнований на Олимпиаде в Сочи.

— Перед Олимпиадой приехали к российским врачам, чтобы выполнять четверные прыжки, — сказала Рудковская в документальном фильме «Рудковская. Исповедь». —  Нам сказали, что четверные Женя прыгать не сможет, потому что полностью стерт межпозвоночный диск. Порекомендовали: если заменяем, ставим полимер — он не сможет восстановиться к Олимпиаде. Единственный, кто взялся поставить полимер и сказать, что к сентябрю Женя выйдет на лед, — это доктор Илья Пекарский. Вместо сентября Женя вышел в июне.

Он приехал на Олимпиаду, выступил и принес команде 19 баллов. Но после командных соревнований он поменялся, потому что чувствовал, что что-то происходит, какие-то боли, дискомфорт. И он сразу сказал: я меняюсь. Была тренировка перед личным турниром, это все видели. Лайсачек был комментатором и сказал: «Посмотрите, Плющенко очень сильно упал с тройного акселя на спину. Я очень беспокоюсь за его спину».

Думаю, именно в тот момент это случилось. И поэтому он поменялся. К сожалению, два фигуриста, которые были на замене, оба были не готовы. И это знают и федерация, и Минспорт. Но они сказали: давай, попробуй. Уговаривают: нам нужна еще медаль. И Женя: я не могу, у меня боли. Ну как? «Ну ты понимаешь, ты же великий, давай-давай».

Я была против этих индивидуальных соревнований. Я знала, если у него болит, это что-то серьезно. У меня было очень плохое предчувствие. На последней тренировке у него разорвалась цепочка и упал крестик, с которым он всегда катался. Это очень плохой знак, тем более он очень верующий человек. Он сказал: надо было не идти на уговоры, а меняться. Есть более здоровые спортсмены, которым нужна Олимпиада. И на фоне травмы его бы поменяли. После снятия начинается травля.

Мы прилетели через два дня к Пекарскому. Спасибо Эрнсту, который прислал камеру программы «Время» с нами. Пекарский сказал: «Женя, я знаю, что если бы вы могли, вы бы катались». Женя ответил: «Конечно, док, я бы катался». Пекарский: «А сейчас мы посмотрим, почему вы это не стали делать». Пекарский спросил: «Женя, а если бы вы были не первый в разминке, то пошли бы на новокаиновую блокаду, которая купировала бы вам боль на какое-то время?» Женя ответил: «Конечно, пошел бы».

Пекарский поворачивает нам экран и показывает снимок: «Тогда, скорее всего, вы бы умерли на льду». И там — разломанный шуруп, ножка отдельно... Как здорово, что эти камеры были с нами, что нам не надо было ничего доказывать.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
53
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир