Посадят ли Матиаса из-за смерти Дадашева? Что грозит сопернику россиянина

25 июля 2019, 17:15

Статья опубликована в газете под заголовком: «Посадят ли Матиаса из-за смерти Дадашева?»

№ 7981, от 26.07.2019

Максим Дадашев (слева) против Антонио де Марко. Фото AFP
Скорее всего, дело о гибели российского боксера будет квалифицировано как "несчастный случай"

28-летний российский боксер Максим Дадашев скончался после поединка с пуэрториканцем Субриэлем Матиасом из-за травм головы, полученных на ринге. За последние два дня соболезнования принес не только весь мир бокса, но и люди от него далекие. Однако у случившегося есть не только моральная сторона, но и юридическая. Если бы Матиас нанес Дадашеву смертельные раны во время уличной драки, даже в рамках самообороны, у него наверняка были бы очень серьезные неприятности с законом.

Должен ли сейчас Матиас давать объяснения не только атлетической комиссии штата, но и американской полиции? И грозит ли ему тюрьма за непромышленное убийство? Вопрос не так прост как кажется, несмотря на то, что на ринге всегда погибало немало боксеров.

В случае с Максимом все было по правилам

Широко известна давняя история с американцем Максом Бэром. В 1930 году он дрался с Френки Кэмпбеллом, в пятом раунде прижал оппонента к канатам и начал практически безответно его избивать. Бой был остановлен только после того, как Кэмпбелл без сознания повис на канатах. Френки был доставлен в больницу, но через несколько часов скончался. Бэру предъявлено обвинение в непредумышленном убийстве. В ходе судебных разбирательств, когда даже семья Кэмпбелла отказалась от каких-либо обвинений в адрес Макса, смерть была признана трагической случайностью. Хотя Бэра все же отстранили на год от участия в боях в Калифорнии.

– Подписывает ли боксеры перед боем какие-либо документы, освобождающие соперника от ответственности в случае трагического исхода? – вопрос известному промоутеру Владимиру Хрюнову.

– Прежде всего, боксеры предоставляют документы о состоянии своего здоровья и получают допуск от комиссии, которая обслуживает бои. К сопернику претензий быть не может, потому что оба боксера, выходящие в ринг, имеют одинаковые шансы нанести друг другу урон. В случае с Дадашевым оба спортсмена боксировали до последнего и все видели, что наш боксер был готов выйти на последний раунд. Сейчас будут разбираться адвокаты, анализировать документы. На основании чего, и в каком состоянии Максим был допущен к бою. Свое расследование начала проводить и Федерация бокса России. Но я считаю, что это тот случай, когда боксера нужно было спасать от его же собственного мужества.

– Медицинский полис является обязательным для выхода на ринг?

– Да, российским законодательством установлен порядок страхования участников боя, определена ответственность на все случаи. Кроме этого у каждого из боксеров есть персональный медицинский полис, когда он принимает участие в бою.

– А могут ли обвинить в произошедшем судей или тренеров?

– Если были соблюдены все правила, то нет. В истории спорта, в частности бокса, было не мало случаев, когда проводились различные манипуляции с участием судей и тренеров, но в случае с Максимом все было по правилам.

Ключевой вопрос – был ли умысел

Бокс – не единственный вид спорта, в котором смерть спортсмена происходит после столкновений или нанесения травм, не совместимых с жизнью. Достаточно вспомнить гибель вратаря ЦСКА Сергея Перхуна. В игре против "Анжи" Перхун в прыжке столкнулся головой с нападающим Будуном Будуновым. И если Будунов отделался временной потерей памяти, то Сергею этот случай стоил жизни. Как же эти вопросы регламентируются в обычных законах?

– Все прописано в Уголовном кодексе, – поясняет российский юрист и старший партнер Forward Legal Алексей Карпенко. – И в Америке, и в России он называется одинаково, и по большей части там содержатся одинаковые нормы. Там прописано, что для уголовной ответственности должен быть умысел на причинение смерти или хотя бы преступная неосторожность. Когда речь идет о спортивных состязаниях, когда и публика, и судьи, и участники соревнований понимают, что несчастные случаи возможны, это часть шоу. Возможная смерть спортсмена является заведомым обстоятельством, исключающим привлечение к уголовной ответственности, если она наступила в результате несчастного случая. И тот, кто к этому причастен, ответственности не несет.

– Как после случившегося можно определить – был умысел, или нет?

– Ну, к примеру, у спортсменов за пределами ринга смертельная вражда, и один из боксеров кладет внутрь перчатки свинцовый кастет или набивает перчатки бетонной крошкой. Если в результате этого соперник погибает, то боксер садится в тюрьму. Если устанавливается, что судьи и тренеры сговорились убить боксера, и при этом представить все таким образом, как будто это произошло в результате несчастного случая, то участники сговора садятся в тюрьму. Хотя бокс с судебной точки зрения от уличной драки не отличается.

– Подписывают ли боксеры перед боем какой-то "отказ от претензий"?

– В этом ключе нет. Есть просто правила ведения добросовестного боя, которые спортсмены должны соблюдать. Их объявляет рефери на ринге: не бить ниже пояса, не наносить ударов ногами, не бить по затылку и так далее. Рефери их озвучивает в том числе потому, что нарушение этих правил с точки зрения экспертной оценки может быть квалифицировано как уголовное преступление. Но только в том случае, если будет доказан умысел.

Выходит, спортсменам, соблюдающим правила своего вида спорта, уголовные обвинения предъявляться не могут, даже в случае гибели соперника. И единственное, с чем приходится справляться спортсменам в такой ситуации – это эмоциональный груз. Многие боксеры, о чей руки погибали коллеги, затем оказывались в психологической яме. А те, кто все-таки находил в себе силы продолжать выступления, зачастую поддерживали связь с семьями погибших и помогали им финансово. Подобное поведения, в частности, помогала им смириться с трагедией, невольным участием которой они стали.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
30
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир