00:15 16 апреля | Биатлон
Газета № 7610, 16.04.2018

"Не понимаю, как Бессеберг мог скрыть результаты допинг-проб". Бывший вице-президент IBU - о скандале

Андерс БЕССЕБЕРГ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Андерс БЕССЕБЕРГ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Олимпийский чемпион в лыжных гонках, вице-президент Международного союза биатлонистов (IBU) в 2006-2010 годах, казахстанец Владимир Смирнов впервые прокомментировал версию о "российских взятках" руководству мирового биатлона.

Президент IBU Андерс Бессеберг сейчас находится под следствием и вынужден взять отпуск. Его подозревают в коррупции, – в частности, сокрытии положительных допинг-проб российских спортсменов и некорректном распределении международных турниров между странами. На пике коррупционного скандала действующие члены исполкома IBU воздерживаются от комментариев. Зато Владимир Смирнов – бывший вице-президент IBU по спорту – согласился ответить на острые вопросы.

НИКТО НЕ ПОНЯЛ, ЧТО ИСКАЛИ В ШТАБ-КВАРТИРЕ

- Что вы в целом думаете о сложившейся сейчас в IBU ситуации?

В свое время я ежедневно сталкивался с теми вопросами, которые сейчас все обсуждают. Помимо должности вице-президента по спорту, я был в IBU еще и заместителем директора соревнований. Нынешняя структура IBU понятна и открыта. Президента, вице-президентов и исполком выбирают, директора соревнований назначают. Все анализы допинг-проб проводятся независимой лабораторией, доступ к ним имеет Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА). И кстати, Бессеберг до сих пор входит в Совет учредителей ВАДА. Не представляю, каким образом результаты анализов можно было скрыть. Это уму непостижимо. Конечно, нужно дождаться результатов расследования, но, исходя из тех обстоятельств, в которых работал я, это невозможно было сделать.

Вы ушли из IBU в тот момент, когда были получены подозрительные результаты проб олимпийского чемпиона Евгения Устюгова. Что-то слышали об этой ситуации?

– В тот момент никакой такой информации у нас не было. Насколько я понимаю, это все связано с перепроверками и сбором дальнейших данных.

– Почему IBU так и не запустил паспорт крови, который успешно применяется большинством других международных федераций?

– Данные для стероидного и кровяного паспорта в IBU собирались давно. Не могу сказать, почему он не работает сегодня, но работа в этом направлении велась.

– Вы сейчас общались с Бессебергом или бывшим генсеком Николь Реш?

– Сейчас не вижу смысла им звонить, потому что расследование в разгаре. Нынешний исполняющий обязанности генсекретаря Мартин Кухенмайстер сказал, что даже не понял, что искали в штаб-квартире. Они просто пришли и начали обыск, никого не посвящая в подробности. На мой взгляд, это странно, ведь речь идет о международной организации, которая всегда была предельно прозрачна.

– Вы не исключаете, что у обысков политический подтекст, ведь скоро в IBU выборы президента и Бессеберг как раз думал, стоит ли выставлять свою кандидатуру?

– Я так не думаю. Бессеберг много сделал для развития биатлона, и сегодняшний имидж нашего вида спорта – его заслуга. Андерс выдвигался с 1992 года и провел уже четыре президентских срока. Лично я считаю, что если бы он провел еще и пятый, то ничего страшного бы не было. Человек находится на своем месте.

– Но, например, американские представители в исполкоме IBU так не считают, и хотели бы иметь своего президента.

– Нет такого, чтобы кто-то сажал своего президента или грел для него место. Президента выбирают по таланту, подходу, взглядам, опыту работы. Все члены IBU имеют свою голову на плечах. Они выберут достойного человека. Тут скорее стоит говорить о ВАДА и его действиях. Эта организация играет сейчас огромную роль в мировом спорте. Они стремятся сделать единый подход во всех федерациях. Сейчас идет настройка, каждый пытается найти свою роль, пусть даже через такие болезненные моменты.

– Вы можете гарантировать, что в годы вашей работы в IBU никаких злоупотреблений с допинг-пробами там не было?

– Это слишком громкие слова. Я уже говорил о прозрачности, так действительно было. Но ведь и на Играх в Сочи тоже все было прозрачно, а какие-то действия в плане укрывательства, как мы сегодня знаем, там все-таки были предприняты. Как бы ни была совершенна система, давать гарантии некорректно.

ПРОБЛЕМА РОССИЙСКОГО БИАТЛОНА – РАЗБРОД В СТРУКТУРЕ УПРАВЛЕНИЯ

– Почему вы решили уйти из руководства мирового биатлона?

– Я не уходил, у меня просто кончился четырехлетний срок полномочий вице-президента. На тот момент я был генеральным директором компании Scania. Это очень серьезная работа, и на общественную деятельность в спортивной сфере у меня просто не хватало времени и сил.

– Как в Швеции, где вы уже много лет живете, воспринимается скандал вокруг IBU?

– Все без понятия, как так могло произойти. IBU здесь считался авторитетной организацией. У Швеции там есть свой вице-президент – Уле Далин, он же возглавляет местную федерацию биатлона. Мы общались, он также очень удивлен, на каком основании ВАДА делает обыски. Думаю, ждать нам осталось немного, и скоро всех познакомят с результатами расследования.

– Как житель Швеции, что вы думаете о том, почему у тренера Вольфганга Пихлера с местной командой получилось добиться результата на Олимпийских играх, а с российской – нет?

– На этот вопрос очень правильно ответил сам Пихлер. Главная проблема российского биатлона – это разброд в структуре управления командами. Каждый идет в своем направлении, нет общего плана. У каждой группы свой тренер. И какой бы президент ни приходил, с большими деньгами или без них, ничего не меняется. Нужно двигаться в сторону единой системы, как было у нас в советские времена, когда все понимали, куда и зачем мы идем.

Газета № 7610, 16.04.2018
Материалы других СМИ
Загрузка...