00:02 10 октября 2012 | Биатлон

Русские дни в Баварских Альпах

Понедельник. Рупольдинг. Ольга ЗАЙЦЕВА проходит тесты под наблюдением Вольфганга ПИХЛЕРА. Фото Александра ВИЛЬФА/РИА "Новости". Фото "СЭ"
Понедельник. Рупольдинг. Ольга ЗАЙЦЕВА проходит тесты под наблюдением Вольфганга ПИХЛЕРА. Фото Александра ВИЛЬФА/РИА "Новости". Фото "СЭ"

В эти дни мужская и женская сборные проводят подготовку в Баварских Альпах. Девушки под руководством Вольфганга Пихлера и Павла Ростовцева традиционно тренируются в Рупольдинге, в то время как Николай Лопухов и Андрей Гербулов уже вывели своих подопечных на первый снег в Рамзау.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Рамзау

"Не повезло вам с погодой, - озабоченно покачал головой Пихлер, провожая меня из Рупольдинга. - Завтра в Рамзау холодный дождь, и это, поверьте, будет очень некомфортно".

Понедельник у команды Пихлера был днем тестирования: по этому поводу на сбор к биатлонисткам подъехала бригада канадских специалистов. А Павел Ростовцев сразу после обеда и заранее оговоренного интервью для "СЭ" отправился на север Германии на "отстрел" новых патронов.

Утром спортсменок тестировали попарно. И точно так же - двойками - им предстояло вечером заниматься на тренажерах, установленных на заднем дворе отеля "Целлервирт", который стал "российским" пару лет назад.

Напомню, что тогда, за полгода до чемпионата мира (он должен был состояться здесь же, в Рупольдинге), выяснился печальный факт: команда осталась без жилья - все местные отели плотно зарезервированы другими сборными и их болельщиками. Выручил русский хозяин "Целлервирта": каким-то совершенно невероятным образом он договорился, что гостей, уже забронировавших номера, примут у себя отели и пансионы соседнего Инцеля. И предоставил освободившиеся комнаты российской сборной.

Отдал, можно сказать, в безраздельное пользование: мало того что "Целлервирт" является ныне основной точкой пребывания женской команды, так и между сборами многие спортсменки предпочитают оставаться здесь же. По банальной в общем-то причине: в большинстве российских "биатлонных" городов нет условий для летних тренировок. Прежде всего лыжероллерных трасс.

Единственным препятствием для того, чтобы проводить в Рупольдинге еще больше времени, являются визовые ограничения, согласно которым спортсмены и тренеры не могут находиться в странах шенгенской зоны дольше чем 90 дней в каждые полгода.

При этом в Рамзау биатлонистки не заглядывают вообще. Тренерский штаб команды придерживается той точки зрения, что совершенно незачем тренироваться на высотах, где не проводятся соревнования. Мол, раньше, еще в советские времена, высокогорье было популярно в связи с тем, что у спортсменов имелся лишь один ответственный старт в году - чемпионат мира или Олимпийские игры. И было достаточно времени, чтобы потренироваться на большой высоте, спуститься вниз, пережить достаточно длительный период обратной адаптации и в нужный момент выйти на единственно необходимый пик формы.

Сейчас, когда биатлонистам приходится непрерывно выступать с декабря по март, "высокогорные" методики представляются многим уже не столь оправданными. Во всяком случае, в самой Австрии при наличии "домашнего" ледникового плато с круглогодичными условиями для лыжных тренировок в Рамзау давно не заезжают ни женская, ни мужская сборные. Да и многие другие страны представлены на глетчере большей частью резервными командами. Из нынешних исключений - швед Ларс Бергман и финка Кайса Макарайнен. Ну и российская мужская команда в полном составе.

В не столь давние времена, когда сборной руководил Владимир Аликин, он предпочитал селиться со своими спортсменами на высоте - у самого подножия глетчера вплотную с подъемниками. Добиться на Дахштайне (именно так называется вся местность вокруг Рамзау, включая сам ледник) такого размещения не так просто: отелей на горе всего три. И все крошечные, на два-три десятка номеров. Из недостатков подобной жизни - практически отшельническое существование. Зато преимущества налицо: можно раньше других уехать утром на снежное плато.

С этим в Рамзау не то чтобы проблема, но определенные сложности: первый подъемник уходит на гору в 7.50 утра. Поэтому желающие попасть на глетчер занимают очередь уже в семь. Иначе можно провести в ожидании два-три часа: кабинка отправляется каждые 15 минут, вмещает всего 70 человек, а лыжников и биатлонистов, прибывающих с "большого" Рамзау на автобусах и микроавтобусах после восьми утра, - сотни.

Именно так все выглядело и вчера, несмотря на то, что предсказания Пихлера насчет отвратительной погоды оказались стопроцентно пророческими. Глетчер сильнее всего напоминал мокрый муравейник: по проложенным в снежном котловане трассам, не обращая ни малейшего внимания на холодный дождь, безостановочно сновали люди.

Еще бы снег был чуть получше...

Сами австрийцы связывают ухудшение условий на леднике с глобальным потеплением: снег из года в год оказывается мокрым, крупитчатым, ездить по нему не бог весть какое удовольствие. Но отбою от желающих нет: где еще в Европе можно покататься на беговых лыжах на высоте три тысячи метров?

Вторая тренировка вчерашнего дня была запланирована у российских биатлонистов на стрельбище. По современным меркам оно в Рамзау совсем крошечное, на несколько стрелковых установок. Это, кстати, еще одна причина, по которой Дахштайн считается прежде всего лыжной, а вовсе не биатлонной меккой, и почему, в частности, Рамзау не любит Пихлер. Тренировочное время на стрельбище здесь приходится расписывать по минутам - соответственно, нет никакой возможности заранее составить план работы: если сказано быть на стрельбище в 10 утра - значит, в 10 без вариантов. Потому что в полдень установки будут заняты уже совсем другими командами. А на следующий день стрельбище вполне может оказаться свободным лишь в обед или вечером.

Плюс ко всему октябрь, как выяснилось, - самое неподходящее время для интервью. Узнав о моих намерениях заглянуть в Рупольдинг, Пихлер оговорил это сразу. Объяснил, что очень доволен тем, как его девочки втянулись в работу и крайне не хотел бы, чтобы устоявшийся распорядок дня нарушался из-за прессы. Тем более что женский коллектив - особенный. Поговоришь с одной спортсменкой, обойдя вниманием другую, - уже повод для обид.

Тренер в принципе был совершенно прав: говорить о предстоящих соревнованиях до их начала не имеет по большому счету никакого смысла - независимо от того, о мужской или о женской сборной идет речь. Да и концентрация нагрузки на октябрьских сборах такова, что не оставляет времени на какие-либо занятия, кроме заранее расписанных: тренировка, еда, сон, снова тренировка, снова еда, восстановительные процедуры, сон. Уже - до утра. А утром все начинается сначала...

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

Pahomytch

Есть пара неточностей. На фото Анастасия Загоруйко, А Бергмана зовут Карл Йохан.

17:47 10 октября 2012

Орган Внутренних Дел

"Утром спортсменок тестировали попарно" :)

13:10 10 октября 2012