11:00 12 марта | ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ

Наталья Непряева: "У половины лидеров есть какие-то справки. Я - здорова"

Наталья НЕПРЯЕВА. Фото instagram.com/natali_nepryaeva/
Наталья НЕПРЯЕВА. Фото instagram.com/natali_nepryaeva/
Одно из главных спортивных открытий этой зимы – о своем взлете.

Еще недавно наши женские лыжи были в плачевном состоянии, но в последние сезоны ситуация меняется. Появилась целая плеяда молодых, талантливых и смелых спортсменок. Одна из самых ярких среди них – 22-летняя Наталья Непряева. В олимпийском Пхенчхане подопечная Юрия Бородавко до последнего билась за медали в скиатлоне, стала четвертой в спринте и блестяще провела свой этап в эстафете, в которой наша команда стала третьей.

А уже после Олимпиады Непряева впервые в карьере добралась до пьедестала Кубка мира в личной гонке – она стала второй в "разделке" на 10 км в Лахти.

ПОКА НЕ РЕШИЛА, ЧТО ДЕЛАТЬ С ПОДАРЕННЫМ АВТОМОБИЛЕМ

– После Пхенчхана в жизни многое поменялось?

– Да я бы не сказала. Стало больше внимания со стороны прессы, поклонников лыжного спорта. В остальном – все так же. Может, дело еще в том, что дома я практически не была. После Кореи пробыла в России три дня – и снова на Кубок мира.

– Какими получились эти три дня? Сумку поменять успели?

– Успела. На день съездила домой. Но там времени было в обрез – встреча с губернатором, потом общение с журналистами. С родными и друзьями только вечером увиделись. На следующий день – в Москву, на прием у Президента.

– Подаренный автомобиль опробовали?

– Буквально немного по Москве проехалась – и все. Потом родители на нем домой уехали (смеется).

– Решили, что с ним делать дальше? Продавать, дарить, оставлять себе?

– Пока еще не определилась. Думаю.

ПОСЛЕ ОЛИМПИАДЫ ХОРОШИХ РЕЗУЛЬТАТОВ НЕ ЖДАЛА

– Обычно постолимпийские этапы даются всем тяжело. А вы в Лахти впервые в карьере попали в тройку на Кубке мира. Это вишенка в конце и без того успешного сезона?

– Примерно так. На самом деле, после Олимпиады я хороших результатов от себя не ждала, мне казалось, что устала уже очень сильно. Даже в Инстаграме успела написать, что мне тяжело собраться. Но, видимо, этот трехдневный перерыв, смена обстановки пошли мне на пользу. И пришла какая-то вторая волна.

– Насколько сильно по ходу сезона вас беспокоило непопадание в призы? Ведь места с 4-го по 15-е вы занимали практически регулярно.

– Конечно, мне очень хотелось выиграть медаль в личной гонке. Но, если честно, думала, что в этом сезоне уже не получится. Ведь, несмотря на стабильность результатов, они были ближе к концу десятки.

– Как провели вечер после долгожданного успеха?

– Спокойно. После финиша порадовалась, а потом успокоилась. Решила, что лучше относиться к этому, как к началу.

– В той "разделке" вы уступили только финке Кристе Пармакоски. Недавно стало известно, что она перед Пхенчханом оформляла себе терапевтическое исключение на использование запрещенных препаратов. Вас это задевает?

– Хочу вам сказать, что она такая не единственная. У половины лидеров есть какие-то болезни, справки… Не хочу вдаваться в подробности и много об этом говорить. Могу лишь отметить, что у меня нет ничего такого, что могло бы привести к разговорам со стороны. Я – здорова. И очень рада, что могу бороться честно даже с теми, у кого есть какие-то отклонения.

ЦЕЛЬЮ ПЕРЕД НАЧАЛОМ СЕЗОНА БЫЛО ПОПАДАНИЕ НА ОЛИМПИАДУ

– Через три дня после вашего второго места в Лахти был спринт в Драммене, где вы стали четвертой. При этом со стороны все выглядело так, что на финише вы могли спокойно отсидеться за спиной у норвежки Майкен Фаллы и железно приехать в тройке, однако решили рискнуть – и в результате остались даже без бронзы.

– В тот момент самочувствие было хорошее и я подумала: "А вдруг смогу замахнуться на что-то большее?" Но на последние метры дистанции меня немного не хватило. Видимо, пока еще сил недостаточно. Зато есть над чем работать.

– Вы сейчас лидируете в общем зачете Кубка мира для спортсменов до 23 лет. Остался один этап. Насколько для вас важно взять этот промежуточный рубеж?

– Важно. Если говорить о начале сезона, то это вообще было одной из моих основных задач. Но по ходу соревновательного года приоритеты немного поменялись. Сейчас, не в обиду остальным девочкам это будет сказано, победить в молодежном зачете для меня – как должное.

– А какие, кстати, цели были перед сезоном?

– Главная – попадание на Олимпийские игры. В прошлом году результаты у меня были не очень хорошие, и я даже не думала, что там еще можно будет бороться за что-то. А по ходу сезона почувствовала, что прибавляю и сдвиг идет в нужную сторону. Отправляясь в Пхенчхан я, как и остальные наши девочки, понимала: там можно и нужно биться за медали.

С КРАМЕРОМ КОНТАКТ БЫЛ

– Президент ФЛГР Елена Вяльбе рассказывала, что вы еще в юниорах выделялись, однако были определенные вопросы по отношению к тренировкам и весу.

– Значит, было такое. Ей виднее.

– А что изменилось? Вы что-то переосмыслили, повзрослели?

– Не хочу это комментировать.

– В прошлом сезоне вы готовились у Маркуса Крамера. Многие от него в восторге. Есть объяснение, почему с вами контакт он так и не нашел?

– Контакт все-таки был. Мы очень хорошо общались и общаемся с Маркусом. Просто, наверное, его методика не совсем мне подошла. Плюс я же еще проболела почти всю зиму. Больше половины сезона точно.

– Был ли вариант остаться у него еще на сезон? Или хотелось что-то поменять?

– А это было не мое решение. Руководство и тренерский совет посчитали, что так будет лучше.

– Вы тоже так думали?

– Сначала я расстроилась. Но потом, когда узнала, что попадаю к Юрию Викторовичу Бородавко, в какой-то степени даже обрадовалась. Давно хотела с ним поработать.

– Почему?

– Было предчувствие, что его методика мне подойдет.

– Он же довольно жесткий тренер. Не пугало?

– А мне, как я думаю, именно такой и нужен.

 

🙄

Публикация от Непряева Наталия ✌️️😘 (@natali_nepryaeva) Мар 7, 2018 в 9:11 PST

ХОЧУ МЕДАЛИ ЧЕМПИОНАТА МИРА

– Вяльбе в одном из интервью рассказывала, что был момент, когда Бородавко сказал вам собирать вещи и ехать домой. Что же вы такого натворили?

– Да больших разногласий у нас не было. Понятно, что по ходу сезона у спортсмена и тренера какие-то споры возникают, но каких-то глобальных конфликтов у нас не случалось.

– Что вам нравится в нем как в тренере?

– Он – максималист. Всегда ставит только высокие цели. Еще весной, когда я только пришла к нему, Юрий Викторович сказал: "Ты можешь вернуться с Олимпиады с медалью". Тогда мне казалось это фантастикой, а в итоге он оказался прав. И таких примеров очень много. Когда тренер говорит что-то, а потом его слова воплощаются в жизнь, начинаешь доверять ему полностью. Мне кажется, когда он еще только начинает работать с человеком, сразу видит, чего тот может достичь.

– Его отсутствие на Олимпиаде чувствовалось?

– Да. Не хватало его поддержки. Маркус нас сильно подбадривал, всегда помогал, но все-таки присутствие личного тренера – это немного другое. Но мы постоянно созванивались, все время были в контакте.

– Поддержку за всех, кто не смог приехать в Пхенчхан, оказывала Вяльбе.

– О, это точно. Наверное, она была там главным болельщиком. Такое отношение, на самом деле, чувствовалось очень сильно.

– У Бородавко вы тренируетесь с ребятами, которые тоже далеко не промах. Александра Большунова, Дениса Спицова и Алексея Червоткина знают теперь все. Как вам с ними работается?

– Я на тренировках пытаюсь за ними тянуться, но, сами понимаете, для меня это нереально. Хотя кое-где поддержать их темп я пытаюсь. Это подстегивает.

– Помимо того, чтобы еще дольше выдерживать их темп, какие еще задачи перед собой ставите?

– В следующем году чемпионат мира, хотелось бы взять там медали. И в эстафете, и личную.

Материалы других СМИ