«Я накануне матча знал, что нас задушат». Как «Спартак» вылетал в первую лигу

12 октября 2019, 20:00
4 октября 1976 года. Москва. «Спартак» — «Динамо» (Тбилиси) — 0:0. С мячом Николай Абрамов. Турнирная таблица. Фото "СЭ"
Красно-белые — на 12-м месте в таблице. Прямо над зоной переходных матчей и всего в четырех очках от зоны вылета. Как тут не вспомнить, как «Спартак» единственный раз в своей истории покидал элиту.

Декорации

1976-й — уникальный год для отечественного футбола не только потому, что по его итогам в первый и пока последний раз из высшей лиги вылетел «Спартак». Высшее руководство решило провести удивительный эксперимент и провести два чемпионата страны — весенний и осенний.

Как так получилось и зачем это было сделано? Предыстория такова. 1975 год — один из самых успешных в истории советского футбола. Киевское «Динамо» впервые в истории выиграло Кубок кубков, а затем и Суперкубок Европы, дважды победив команду-династию той эпохи — «Баварию» (1:0 и 2:0). Возглавляющие «Динамо» Валерий Лобановский и Олег Базилевич параллельно работали и в сборной СССР, заняв с ней третье место на Олимпиаде-1976. Кроме того, Киев неплохо выступил и в Кубке чемпионов-1975/76 — команда вышла в 1/4 финала. Так что первая половина сезона-1976 обещала быть невероятно насыщенной.

На этом фоне во второй половине 1975 года началась инициированная заведующим лабораторией теории и практики научно-исследовательского института физической культуры (ВНИИФК) Марком Годиком дискуссия о преимуществах системы «осень-весна». Очевидно, что это не была инициатива снизу — в советской прессе такие вопросы просто так не ставились. К концу года вопрос считался окончательно решенным — переходим. Планировалось весной 1976-го сыграть однокруговой турнир, а сезон-1976/77 сделать первым полноценным по новой системе.

Однако в январе 1976-го концепция вдруг резко изменилась. «Сборной СССР предстоит выступить в розыгрышах чемпионата Европы и Олимпийских игр в Монреале. Учитывая, прежде всего, интересы сборной, Спорткомитет СССР решил провести в нынешнем сезоне два раздельных чемпионата страны для команд высшей лиги — весенний и осенний. Оба пройдут в один круг. Решено обмен между лигами по итогам весеннего первенства не проводить, а осуществить его по итогам осеннего чемпионата. Победителю весеннего первенства будет присвоено звание «Чемпион СССР по футболу 1976 года (весна)», и он получит право на участие в розыгрыше Кубка УЕФА» — выдержка из Положения о розыгрыше чемпионата страны.

Решение принималось на уровне Спорткомитета СССР. Главными его идеологами считаются Лобановский и Базилевич, хотя документально это нигде не подтверждено.

План не сработал. «Динамо» в Кубке чемпионов в 1/4 финала вылетело от французского «Сент-Этьена» (2:0, 0:3). А сборная СССР, проводившая многомесячные сборы (игроки были изъяты из клубов прямо по ходу сезона, все равно весенняя его часть считалась неполноценной — например, из «Спартака» уехали защитник Евгений Ловчев и вратарь Александр Прохоров), в итоге проиграла Чехословакии в четвертьфинале чемпионата Европы (0:2, 2:2) и не попала в финальный турнир, а на Олимпиаде стала только третьей, уступив в полуфинале команде ГДР. А в Киеве летом разразился грандиозный скандал, когда часть игроков взбунтовалась против Лобановского.

Хронология

«Спартак» перед началом сезона возглавили Анатолий Крутиков (чемпион Европы-1960, десять лет провел в составе красно-белых как игрок) и Галимзян Хусаинов — еще одна клубная легенда. Правда, тренерского опыта у них было совсем немного — лишь два года работы в нальчикском «Спартаке».

Весенний чемпионат красно-белые завершили на 14-м месте, одержав всего четыре победы в 15 турах. Впрочем, это было совершенно неважно. Киев финишировал 9-м, а московское «Торпедо», которое осенью станет чемпионом — и вовсе 12-м, опередив «Спартак» всего на четыре очка и одержав лишь на одну победу больше.

Осенний турнир красно-белые начали с домашнего поражения от «Зенита» (1:2), но затем в следующих четырех матчах одержали три победы — над «Локомотивом», ЦСКА и «Араратом». Дальше немного притормозили, но в середине октября с разницей в четыре дня «Спартак» обыграл в дерби «Динамо» (1:0) и сыграл вничью с шедшим к золоту «Торпедо» (2:2), в какой-то момент даже поднявшись на 5-е место в таблице.

Однако затем последовали поражения от «Крыльев Советов» (0:1) и дома от «Черноморца» (0:1). Последнее особенно обидно — все шло к спокойной нулевой ничьей, однако за девять минут до конца один из лидеров команды Николай Осянин поскользнулся в своей штрафной и потерял мяч... Следом еще один удар — 0:2 в Ворошиловграде (ныне — Луганск. — Прим. «СЭ») от местной «Зари». Все три команды — прямые конкуренты.

8 ноября в пустых «Лужниках» — по словам коллеги Акселя Вартаняна из его «Летописи», на матче было максимум 5 тысяч зрителей — обыгран «Шахтер» (1:0). Обыгран скандально. Судья из Ейска Владимир Фардман назначил в ворота гостей два пенальти. Оба — крайне сомнительные. Один голкипер Вячеслав Чанов отразил, другой Валерий Гладилин все же забил. А помощник арбитра срывал все атаки гостей взмахами флажка. Даже советская пресса едва ли не открытым текстом писала о скандальной работе Фардмана.

«Самый неприятный осадок остался у меня после нашего матча с донецким «Шахтером» на финише осеннего чемпионата страны. Выходить после матча из раздевалки на улицу было стыдно... Казалось бы, должен радоваться — судья помог «Спартаку» в самое трудное для команды время. А говорю я об этом потому, что противно играть в такой футбол», — слова Ловчева, сказанные им изданию «Физкультура и спорт» в 1977 году.

Киев и Ереван

Как бы то ни было, положение «Спартака» перед последним туром сложно было назвать угрожающим. Вот как выглядела турнирная таблица:

Турнирная таблица. Фото "СЭ"
Турнирная таблица. Фото «СЭ»

За победу давалось два очка, за ничью — одно, вылетали две последние команды. Как видим, для катастрофы должно было сойтись много факторов, и они сошлись.

«Спартаку» предстоял матч в Киеве. С «Динамо», которое потушило все свои скандалы и попутно успело выйти в 1/4 финала Кубка чемпионов.

«Я накануне матча знал, что нас задушат. Анатолий Иванов судил, ленинградский. Подхожу, только начал: «Толя...» — «Федорыч, я ни-че-го не могу сделать!» Я все понял. Не знал, что Ловчев, капитан, в другом лагере — хотел отправить его с киевскими ребятами поговорить. Думал, договорятся они на ничеечку-то. А Ловчев отвечает: «Федорыч, не делай этого!» То была единственная надежда, — но оч-ч-ень маленькая. В Киеве первый секретарь приехал смотреть, как «Спартак» хоронят. В городе праздник был», — вспоминал в интервью коллеге Юрию Голышаку Анатолий Крутиков.

Началось все для «Спартака» действительно плохо. Уже на 4-й минуте Леонид Буряк красиво выполнил штрафной — 1:0. Однако красно-белые смогли счет сравнять и довольно долго держались на плаву. Пока на 67-й минуте не забил Виктор Колотов.

«Момент перед глазами, который нас в первую лигу отправил. Штрафной с угла, удар — Гладилин нагнулся, и мяч над ним пролетает. В ближний угол. Все», — еще одно воспоминание Крутикова.

Окончательный счет — 3:1.

Однако вылетал «Спартак» долго и мучительно. Это сейчас все привыкли к тому, что матчи последнего тура играются в один день и в одно время. В 1976-м все было иначе — тур, согласно календарю, растянулся на четыре (!) дня, с 10 по 13 ноября.

Еще до того, как «Спартак» проиграл в Киеве, «Днепр» победил ЦСКА (1:0), а «Заря» — «Крылья Советов» (1:0). В тот же день (12 ноября) «Черноморец» прибил безнадежный Минск — 2:0, а «Шахтер» взял свое с «Локомотивом» (1:0). Любопытно, что «Днепр» и «Шахтер» свои голы забили уже на 1-й минуте.

У «Спартака» оставалась последняя надежда. В последний день чемпионата свежеиспеченный чемпион «Торпедо» должно было не проиграть в Ереване «Арарату» — и красно-белые остались бы в высшей лиге, а на дно ушел бы армянский клуб. «Торпедо» проиграло — 0:1.

Доказательств того, что конкуренты, сговорившись, утопили красно-белых, а остальные московские клубы были этому только рады, нет. Но все спартаковское сообщество все эти годы убеждено, что так оно и было.

«Все московские команды проиграли в последнем туре осеннего чемпионата, это правда. Не знаю, специально или нет, можно только строить догадки. Тем не менее, вышло так, что и «Торпедо», и ЦСКА, и московское «Динамо» и «Локомотив» проиграли, а мы вылетели в первую лигу», — вспоминал Николай Осянин.

«Спартак» никто не любил. Это точно говорю. Даже Лева Яшин, хороший мужик, не особенно уважал... Ревность какая-то. Валя Иванов терпеть не мог этот «Спартак». Но я всю вину за тот вылет на себя принял. А разговаривать вообще ни с кем не хотел", — говорил Крутиков.

Впрочем, надежда еще жила. А вдруг оставят, это же «Спартак»? Тем более что в советском футболе могло быть и бывало всякое. Газета «Вечерняя Москва» даже опубликовала статью, в которой призывала именно так и поступить.

Не оставили. Спортивный принцип, в 1976-м забытый во многих других аспектах, в этом случае все же восторжествовал. 1 декабря 1976-го коллегия Спорткомитета СССР утвердила итоги турнира — «Спартак» отправился в первую лигу.

Причины

Их несколько, но главная — нездоровая обстановка в команде и вокруг нее. В конце 1975 года «Спартак» покинули начальник команды Николай Старостин и главный тренер Николай Гуляев. Формальный повод — история с валютой у ряда футболистов во время одного из еврокубковых выездов. Ослабили, мол, воспитательную работу. Хотя считается, что реальная причина — конфликт Старостина с одним из профсоюзных лидеров Владимиром Богатиковым.

Тем не менее, Старостин оставался близок к команде и отношения с Крутиковым у него сложились не особенно хорошие.

«Как сейчас помню, иду после матча со второго этажа вниз, Старостин за мной: «Подожди, Анатолий, хочу поговорить. Ты не хочешь со мной работать?» Прямо так, в лоб. Сам не выдержал. Отвечаю: «Николай Петрович, нам, молодым, хочется себя попробовать. Что мы все время под вашей опекой?!» А он такого простить, понятно, не мог — и началось противостояние...» — вспоминал Крутиков.

И продолжал: «Был момент — пришли в команду Андрей и Николай Старостины. Объявляют, что Ловчев отныне — играющий тренер. При мне. Тот кивает в ответ. Хотели меня подорвать изнутри, понимаешь? Добить. Ловчев отвечает: «Я все выдержу, сделаю...» Он «сделает», сопливый мальчишка! Солидно? И Витя Папаев поддерживает. Как им Старостин скажет, так и выступают. Два «лидера» у меня было».

Игроки, впрочем, тоже не отмалчивались. И тогда, сразу после вылета, и сейчас, уже в воспоминаниях.

Ловчев, Папаев и еще несколько спартаковцев в конце 1976 года пришли в редакцию еженедельника «Неделя». Где и рубанули правду-матку.

«Главное, что должны были сделать тренеры, — это организовать игру, психологически настраивать игроков на каждый матч, как на решающий. Этого мы и не увидели. Сколько нервов отняли у команды непоследовательность и неуверенность тренеров! Поймите, я не против них лично. Они хорошие люди, искренне преданные и желающие добра «Спартаку». Но что-то тренерское должно же быть в тренерах!» — заявил Ловчев.

«Состав у «Спартака» был плохой. Крутиков набрал игроков, которые не подходили команде. Некоторых он отчислил по ходу сезона, например, Виктора Папаева. Дело в том, что состав тогда все время менялся тренерским штабом. Не было постоянного стартового состава, сыгранности — никакой. Это и привело к неудаче в том сезоне. Естественно, когда команда постоянно проигрывает, внутри коллектива начинается брожение. Игроки начинают делиться на группировки и так далее. Конечно, обстановка в раздевалке была ненормальной», — вспоминает уже сейчас Осянин.

О тяжелой атмосфере в команде вспоминал в разговоре с коллегой Игорем Рабинером и Вагиз Хидиятуллин, который в 1976-м как раз появился в команде.

«Когда я в 76-м пришел в команду, атмосфера в ней была тяжелой. Некоторые игроки — причем их было не так мало — позволяли себе вне футбольного поля слишком многое, даже накануне игры приезжали на тренировку с приличным перегаром. Для меня, 17-летнего пацана, это было шоком. Но Крутиков на это не реагировал, раз люди в команде оставались. Сейчас понимаю, что Анатолий Федорович, наверное, не смог команду объединить. Как у игрока характер у него был сильный. Но каких-то тренерских качеств ему не хватило», — говорил он.

Помимо проблем с составом, который действительно, как понятно сейчас, был слабый и плохой обстановки внутри команды, были и другие моменты — материального характера, которые довольно сложно сейчас себе представить в отношении того «Спартака».

«База наша в Тарасовке — этакий памятник футбольной старины, с единственным полем, на которое мы с середины мая и не ступаем, чтобы травка могла взойти. А в октябре оно уже льдом покрыто. И нередко тренироваться приходится в хоккейной коробке, да и то сперва просить местных тарасовских парней: «Ребята, уступите площадку, у нас тренировка», — говорил в редакции «Недели» Папаев вскоре после окончания кошмарного сезона.

«Еще о 76-м вспоминаю, что кормили тогда на базе хоть и вкусно, но недостаточно — организм-то еще был растущим. Нам с Глушаковым нужно было только футбольное поле, с которого мы не вылезали — и, будучи хронически голодными, после тренировок буквально падали от бессилия. Когда оказался в «Спартаке», думал, что это только в интернате вечно не хватало еды — а теперь заживем. В голову не могло прийти, что в высшей лиге может быть почти то же самое! Вопрос питания наладился только с приходом Бескова», — это уже воспоминания Хидиятуллина.

Впрочем, через год «Спартак» вернулся, сходу заняв 5-е место. А на следующий сезон, в 1979-м, стал чемпионом страны. Но это уже другая история.

Чемпионат России по футболу-2019/2020: турнирная таблица РПЛ, расписание матчей, онлайн-трансляции, календарь и результаты игр

Результаты опроса

проголосовало: 21239
Все опросы
«Спартак» и Тедеско: вы за или против?
За
53.0%
Против
47.0%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
55
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир