21:45 4 мая 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Томаш Вернер: "Моя сказка еще не закончилась"

Томаш ВЕРНЕР. Фото AFP
Томаш ВЕРНЕР. Фото AFP

По окончании чемпионата мира интервью корреспонденту "СЭ Интернет" дал чемпион Европы-2008 чех Томаш Вернер, который в Москве остался 12-м.

ГЛАВНОЕ – ЗНАТЬ, КТО ТЫ ЕСТЬ

- Подводя итоги сезона, скажите: 3-е место на чемпионате Европы и 12-е на чемпионате мира – это тот результат, ради которого можно в корне менять свою жизнь?

- 12-м местом на чемпионате мира я, разумеется, недоволен. Да и третьим на чемпионате Европы тоже. В начале сезона я значился лучшим фигуристом Европы и хотел это звание подтвердить – и в Берне, и в Москве. Но в конце сезона немного не повезло.

- Усталость помешала?

- Думаю, что физической усталости не было – в конце произвольной программы я прыгнул все четыре прыжка, сделал дорожку и вращения. Все было нормально. Но начал кататься я слишком медленно – в два раза медленнее, чем на тренировках, как сказал мой тренер. Возможно, в этом причина. Буду пытаться исправиться в следующем году. Нужно немного поработать с головой. Все-таки психологический фактор очень важен, особенно в конце соревнований. Именно он определяет, кто может стать чемпионом, а кто нет. В этом году я проиграл сам себе.

- В одном из интервью вы сравнили себя с 58-летним чешским наездником, который неожиданно для всех выиграл в скачках. Неужели в свои неполные 25 уже считаете себя ветераном?

- Вовсе нет. Просто на родине после неудачного прошлого сезона многие списали меня со счетов, сказали, что я отработанный материал. Но сам я так не считаю, потому и приводил в пример того человека. Я был невероятно рад видеть, что произошло с тем жокеем. В том же забеге принимал участие его сын, а победил он. Хотя этого никто не ожидал. Все говорили ему: "Куда ты, дедуля?". Но самое главное – знать, кто ты есть, и верить в себя.

Разумеется, я не становлюсь моложе. Как и все вокруг. Этого многие хотят, но ни у кого пока не получается (улыбается). Тем не менее, я еще не стар. Мне 24 года, и сейчас я понимаю, что готов выступать под такую музыку, которую не мог использовать, когда был помладше. Думаю, что сейчас я в том самом возрасте, когда могу получать удовольствие от катания.

В Канаде, куда я уехал тренироваться, все по-другому. Там я работаю над каждым элементом в отдельности – над шагами, вращениями, скольжением, прыжками. Подозреваю, что все это принесет плоды в будущем. Я вовсе не собираюсь заканчивать. Это, наверное, было бы глупо. Если я снова разбужу в себе бойцовские качества, то в следующем году все должно быть хорошо. На самом деле жажду снова приступить к работе.

А прошедший сезон в целом я считаю довольно успешным. Да, у меня не получилось на чемпионате мира. Но я успешно выступил на этапах "Гран-при", особенно здесь, в Москве, и попал в финал. Показал пусть и не блестящий, но достойный результат на чемпионате Европы. Первая половина чемпионата мира тоже была нормальной. Я допустил ошибку, но такое случается – каждый может упасть. В произвольной программе оставил мысли о результате позади и выступал исключительно для зрителей. Они были просто потрясающими! Хочу сказать им огромное спасибо. После того как в самом начале у меня не сложилось с прыжками, я перевел взгляд с судей на болельщиков и осознал, почему я так сильно люблю кататься – из-за этих людей.

- Публика любит вас, вы отвечаете ей взаимностью. Не устаете от популярности?

-. Для меня фигурное катание – это как американские горки. Вверх – вниз, вверх – вниз. У меня есть кое-какие сомнения по поводу собственного спортивного прошлого. Те или иные решения можно было принять раньше, позже или вообще поступить по-другому. Но я никогда не буду жалеть о том, что дарил эмоции людям.

В ТОРОНТО НАШЕЛ ВСЕ ТО, ЧТО ИСКАЛ

- После неудачного прошлого сезона вас не посещали мысли о завершении карьеры?

- Завершать карьеру после прошлого сезона я совсем не хотел, поскольку не достиг своих целей. Да, я был в убитом состоянии – ниже падать было уже некуда. Но заканчивать со спортом на такой ноте мне тоже совсем не хотелось. И потом, у меня же есть персональные болельщики, и я не мог бросить их только потому, что был сильно расстроен.

Знаете, когда мне было действительно тяжело? Когда на Skate America в Лейк-Плэсиде я подхватил вирус свиного гриппа и когда у меня возникли проблемы с WADA – из-за возникшего недопонимания они вынесли мне предупреждение и грозили двухлетней дисквалификацией. В моем возрасте это катастрофа. В тот момент я действительно подумывал уйти из спорта и спокойно жить своей жизнью. Но по окончании сезона ничего такого не было. Наоборот, все мои мысли были заняты только тем, как улучшить свое катание.

Было очень тяжело проститься со своей командой в Оберстдорфе. Я провел с этими людьми восемь лет, мы вместе добились большого успеха, но прошлой весной прекрасно понимал, что мне нужно что-то новое, что-то большее. Было сложно, но я должен был принять это решение.

- Вы рассказывали, что все лето летали по Америке и Канаде. Что именно искали?

- Прежде всего тренера. Я пробовал сотрудничать с некоторыми именитыми специалистам, но никак не складывалось. А Боба Эмерсона я нашел совершенно случайно. Я работал в Торонто с Брайаном Орсером. Он был занят с Адамом Риппоном и, может, даже с Юна Ким, и ему нужно было уехать куда-то на четыре дня.

Мне пришлось кататься на другом катке, директором которого и является Эмерсон. У меня были кое-какие проблемы с прыжками, а он просто вышел и очень любезно подсказал мне кое-что. Я не просил его преподать мне урок, он не просил у меня денег. Просто дал совет, и это здорово помогло. Мы поработали вместе два-три дня, и я принял решение. Торонто – прекрасный город. У меня там есть друзья и есть семья, которая могла меня принять. Там же живет мой хореограф Лори Николь, и это близко к Детройту, где работает другой мой хореограф Паскуале Камерленго. К тому же в Торонто есть возможность учиться в университете, и если я захочу, останусь там жить. В итоге все сложилось просто идеально: я нашел именно то, что искал все лето.

- Немного похоже на сказку, не находите?

- Да (улыбается). Но сказка была бы более доброй, если бы по окончании чемпионата мира я стоял на пьедестале, пусть даже не на верхней его ступени, и восторгался тем, как здорово, когда у тебя на шее медаль. Но моя сказка еще не закончилась.

Я очень хочу стать призером чемпионата мира, попасть на подиум, чтобы сказать: "Спасибо всем, кто болел за меня все эти годы. Это было не зря. Вы верили в меня, и я это сделал". Но, возможно, мне нужно забыть об этом, потому что слишком сильное желание убивает мечту.

- Если выиграть медаль чемпионата мира вам так и не удастся, не сможете считать свою карьеру успешной?

- Если я не выиграю медаль чемпионата мира, останусь сильно разочарованным. Конечно, не стану выбрасывать всю свою жизнь в фигурном катании на помойку. Я обзавелся огромным количеством друзей, приобрел новый опыт, путешествовал по миру, знакомился с очень интересными людьми. Возможно, все это как-то поможет мне в будущей жизни. Но без медали чемпионата мира я все же буду разочарован. Ведь ее отсутствие будет означать, что я не достиг своей главной цели. Но никаких сожалений у меня точно не будет. Если бы мне предоставилась возможность пройти через все это снова, я бы это сделал.

- А как насчет Олимпийских игр? Какая-то конкретная цель у вас есть?

- Вы же знаете Брайана Жубера? Я хочу сказать кое-что о нем. Мне нравится этот парень. Я проиграл ему на чемпионате Европы, но совершенно не расстроился, потому что восхищаюсь тем, что он делает на льду. И он симпатичен мне как человек.

Но Олимпийские игры для Брайана – это запретная тема. Он жаждет завоевать медаль, но у него ничего не получается – именно потому, что он очень сильно этого хочет. Жубер принял участие уже в трех Олимпиадах, и ни на одной у него не сложилось.

Мои Олимпийские игры – это вообще катастрофа. В Турине я был 18-м, в Ванкувере – 19-м, то есть за четыре года стал на одну позицию хуже. Это же ужасно!

Конечно, каждый спортсмен мечтает об олимпийской медали. Если бы я смог ее выиграть, говорил бы, что успешнее моя карьера сложиться не могла. Я постараюсь бороться за награды в Сочи. Я отдаю себе отчет в том, что подрастает множество отличных фигуристов, но в то же время не собираюсь отступать в сторону и пропускать их вперед. Если буду чувствовать себя способным добиться успеха, буду выступать на Играх-2014, и это будет моя цель. Это будет хорошее окончание моей спортивной карьеры.

- В Сочи когда-нибудь были?

- Нет. Мои бабушка с дедушкой отдыхали там еще в советские времена, и я видел фотографии. Там были только море и пляжи. Я не видел ни гор, ни спортивных сооружений. Но, основываясь на собственном опыте, могу сказать, что если русские решили что-то сделать, они сделают это хорошо. У меня нет никаких опасений по этому поводу.

ХОЧУ ПОСТАВИТЬ ВЕСЕЛЫЕ И ЖИЗНЕРАДОСТНЫЕ ПРОГРАММЫ

- Сильно расстроились из-за того, что из-за переноса чемпионата мира на месяц вперед пришлось отложить отпуск?

- Расстроился не столько из-за отпуска, сколько из-за того, что пришлось менять планы. Я заранее договорился со своими хореографами о постановке новых программ. Лори Николь и Паскуале Камерленго – лучшие хореографы мира. С этим, думаю, согласится любой фигурист. И они очень занятые люди. Я планировал немного отдохнуть после чемпионата мира, потом возвратиться в Канаду и возобновить работу. Но теперь придется лететь в Торонто сразу из Москвы.

- Но отдохнуть-то все-таки получится?

- Сначала поставлю программы, а в конце мая – начале июня отправлюсь в долгожданный отпуск. У меня есть кое-какие планы. Во-первых, хотелось бы побывать в Мексике, посмотреть руины пирамид Майя. Во-вторых, мечтаю заняться дайвингом. В-третьих, съездить на сафари в джунглях. Люблю активный отдых. Просто лежать на пляже – это не для меня. Но чем бы я ни решил заняться в итоге, могу сказать одно – никаких коньков и никакого катания!

- Поделитесь идеями программ на следующий сезон?

- Это будет что-то такое, чего я не делал никогда раньше. Нечто подобное на льду, возможно, уже было, но сейчас я чувствую, что пришло и мое время. Хочу поставить программу на музыку Sing Sing Sing. Это свинг, очень быстрый темп, но я смешаю ее с какими-нибудь другими мелодиями. Лори Николь согласилась поставить мне произвольную программу.

С Паскуале Камерленго насчет музыки для короткой программы мы еще не договорились, но у меня есть кое-какие соображения. Должно быть интересно. Я всегда ищу что-то такое, чего нет у других, и приложу максимум усилий для того, чтобы сделать программы веселыми и жизнерадостными.

И, конечно, буду упорно работать над техникой, чтобы быть конкурентоспособным. То, что мы увидели на этом чемпионате мира – рекордные 280 баллов, которые Патрик Чан получил за две программы, – это невероятно, но вполне достижимо. Если у канадца это получилось, почему не получится у чешского фигуриста?

ПЛЮЩЕНКО ПОНИМАЮ. И НЕ ПОНИМАЮ СОВСЕМ

- Раз уж вы сами заговорили о Патрике Чане, поделитесь мнением: в этом сезоне мужское одиночное катание сделало шаг вперед?

- Честно признаться, я не был большим поклонником таланта Патрика, и до сих пор им не являюсь. Но Чан проделал огромную работу – с юниорских времен он очень сильно вырос. Большую роль в этом, конечно, сыграла поддержка Skate Canada и различные политические аспекты. Но как бы то ни было, сейчас он катается очень хорошо и заслуживает уважения. В произвольной программе на него оказывалось огромное давление, он знал, что является фаворитом в борьбе за золото, справиться с этим было очень тяжело. Но он сделал все просто идеально. И я должен снять перед ним шляпу и сказать: "Отличная работа, Патрик! После Ванкувера ты здорово прибавил".

На протяжении долгого времени флагманом мужского одиночного катания был Евгений Плющенко. Теперь появился Патрик Чан. Но мы постараемся достать его. Сделать это вполне по силам.

- Евгений Плющенко, кстати, собирается возвращаться.

- Да, я разговаривал с ним об этом. С одной стороны, я его прекрасно понимаю, с другой – совершенно нет. Для него фигурное катание – страсть и вызов. А он любит вызовы, любит доказывать что-то сам себе. Он делал это на протяжении многих лет. Лично мне сложно найти в истории фигуриста лучше, чем Плющенко. Все-таки раньше спорт был совсем не таким. Сейчас фигурное катание требует куда больше сил, является намного более утомительным, и держать форму на протяжении долгого времени очень сложно. Но посмотрите на Евгения: он выиграл серебро в Солт-Лейк-Сити, золото в Турине и еще одно серебро в Ванкувере. Для этого надо было по меньшей мере восемь лет быть лучшим среди лучших. Он добился всего, чего только можно, и у него вроде бы нет причин для того, чтобы возвращаться и выступать в Сочи. Но если он делает это исключительно для себя, я его прекрасно понимаю. Ему нужен адреналин, он любит соревноваться.

Он хорош в любом спортивном деле, за которое берется. Я, например, считаю, что весьма неплохо, даже хорошо, играю в пинг-понг, но Плющенко буквально вынес меня со стола. Не оставил мне никаких шансов. Мы играли в футбол, и я поразился, как хорошо он обращается с мячом, насколько он координирован. Этот парень родился для того, чтобы быть супергероем. Если он вернется и выиграет медаль в Сочи, он перепишет историю фигурного катания. Это будет выдающееся достижение.

НХЛ НЕ ПОХОЖА НИ НА ЧТО

- Играете в настольный теннис и футбол? Какие еще виды спорта вам нравятся?

- Гораздо проще было бы сказать, какие виды спорта мне не нравятся. Люблю баскетбол, обычный теннис, сквош, волейбол, особенно пляжный – потому что тепло. Раньше я совершенно не понимал керлинг, но после того как переехал тренироваться в Канаду, разобрался в тонкостях, и игра показалась мне интересной. Вот с бейсболом наоборот: по телевизору показывают самые интересные моменты, все довольно динамично, но когда я увидел игру на стадионе, выяснилось, что это жутко скучно. Никогда в жизни больше не пойду на бейсбол!

- Вы почему-то молчите о хоккее. Довольно странно для чеха, да еще и живущего в Канаде.

- Хоккей я, разумеется, люблю. В Торонто очень сложно достать билеты – на матчах "Мэйпл Ливз" всегда аншлаг. Если у тебя нет связей, ни за что не попадешь на стадион. Спасибо моим друзьям – время от времени они достают мне билеты. Наблюдать за игрой вживую – это огромное, ни с чем не сравнимое удовольствие. НХЛ не похожа ни на что – ни на чешскую лигу, ни на какую-нибудь другую в Европе. Это драйв, это битва. Если кто-то дерется, за этим наблюдают все, включая судей, зрители вскакивают со своих мест, аплодируют. Да, я обожаю смотреть хоккей.

- Вот скажите: если предоставится такая возможность, возьмет ли Россия реванш у Чехии за поражение в финале прошлогоднего чемпионата мира?

- Знаете, мне бы этого очень не хотелось. Россия прибавляет в фигурном катании. Не можете же вы побеждать везде! (смеется). Я, если честно, буду болеть за чешскую команду. Но если Россия выиграет, значит выиграет. Ваша сборная была фаворитом олимпийского турнира и предыдущего чемпионата мира, наверняка будет фаворитом и сейчас. Русские хоккеисты здорово владеют коньком, они быстрые и прекрасно ориентируются на льду. Но иной раз излишняя самоуверенность может разрушить мечту. У России прекрасный тренер и хороший, может, даже слишком, подбор игроков. Правда, иногда для победы нужно что-то еще.

ТЕПЕРЬ СРАЖАЮСЬ ПРОТИВ МИРА НЕ ОДИН

- Насколько популярно сейчас в Чехии фигурное катание?

- Спорт номер один в нашей стране – это хоккей. С ним ничего не сравнится. Следом с микроскопическим отставанием идет футбол. А вот до остальных видов спорта – целая пропасть. Фигурное катание сейчас, может быть, не так популярно, как раньше. Но чешские телевизионщики говорят, что рейтинги фигурного катания очень высоки. Люди не могут ездить по миру и болеть за нас на трибунах, но им нравится смотреть по телевизору. Это тоже очень хорошо.

- За соотечественника Михала Бржезину, занявшего четвертое место на чемпионате мира, порадовались?

- Порадовался, конечно. Его успехи говорят о том, что я не в одиночку сражаюсь против остального мира. Он был четвертым на прошлом чемпионате мира и четвертым на этот раз. Михал в последнее время заметно прибавил. В предыдущие годы в Чехии был только я, и все. Мне не хватало внутренней конкуренции. Теперь мы вдвоем против трех японцев, одного канадца, двух французов и одного или даже двух россиян. В Москве мы вдвоем выступали в сильнейшей разминке в короткой программе, и это большой успех для чешского мужского одиночного катания.

Конечно, мне нелегко признать, что Михал вырос в хорошего, многообещающего фигуриста. Он же не только мой друг, но и соперник. Но я искренне порадовался за него и поздравил с хорошим результатом. Разумеется, я был бы более доволен, если бы сам стал третьим, а он четвертым. Или я вторым, а он третьим, или первым, а он вторым, или, так и быть, я вторым, а он первым.

- Расскажите о шоу, состоявшемся в середине апреля в Праге.

- Для меня это было нечто особенное. Я не так часто выступаю в шоу по ходу сезона. Но в этом конкретном случае никак не мог отказаться. Я же сильнейший фигурист Чехии – хоть результат этого чемпионата мира этого и не подтверждает (улыбается). Плющенко – был первой звездой этого шоу, а я – второй. Было приятно провести немного времени с Евгением. Мне нравится делить с ним лед, особенно когда мы не соревнуемся друг с другом. Я попросил его немного помочь мне с прыжками, и он согласился. Было мило с его стороны.

- В чешской прессе шоу называлось не иначе как шоу Томаша Вернера. Это действительно так?

- Его организовали мой менеджер и мои спонсоры, от меня не требовалось почти никаких усилий. Просто советовал, кого из фигуристов приглашать. Нам удалось собрать великолепный состав участников. У нас выступали Джонни Вейр, Шэнь Сюэ и Чжао Хунбо, Саша Коэн – много звезд. И это еще не говоря о Евгении Плющенко, пожалуй, единственном фигуристе в мире, способном в одиночку собрать полную арену.

Не стал бы категорично утверждать, что это было шоу Томаша Вернера. Но я был бы счастлив когда-нибудь организовать нечто подобное сам.

Мария НИКУЛАШКИНА

Материалы других СМИ