14:40 4 мая 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Алекс Шибутани: "Мы с Майей смотрели на Вирту с Моиром и Дэвис с Уайтом как на старших братьев и сестер"

Бронзовые призеры чемпионата мира-2011 Майя и Алекс ШИБУТАНИ. Фото AFP
Бронзовые призеры чемпионата мира-2011 Майя и Алекс ШИБУТАНИ. Фото AFP

Интервью "СЭ Интернет" дал Алекс Шибутани, вместе со своей сестрой Майей завоевавший бронзу чемпионата мира в Москве в танцах на льду.

О разговоре с молодыми американскими фигуристами мы договорились еще до завершения соревнований танцоров на московском чемпионате мира. Потом они завоевали бронзу, и Майе после исполнения всех предписанных призерам приятных формальностей пришлось вместо интервью отправиться на допинг-контроль. Так что на вопросы от имени дуэта отвечал ее старший брат.

- После бронзы дебютного "взрослого" чемпионата мира вам с Майей наверняка отдадут звание "Новички года". Как вам в этом качестве?

- Конечно, в свой первый год на "взрослом" уровне нам хотелось обратить на себя внимание. Еще одной нашей целью было попасть на чемпионат мира (улыбается), чтобы сравнить себя со всеми теми прекрасными дуэтами, которые здесь выступали, понять свой уровень. Мы с Майей очень много и напряженно работали летом, доводя наши программы до нужного уровня. Эта неделя чемпионата мира в Москве нам удалась, мы исполнили два прекрасных проката. И завоеванная здесь бронза… Могу говорить только за себя, но я чрезвычайно впечатлен.  Честно говоря, я даже с трудом подбираю слова, чтобы описать все, что чувствую по этому поводу. С другой стороны, мы с сестрой очень много работали и сейчас можем с полной уверенностью наслаждаться этим моментом.

- Скотт Моир по ходу чемпионата несколько раз назвал вас с Майей "эти детки", надо думать, скорее в шутку. А если серьезно, в группе Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда вы сами чувствуете себя детьми рядом с титулованными коллегами - Вирту/Моир и Дэвис/Уайт?

- Мы действительно пришли в группу детьми и до сих пор остаемся самым юным дуэтом на катке. Ведь Майе – шестнадцать, а мне только что исполнилось двадцать лет. Так что мы действительно смотрели на них как на старших братьев и сестер. Но за последние годы мы сильно выросли (улыбается). На самом деле, все мы относимся друг к другу с большим уважением, и Тесса, Скотт, Мэрил и Чарли нас очень поддерживают. Сейчас Майя и я продолжаем смотреть на них и учиться, ведь это выдающиеся фигуристы и, ко всему прочему, замечательные люди. Это довольно сложно объяснить, честно говоря. Скажу так: это здорово тренироваться вместе с ними. Не могу себе представить, чтобы с кем-то еще у нас была такая атмосфера в группе.

- Одна из задач для молодых фигуристов, тренирующихся в столь сильной группе, – поиск собственного стиля, который позволил бы не затеряться в такой компании. Как бы вы описали стиль вашего дуэта или то, к чему вы с Майей хотели бы прийти?

- Думаю, пока сложновато говорить о нашем собственном стиле. Все программы, которые мы катали в прошлом, были очень разными. Мы развивались, пробовали разные вещи. И сейчас не хотим останавливаться на этом пути, эксплуатируя одни и те же ходы год за годом. Уверен, что и судьи, и зрители этого не жаждут. Так что мы будем пробовать разную музыку, расти как фигуристы.

- Все же, какая музыка вам сейчас ближе?

- Разная, на самом деле. Мы действительно находим удовольствие в разнообразии, в том, чтобы учиться чему-то новому и радоваться самому процессу.

 - Вы родились и выросли в США и являетесь американскими фигуристами, хотя и с японскими корнями. Насколько печальные события в Стране восходящего солнца осложнили вам подготовку к чемпионату мира. Ведь, помимо всего прочего, вам наверняка постоянно задавали вопросы о том, как вы к этому относитесь, что вы чувствуете и тому подобное. Это создавало дополнительное давление?

- То, что случилось в Японии, разбило нам сердца. Я помню, это была пятница. Перед тем как выйти на тренировку, мы услышали новости и после этого  не могли думать ни о каких соревнованиях. У нас много друзей, в том числе среди фигуристов, у которых могли пострадать близкие и члены семьи. Но в конце концов нам удалось подойти к чемпионату мира с мыслями исключительно о собственном катании. Мы чувствовали воодушевление, стремились откатать так хорошо, как только можем, чтобы подарить зрителям, в том числе японским, как можно больше счастья.

Конечно, то, что наш первый "взрослый" сезон оказался, пожалуй, самым длинным из всех, что у нас были, – это своего рода вызов. Но вы немного изменили систему тренировок и сумели сохранить концентрацию.

- Вместе с вами во "взрослых" соревнованиях дебютировал российский дуэт Елена Ильиных/Никита Кацалапов, который в юниорах обыгрывал вашу пару. Соперничество с ними на новом уровне в этом сезоне было принципиальным моментом для вас?

- Вы знаете, нет. Елена и Никита очень талантливы. И мы действительно соревновались с ними в прошлом сезоне. Но дело в том, что на каждом старте Майя и я думаем прежде всего о себе, о своем катании, программах. О том, чтобы получить удовольствие от своих прокатов. Но не о соперниках и том, что они делают.

***

- Если не ошибаюсь, вы с Майей из семьи музыкантов.

- Да, так и есть. Наша мама была концертирующей пианисткой, а отец – флейтистом.

- Как случилось, что вы двое выбрали фигурное катание?

- Мы начали кататься в раннем детстве. Правда, тогда речь не шла о целенаправленных занятиях фигурным катанием. Просто в нашем окружении постоянно устраивались вечеринки по случаю дней рождений, и родители не хотели, чтобы мы были единственными, кто не умел стоять на коньках. То есть все начиналось просто как развлечение. Но Майе очень понравилось. Она стала брать частные уроки, а я приходить на каток с мамой, чтобы на нее посмотреть. Это было довольно скучным занятием, и в конце концов мы оба стали кататься как одиночники. И в какой-то момент, чтобы улучшить свою технику, попробовали себя в танцах на льду. Так все и закрутилось.

- Как родители относятся к тому, что вы делаете?

- Да я не знаю, на самом деле мы об этом не говорим (улыбается). Но они на протяжении всех этих лет нас поддерживали. Мы несколько раз переезжали, чтобы найти оптимальные варианты тренировочного процесса. Они многим ради нас пожертвовали. И без семейной поддержки у нас вряд ли получилось бы все это.

- Кататься с собственной сестрой тяжелее, чем с посторонней девушкой?

- (Смеется.) Как сказать. Даже если у нас был неудачный день на тренировке, мы уходим с катка вместе, и она все равно остается моей сестрой. Сложно разделить взаимоотношения на льду и за его пределами. Я все еще работаю над этим и могу сказать, что это, конечно, вызов. С другой стороны, я в любом случае остаюсь ее старшим братом, и это делает наш тандем и даже наше катание сильнее. Мы заботимся друг о друге, поддерживаем друг друга. Думаю, по нашему катанию все это видно. К тому же мы оба обожаем фигурное катание, так что работать вместе – это удовольствие для нас.

- Французский фигурист Флоран Амодио, практически ваш ровестник, как-то сказал мне, что одна из его целей – выразить на льду интересы и предпочтения молодого поколения, музыкальные в том числе, которые не всегда совпадают с традициями фигурного катания. У вас в мыслях есть что-то подобное?

- Конечно, мы хотим двигать наш вид спорта вперед. Флоран существенно в этом преуспел, его программы в этом сезоне очень интересны, зрелищны, на них любопытно смотреть. Мы с Майей, как я уже говорил, всегда стремимся к тому, чтобы развиваться, толкать себя вперед в профессиональном смысле. Так что мы в постоянном поиске новых стилей, новой музыки, непохожей на предыдущие.

- А вообще по жизни вам какая музыка нравится?

- Ох, мы слушали очень много совершенно разной музыки. Поскольку мы выросли в семье классических музыкантов, ничего не имеем против этого направления. Но, к примеру, и танцевальные ритмы нашей произвольной программы нам очень нравятся, и современные хиты мы тоже любим.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

Материалы других СМИ