19:30 15 сентября 2016 | ДОПИНГ

"Заявок на терапевтические исключения в России было меньше, чем в других странах"

Рамил ХАБРИЕВ. Фото РИА "Новости"
Рамил ХАБРИЕВ. Фото РИА "Новости"

Директор НИИ Общественного здоровья имени Семашко, академик РАН и экс-глава РУСАДА Рамил Хабриев объяснил "СЭ", почему наши спортсмены не спешат оформлять терапевтические исключения на прием препаратов из Запрещенного списка ВАДА

– Какие можно сделать выводы на основании выложенных в открытый доступ данных спортсменов из базы ВАДА?

– Без увязки с диагнозом, без знания методик постановки диагноза и назначенного курса я комментировать обоснованность применения тех или иных препаратов как медик не могу. ВАДА ведет только систему ADAMS, в которую заносятся все персональные данные спортсменов. В процессе получения спортсменом терапевтического исключения (TUE) решения принимают либо национальные антидопинговые организации, если речь идет о соревнованиях национального уровня, либо международные федерации (если мы говорим о международных соревнованиях). Конечно в случае какого-то спора ВАДА может рассмотреть обосновано или не обосновано принято решение. Но вообще никакого разрешения на TUE ВАДА не дает.

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ СТАНДАРТЫ ОТЛИЧАЮТСЯ ТЕХ, ЧТО ПРИНЯТЫ В МИРОВОМ СООБЩЕСТВЕ

– В антидопинговых организациях за TUE отвечает конкретный человек?

– В них существует комиссия по TUE. Она была и в РУСАДА. Мы рассматривали все заявления, и, если они были обоснованы, то принимали решение разрешить использовать тот или иной препарат или нет.

– Много заявок на получение TUE подавали российские спортсмены по сравнению с коллегами из других стран?

– С первого дня работы в качестве гендиректора РУСАДА я о том, что у нас подавалось очень мало заявок на TUE. Намного меньше, чем в других странах. Это не говорит о том, что наши спортсмены здоровее, просто этому уделялось очень мало внимания.

– В чем конкретно причина небольшого количества заявок?

– В основном в подготовке документов. Когда подается заявка на TUE для спортсмена международного уровня тестирования, нужно готовить очень серьезные материалы. Клинические рекомендации, в которых прописывается методика диагностики, назначенные препараты и так далее. Во многих странах эта форма стандартизирована. К сожалению, отечественные стандарты лечения и протоколы существенно отличаются тех, что приняты в мировом сообществе. Мы только сейчас стали говорить о необходимости унифицировать наши стандарты.

– Получается постоянно приходится переделывать документы, чтобы они были приняты международными федерациями?

– Да. Врачам и тренерам трудно правильно оформлять документы в быстрые сроки. Поэтому от наших спортсменов и федераций было существенно меньше заявок.

СПОРТСМЕН ОБЯЗАН УКАЗЫВАТЬ ТЕ ПРЕПАРАТЫ, КОТОРЫЕ ОН ПРИНИМАЛ

– Когда спортсмен получает разрешение на терапевтическое использование определенного препарата, он ограничен определенной дозировкой. Реально провалить допинг-пробу даже с TUE?

– Да. Когда у спортсмена берут допинг-пробу, составляется протокол. Если спортсмен имеет TUE, он должен указать в протоколе какой препарат и в какой дозировке ему разрешен, и когда он в последний раз его применял. Если при проведении допинг-контроля выявляется несовпадение дозы, тогда препарат засчитывается не как TUE, а как допинг. То же самое происходит, если спортсмен не указал в протоколе TUE. Этим, к слову, часто грешили наши атлеты. Например, кто-то заболел, ему что-то дали, а он не указал препарат. Потом очень сложно что-то объяснять. Спортсмена обязан указывать те препараты, которые он принимал.

– А если спортсмен заболел во время соревнований, например, простудился, и у него поднялась температура в день выступления...

– В этом случае TUE он оформить не успеет, но он обязательно при проведении допинг-контроля должен указать препарат, который ему назначил врач. После этого уже разбираются, были ли у него основания для приема препарата. В РУСАДА подобные случаи никогда не засчитывались как применение допинга.

– Часто бывали случаи предоставления в РУСАДА фиктивных диагнозов спортсменов?

– Отказы в терапевтическом использовании определенного препарата были в основном связаны с тем, что диагноз, поставленный лечащими врачами, не соответствовал назначенному лекарству. Вообще, достаточно часто, в случае серьезного заболевания антидопинговые агентства комиссия по TUE просит предоставить амбулаторную карту. Если есть исторические записи о том, что спортсмен действительно болен, то вопросов становится значительно меньше.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ