Сергей Карякин: "Я жил этим матчем"

22 февраля 2019, 00:00
Ноябрь 2016 года. Нью-Йорк. Магнус Карлсен и Сергей Карякин. Фото AFP "Карлсен – Карякин. Матч за звание чемпиона мира по шахматам. Нью-Йорк-2016".
"СЭ" публикует отрывки из предисловия, которое гроссмейстер написал для книги Крумиллера "Карлсен – Карякин. Матч за звание чемпиона мира по шахматам. Нью-Йорк-2016"

Российская шахматная федерация совместно с издателем Андреем Ельковым выпустила книгу американских авторов Льва Альбурта и Джона Крумиллера "Карлсен – Карякин. Матч за звание чемпиона мира по шахматам. Нью-Йорк-2016". Книга посвящена одному из самых ярких и напряженных поединков за мировую корону последних десятилетий, во время которого шахматы в нашей стране вернулись на телеэкраны и первые полосы центральных газет. Гроссмейстер Лев Альбурт и мастер Джон Крумиллер не только досконально проанализировали все партии, но и сумели преподнести комментарии в удобной и поучительной форме.

Большую помощь авторам оказал 14-й чемпион мира Владимир Крамник, который подробно объяснил ключевые моменты каждой партии, а также поделился своими соображениями о психологии борьбы на высшем уровне. Не случайно эта работа завоевала высшую награду Союза шахматных журналистов США.

Специально для русского издания предисловие написал Сергей Карякин, ставший после матча в Нью-Йорке едва ли не самым популярным спортсменом в России.

Думал о Карлсене больше, чем о семье

"Поединок в Нью-Йорке занимает особое место в моей карьере – можно сказать, я шел к нему всю свою жизнь. С детских лет я декларировал, что хочу стать чемпионом мира; потом лозунг чуть поменялся – "вернем корону в Россию", но цель осталась прежней. После тяжелейшей победы на турнире претендентов в Москве почувствовал, что вот он – мой шанс! И хотя все эксперты дружно говорили, что Карлсен легко выиграет, я верил, что все в моих руках, ведь после такой трудной победы, как в турнире претендентов, человек выходит на новый уровень.

Я очень много готовился к матчу, по крайней мере значительно больше, чем когда-либо. На все соревнования, в которых принимал участие после Москвы и до Нью-Йорка, смотрел сквозь призму матча. Например, когда прилетел в Бильбао, даже не знал, кто там играет, потому что мне это было не очень интересно. Знал, что там будет Карлсен и кто-то еще; к остальным почти не готовился. Единственное исключение – олимпиада в Баку: выступая в командном турнире за сборную России, старался сыграть как можно лучше. А в личных соревнованиях совершенно не стремился ничего показывать. То есть пытался, конечно, но в любом случае главным оставался матч, который занимал абсолютно все мои мысли эти полгода. Мы с женой Галией даже шутили, что я думаю о Карлсене больше, чем о семье.

Для меня стало приятным сюрпризом, что наш матч будет настолько широко освещаться в России и я вернусь гораздо более известным человеком, чем до отъезда. Если же говорить о чисто шахматной составляющей, то я прекрасно понимал огромную практическую силу Карлсена – мы ведь с ним много раз встречались за доской. Так что в этом плане никаких откровений для меня не было.

В книге, которую вы держите в руках, мне было особенно интересно прочитать интервью Владимира Крамника. Мне вообще очень нравится общаться с Владимиром Борисовичем, потому что всегда узнаю для себя что-то новое. Я специально просил его дать мне несколько советов перед матчем. Не могу сказать, что полностью ими воспользовался, поскольку было и свое представление о том, как нужно играть матч, но выслушать его было очень интересно. Ведь Крамник сыграл пять матчей на первенство мира! Это совершенно уникальный показатель, он суперопытный спорт­смен. Конечно, мне было приятно прочитать, что после победы в восьмой партии он считал меня огромным фаворитом.

Не стыдно за проделанную работу

Если брать мои субъективные ощущения, то начну с конца. Матч закончился, я вышел из игровой зоны расстроенный. Подхожу к президенту Российской шахматной федерации Анд­рею Филатову и говорю: "Андрей Васильевич, извините, если что. Боролся, как мог". Хотя нас в тот момент окружали телекамеры, я говорил совершенно искренне – то, что было на душе. Он ответил, что ничего страшного, в целом все закономерно. Неправильно говорить лишь о том, что я в одной партии упустил ничью. Ведь в двух других партиях Карлсен выпускал выигрыш, поэтому ситуация могла качнуться в любую сторону.

Ажиотаж вокруг нашего поединка был огромным, и я хотел бы поблагодарить свою команду, которая меня полностью изолировала от всего шахматного мира. Единственное, что я делал, – это иногда давал интервью, но в очень спокойном режиме, это не отнимало много времени и сил. Так что я ни на что не отвлекался, кроме прогулок и общения с секундантами и с семьей.

В заключение могу сказать, что мне не стыдно за проделанную работу и за матч, который я сыграл. Продолжаю работать, буду идти дальше. Конечно, очень хочется еще раз сыграть такой матч! Ведь цель стать чемпионом мира у меня остается, пока я продолжаю играть в шахматы".

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
3
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир