27 мая 2014, 20:02

Лопухов как главный тренер - "за" и "против"

Обозреватель
Читать «СЭ» в Telegram Дзен

По данным "СЭ", одним из кандидатов на пост главного тренера сборной России является бывший старший тренер мужской команды Николай Лопухов. Однако эта фигура вызывает в мире биатлона неоднозначную реакцию.

Владимир ПУТРОВ, тренер Антона ШИПУЛИНА: "ЛОПУХОВ ДОПУСКАЕТ ТЕ ЖЕ ОШИБКИ, ЧТО И 25 ЛЕТ НАЗАД"

– Лопухов три года подряд неправильно использовал эффект горной подготовки. Методические просчеты видны невооруженным глазом. Вы возьмите его прошлогоднее интервью, в котором он говорил, что планирует выводить команду на пик к началу января. Но ведь каждый понимает, что продержать организм в состоянии наивысшей работоспособности на протяжении 30-40 дней невозможно! Я уж не говорю о бессистемности. Когда ты едешь работать по одному плану, а затем он несколько раз меняется, доверие к такой методике пропадает. В 1986 году у Лопухова была первая женская сборная по лыжам, а вторую отдали Александру Грушину. Так вот, основная команда из-за неорганизованности провалила подготовку и до Калгари-1988 дотерпела только великая Резцова. А вот второй состав там выступил великолепно! Так Лопухов до сих пор допускает те же ошибки, что и 25 лет назад. Он не учится.

– Много их было допущено в этом году?

– В олимпийском сезоне каждый день на счету. Однако уже на августовском сборе Лопухов начал допускать промахи. Антон Шипулин на гонке на призы губернатора Тюменской области стал лишь 18-м – он проигрывал даже юниорам. Это было вызвано перебором нагрузок. При этом Лопухов пытался их "переварить" посредством каких-то препаратов.

– Не пытались объясниться с ним?

– Мы поговорили, и он пообещал, что теперь нагрузки спадут, и уже в Сочи Антона "отпустит". На деле же оказалось, что на пятый день пребывания он начал давать ускорения на роллерах. А ведь любому методисту известно, что на высоте делать это можно хотя бы на восьмой день. В результате к чемпионату России Антошка подошел "никаким". В спринте он остался далеко позади, а на "двадцатке", которая была через день, вообще сошел.

– Да, помню.

– 24 сентября я затрубил в полную силу. Нужно было принимать меры и уходить на самоподготовку. От Сергея Кущенко мы получили согласие только 30 сентября. К этому времени Антон был разобран до крайней стадии. И выводить его из этого состояния нужно было не препаратами, а грамотными восстановительными тренировками. Важно было знать особенности организма Шипулина, его характер. Но даже в тот момент я был на 100 процентов уверен, что он выиграет медаль в Сочи.

– Что было дальше?

– 29 октября мы присоединились к группе Валерия Польховского, в которой работали Максим Чудов, Иван Черезов и Максим Максимов. К декабрю нам с Валерием Николаевичем удалось привести Антона в порядок. Но в тот момент Лопухов и Кущенко начали вставлять нам шпильки. Например, пришло указание отстранить Путрова от работы с Шипулиным.

– С какой формулировкой?

– Мешаю подготовке. Это при том, что я вырастил олимпийских чемпионов Юрия Кошкарова и Евгения Редькина, работал с Александром Поповым и Сергеем Чепиковым. Да и с Шипулиным, который в последние годы был лучшим в российской команде, я как-то справлялся. Но оказалось, что я плохой и необразованный... А 17 декабря от команды отцепили Польховского.

– Чья это была инициатива?

– Кущенко. Хотя они с Лопуховым и Виктором Майгуровым втроем хорошо спелись. И для них было неприятно осознавать, что лучший биатлонист в олимпийский сезон уходит на самоподготовку.

– Если в январе в команде не было ни вас, ни Польховского, то по какому плану работал Шипулин?

– Мы с Польховским разработали методику и довели ее до Антона. Он сам – умный парень, не зря же у него два высших образования. Даже находясь в сборной, Шипулин в январе готовился к Сочи самостоятельно. Вот с Кошкаровым была история – на одной из тренировок он сказал, что очень плохо себя чувствует и отпросился отдыхать. А потом, дней через пять, после очень тяжелой работы, он снова подошел ко мне: "Владимир Михайлович, я должен добежать еще 7 км. Помните, пять дней назад недоработал...". Вот что такое самосознание! Антон такой же.

– С главой СБР Михаилом Прохоровым поговорить было нереально?

– Куда там. Как на него выйти? Через Кущенко? Так он мне даже аккредитацию на Олимпиаду не дал. В Сочи я ездил, как обычный зритель. За свои деньги покупал билеты. А те два, которые полагались каждому спортсмену, Антон, разумеется, отдал своим родителям. Доступа к нему на Играх у меня не было.

– Кто-то из команды помогал в этой ситуации?

– Владимир Барнашов. Мы с ним и в Сочи общались. Это человек с головой, который имеет свое мнение. Связь с Антоном у нас держалась через него.

– В Сочи у Шипулина все начиналось несладко – с промаха последним выстрелом и четвертым местом.

– После спринта Лопухов довел его до истерики. Антошка и без этого очень переживал... Три дня ходил как мертвец. А пиком всего стало нежелание старшего тренера ставить Шипулина на эстафету. Ну как можно в тот момент, когда человеку особенно требуется поддержка и доверие, говорить, что его место в команде под вопросом? Мол, Алексей Волков, Дмитрий Малышко и Евгений Устюгов бегут точно, а вот между Шипулиным и Александром Логиновым еще нужно определиться по результатам контрольной тренировки. В тот момент Антон не выдержал и спросил у Лопухова: "Николай Петрович, ну как вам не стыдно? Что вы делаете? Посмотрите хотя бы на мировой рейтинг, где я иду пятым".

– Каким образом вопрос с эстафетой решился в положительную для Шипулина сторону?

– Во многом – это заслуга Барнашова. Для него как раз важны были не взаимоотношения Лопухова и Путрова, а интересы команды. Кстати, перед эстафетой мы сумели договориться, чтобы родители приехали к Антону в деревню. Они провели теплую беседу, после которой он окончательно воспрял духом.

– После Олимпиады с Лопуховым виделись?

– Встречались в Ханты-Мансийске на тренерском совете. Он еще умудрился протянуть мне руку. Я ему сказал: "Слушай, бессовестный, ты хоть понял, что чуть не натворил"?

– Недавно новым президентом СБР выбрали Александра Кравцова.

– Это хорошо. Кравцов известен как грамотный и принципиальный специалист. Главное, чтобы вокруг него была хорошая команда. Кто может помочь ей, так это, например, Польховский. Предыдущее руководство не жаловало его, поскольку он сильный специалист, имеющий свое мнение. А вот если сейчас о таких людях начнут вспоминать – это пойдет на пользу российскому биатлону.

Николай ЛОПУХОВ: "ЧУВСТВУЮ В СЕБЕ СИЛЫ ПРОДОЛЖИТЬ РАБОТУ"

– Обидно, не получилось стать старшим тренером женской сборной по лыжам?

– Нет. У меня в жизни было столько сложных моментов, что на подобных вещах я уже не зацикливаюсь.

– Теперь собираетесь стать главным тренером биатлонной сборной?

– Планы продолжить работу у меня есть, но все зависит от нового руководства. Пока конструктивного разговора с президентом СБР Александром Кравцовым у нас не было. А уж говорить о каких-то конкретных должностях вообще не имеет смысла.

– После Олимпиады вы говорили, что больше не хотите работать с командой.

– Тогда я действительно так думал. Но прошло время, отдохнул и чувствую в себе силы и энергию продолжить работу.

– Проанализировали прошлый сезон? Выявили какие-то ошибки?

– Да не было никаких ошибок. Серьезных.

– В том числе и в работе с Антоном Шипулиным?

– Я работал с командой три года. И как тот же Шипулин, если я не умею с ним работать, показывал все эти сезоны лучшие результаты в команде? А обвинения в моей методической неграмотности выглядят нелепо. Все-таки мои команды выигрывали олимпийское золото в 1988, 2006 и 2014 годах. Это же неспроста?

– Можете все-таки приоткрыть завесу и рассказать, почему Антон оказался в разобранном состоянии в сентябре? Он же поэтому ушел из вашей группы?

– В августе Антон болел, поэтому в Сочи он уехал неготовым. Но мы ведь к сентябрьским стартам в Сочи и не готовились!

– Дело только в болезни?

– Весенний оздоровительный сбор он провел вместе с лыжником Александром Легковым. Легков – это фанат. Нашим ребятам в профессиональном плане нужно многому у него поучиться. Шипулин, глядя на него, тоже проделал большую работу. На сбор в Чайковский он приехал уже перегруженным и уставшим, но убеждал меня, что отдых ему не требуется. В результате, с точки зрения интенсивности, летом Антон работал меньше остальных. Среди лидеров у него была самая низкая скорость. Но почему-то виноватым оказался я. А у Валерия Польховского тренировался Черезов, с которым Антон хорошо общается. Это сыграло роль. Вот так нескладно все получилось. Дальше он готовился сам. Хотя мы с Шипулиным были и есть в нормальных отношениях.

– А что за история с разговором о его возможном невключении в олимпийскую эстафету?

– Про эстафету вообще никаких разговоров не было! Последний тренерский совет с командой у нас был 2 февраля. С тех пор каждый спортсмен работал по индивидуальному, специально для каждого разработанному плану. Дергать кого-то в момент соревнований не имело смысла.

– О чем говорили 2 февраля?

– В том числе и о Шипулине. В январе он себя чувствовал не очень хорошо. Проиграл ребятам контрольную тренировку в Риднау, потом не очень хорошо выступил в Антхольце. Поэтому сказали ему, что нужно провести контрольную тренировку с Александром Логиновым. Но это было применительно к спринту. Об эстафете речи вообще не шло. С прошлого сезона было понятно, четвертый этап – удел Антона.

– Как был объявлен состав на эстафету?

– Он был заранее всем понятен, поэтому объявлять его не имело смысла. Уже в прошлом году кроме того, кто побежит первый этап, все было ясно. А помните, вы спрашивали меня об ошибках?

– Конечно.

– Так вот, одна серьезная ошибка произошла давно. На мой взгляд, идеальная система у нас была в самом начале олимпийского цикла. Тогда Валерий Польховский был главным тренером, я отвечал за функциональную подготовку, старшим был Андрей Гербулов и важную роль в команде играл Андрей Панин. Такая связка была довольно удачной и продуктивной. Мы работали одним звеном! В мае все было замечательно. А через два месяца Валерий Николаевич, насмотревшись на работу Пихлера, разбил нашу команду на две подгруппы. Группу "А" я готовил я, а группу "Б" – Польховский, по методике Пихлера. И вот в сентябре на чемпионате России в Уфе группа "Б" выступила значительно хуже. В результате в октябре мы снова объединились, но в тот момент произошел разрыв между Гербуловым и Польховским. А я оказался как бы между двух огней.

А через какое-то время должность главного тренера упразднили, а меня назначили старшим. Таким образом, Валерий Николаевич остался вне команды. С тех пор у нас началось недопонимание, и ситуация только ухудшается. Хотя у меня никакой неприязни к нему нет. Более того, в сентябре этого года я подходил к Польховскому, предлагал работать вместе, но он не захотел.

– И сейчас готовы работать с ним?

– Я-то готов, но дело не во мне... Кстати, после Олимпиады мне позвонил Гербулов и сказал: "Петрович, вы молодцы! Хорошо выступили". А потом добавил: "Если останешься в биатлоне, я готов с тобой работать". Для меня такие слова – большая честь. А вот с Польховским мы никак не можем найти общий язык. Хотя раньше были друзьями, учились друг у друга. Объединись мы, в Сочи команда однозначно выступила бы лучше.

– Вы не первый раз призываете объединиться.

– На мой взгляд, сейчас сделать это просто необходимо. Важно, чтобы на тренерском совете была выстроена четкая стратегия подготовки – и затем ей следовали. При этом особенное внимание нужно уделить переходу спортсменов из юниорской команды в основную. В Европе ведь эта проблема не так актуальна, а нам нужно менять сознание. Давайте будем откровенными: когда в России юниоры получают серьезные деньги, многим срывает голову. Потом некоторые приходят в себя, но ведь не все.

– Почему, по-вашему, многие лидеры мужской команды хотят летом работать самостоятельно?

– Когда мужчины достигают серьезных результатов, они начинают хотеть жить по-своему. Кому хочется уезжать из дома, от своей девушки? Но такие шаги редко оказываются позитивными. Единственный пример, разве что, Уле-Эйнар Бьорндален, хотя этот человек – исключение из всех правил. Поэтому я и хочу, чтобы все объединились, выстроили четкую стратегию. Если мы станем дружными, российский биатлон сделает большой скачок вперед. А у нас получается, что мужчины ругаются и жалуются друг на друга больше женщин. То же касается и лыж. Разве это правильно? Пора понять, что все мы работаем на одно дело. На мой взгляд, нужно взять за основу советские методики Александра Привалова, Виктора Иванова, Виктора Маматова и дополнять их, учась у лучших современных спортсменов. В этом наш большой резерв.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости