20:02 27 мая 2014 | Биатлон

Лопухов как главный тренер - "за" и "против"

Николай ЛОПУХОВ. Фото REUTERS
Николай ЛОПУХОВ. Фото REUTERS

По данным "СЭ", одним из кандидатов на пост главного тренера сборной России является бывший старший тренер мужской команды Николай Лопухов. Однако эта фигура вызывает в мире биатлона неоднозначную реакцию.

Владимир ПУТРОВ, тренер Антона ШИПУЛИНА: "ЛОПУХОВ ДОПУСКАЕТ ТЕ ЖЕ ОШИБКИ, ЧТО И 25 ЛЕТ НАЗАД"

– Лопухов три года подряд неправильно использовал эффект горной подготовки. Методические просчеты видны невооруженным глазом. Вы возьмите его прошлогоднее интервью, в котором он говорил, что планирует выводить команду на пик к началу января. Но ведь каждый понимает, что продержать организм в состоянии наивысшей работоспособности на протяжении 30-40 дней невозможно! Я уж не говорю о бессистемности. Когда ты едешь работать по одному плану, а затем он несколько раз меняется, доверие к такой методике пропадает. В 1986 году у Лопухова была первая женская сборная по лыжам, а вторую отдали Александру Грушину. Так вот, основная команда из-за неорганизованности провалила подготовку и до Калгари-1988 дотерпела только великая Резцова. А вот второй состав там выступил великолепно! Так Лопухов до сих пор допускает те же ошибки, что и 25 лет назад. Он не учится.

– Много их было допущено в этом году?

– В олимпийском сезоне каждый день на счету. Однако уже на августовском сборе Лопухов начал допускать промахи. Антон Шипулин на гонке на призы губернатора Тюменской области стал лишь 18-м – он проигрывал даже юниорам. Это было вызвано перебором нагрузок. При этом Лопухов пытался их "переварить" посредством каких-то препаратов.

– Не пытались объясниться с ним?

– Мы поговорили, и он пообещал, что теперь нагрузки спадут, и уже в Сочи Антона "отпустит". На деле же оказалось, что на пятый день пребывания он начал давать ускорения на роллерах. А ведь любому методисту известно, что на высоте делать это можно хотя бы на восьмой день. В результате к чемпионату России Антошка подошел "никаким". В спринте он остался далеко позади, а на "двадцатке", которая была через день, вообще сошел.

– Да, помню.

– 24 сентября я затрубил в полную силу. Нужно было принимать меры и уходить на самоподготовку. От Сергея Кущенко мы получили согласие только 30 сентября. К этому времени Антон был разобран до крайней стадии. И выводить его из этого состояния нужно было не препаратами, а грамотными восстановительными тренировками. Важно было знать особенности организма Шипулина, его характер. Но даже в тот момент я был на 100 процентов уверен, что он выиграет медаль в Сочи.

– Что было дальше?

– 29 октября мы присоединились к группе Валерия Польховского, в которой работали Максим Чудов, Иван Черезов и Максим Максимов. К декабрю нам с Валерием Николаевичем удалось привести Антона в порядок. Но в тот момент Лопухов и Кущенко начали вставлять нам шпильки. Например, пришло указание отстранить Путрова от работы с Шипулиным.

– С какой формулировкой?

– Мешаю подготовке. Это при том, что я вырастил олимпийских чемпионов Юрия Кошкарова и Евгения Редькина, работал с Александром Поповым и Сергеем Чепиковым. Да и с Шипулиным, который в последние годы был лучшим в российской команде, я как-то справлялся. Но оказалось, что я плохой и необразованный... А 17 декабря от команды отцепили Польховского.

– Чья это была инициатива?

– Кущенко. Хотя они с Лопуховым и Виктором Майгуровым втроем хорошо спелись. И для них было неприятно осознавать, что лучший биатлонист в олимпийский сезон уходит на самоподготовку.

– Если в январе в команде не было ни вас, ни Польховского, то по какому плану работал Шипулин?

– Мы с Польховским разработали методику и довели ее до Антона. Он сам – умный парень, не зря же у него два высших образования. Даже находясь в сборной, Шипулин в январе готовился к Сочи самостоятельно. Вот с Кошкаровым была история – на одной из тренировок он сказал, что очень плохо себя чувствует и отпросился отдыхать. А потом, дней через пять, после очень тяжелой работы, он снова подошел ко мне: "Владимир Михайлович, я должен добежать еще 7 км. Помните, пять дней назад недоработал...". Вот что такое самосознание! Антон такой же.

– С главой СБР Михаилом Прохоровым поговорить было нереально?

– Куда там. Как на него выйти? Через Кущенко? Так он мне даже аккредитацию на Олимпиаду не дал. В Сочи я ездил, как обычный зритель. За свои деньги покупал билеты. А те два, которые полагались каждому спортсмену, Антон, разумеется, отдал своим родителям. Доступа к нему на Играх у меня не было.

– Кто-то из команды помогал в этой ситуации?

– Владимир Барнашов. Мы с ним и в Сочи общались. Это человек с головой, который имеет свое мнение. Связь с Антоном у нас держалась через него.

– В Сочи у Шипулина все начиналось несладко – с промаха последним выстрелом и четвертым местом.

– После спринта Лопухов довел его до истерики. Антошка и без этого очень переживал... Три дня ходил как мертвец. А пиком всего стало нежелание старшего тренера ставить Шипулина на эстафету. Ну как можно в тот момент, когда человеку особенно требуется поддержка и доверие, говорить, что его место в команде под вопросом? Мол, Алексей Волков, Дмитрий Малышко и Евгений Устюгов бегут точно, а вот между Шипулиным и Александром Логиновым еще нужно определиться по результатам контрольной тренировки. В тот момент Антон не выдержал и спросил у Лопухова: "Николай Петрович, ну как вам не стыдно? Что вы делаете? Посмотрите хотя бы на мировой рейтинг, где я иду пятым".

– Каким образом вопрос с эстафетой решился в положительную для Шипулина сторону?

– Во многом – это заслуга Барнашова. Для него как раз важны были не взаимоотношения Лопухова и Путрова, а интересы команды. Кстати, перед эстафетой мы сумели договориться, чтобы родители приехали к Антону в деревню. Они провели теплую беседу, после которой он окончательно воспрял духом.

– После Олимпиады с Лопуховым виделись?

– Встречались в Ханты-Мансийске на тренерском совете. Он еще умудрился протянуть мне руку. Я ему сказал: "Слушай, бессовестный, ты хоть понял, что чуть не натворил"?

– Недавно новым президентом СБР выбрали Александра Кравцова.

– Это хорошо. Кравцов известен как грамотный и принципиальный специалист. Главное, чтобы вокруг него была хорошая команда. Кто может помочь ей, так это, например, Польховский. Предыдущее руководство не жаловало его, поскольку он сильный специалист, имеющий свое мнение. А вот если сейчас о таких людях начнут вспоминать – это пойдет на пользу российскому биатлону.

Николай ЛОПУХОВ: "ЧУВСТВУЮ В СЕБЕ СИЛЫ ПРОДОЛЖИТЬ РАБОТУ"

– Обидно, не получилось стать старшим тренером женской сборной по лыжам?

– Нет. У меня в жизни было столько сложных моментов, что на подобных вещах я уже не зацикливаюсь.

– Теперь собираетесь стать главным тренером биатлонной сборной?

– Планы продолжить работу у меня есть, но все зависит от нового руководства. Пока конструктивного разговора с президентом СБР Александром Кравцовым у нас не было. А уж говорить о каких-то конкретных должностях вообще не имеет смысла.

– После Олимпиады вы говорили, что больше не хотите работать с командой.

– Тогда я действительно так думал. Но прошло время, отдохнул и чувствую в себе силы и энергию продолжить работу.

– Проанализировали прошлый сезон? Выявили какие-то ошибки?

– Да не было никаких ошибок. Серьезных.

– В том числе и в работе с Антоном Шипулиным?

– Я работал с командой три года. И как тот же Шипулин, если я не умею с ним работать, показывал все эти сезоны лучшие результаты в команде? А обвинения в моей методической неграмотности выглядят нелепо. Все-таки мои команды выигрывали олимпийское золото в 1988, 2006 и 2014 годах. Это же неспроста?

– Можете все-таки приоткрыть завесу и рассказать, почему Антон оказался в разобранном состоянии в сентябре? Он же поэтому ушел из вашей группы?

– В августе Антон болел, поэтому в Сочи он уехал неготовым. Но мы ведь к сентябрьским стартам в Сочи и не готовились!

– Дело только в болезни?

– Весенний оздоровительный сбор он провел вместе с лыжником Александром Легковым. Легков – это фанат. Нашим ребятам в профессиональном плане нужно многому у него поучиться. Шипулин, глядя на него, тоже проделал большую работу. На сбор в Чайковский он приехал уже перегруженным и уставшим, но убеждал меня, что отдых ему не требуется. В результате, с точки зрения интенсивности, летом Антон работал меньше остальных. Среди лидеров у него была самая низкая скорость. Но почему-то виноватым оказался я. А у Валерия Польховского тренировался Черезов, с которым Антон хорошо общается. Это сыграло роль. Вот так нескладно все получилось. Дальше он готовился сам. Хотя мы с Шипулиным были и есть в нормальных отношениях.

– А что за история с разговором о его возможном невключении в олимпийскую эстафету?

– Про эстафету вообще никаких разговоров не было! Последний тренерский совет с командой у нас был 2 февраля. С тех пор каждый спортсмен работал по индивидуальному, специально для каждого разработанному плану. Дергать кого-то в момент соревнований не имело смысла.

– О чем говорили 2 февраля?

– В том числе и о Шипулине. В январе он себя чувствовал не очень хорошо. Проиграл ребятам контрольную тренировку в Риднау, потом не очень хорошо выступил в Антхольце. Поэтому сказали ему, что нужно провести контрольную тренировку с Александром Логиновым. Но это было применительно к спринту. Об эстафете речи вообще не шло. С прошлого сезона было понятно, четвертый этап – удел Антона.

– Как был объявлен состав на эстафету?

– Он был заранее всем понятен, поэтому объявлять его не имело смысла. Уже в прошлом году кроме того, кто побежит первый этап, все было ясно. А помните, вы спрашивали меня об ошибках?

– Конечно.

– Так вот, одна серьезная ошибка произошла давно. На мой взгляд, идеальная система у нас была в самом начале олимпийского цикла. Тогда Валерий Польховский был главным тренером, я отвечал за функциональную подготовку, старшим был Андрей Гербулов и важную роль в команде играл Андрей Панин. Такая связка была довольно удачной и продуктивной. Мы работали одним звеном! В мае все было замечательно. А через два месяца Валерий Николаевич, насмотревшись на работу Пихлера, разбил нашу команду на две подгруппы. Группу "А" я готовил я, а группу "Б" – Польховский, по методике Пихлера. И вот в сентябре на чемпионате России в Уфе группа "Б" выступила значительно хуже. В результате в октябре мы снова объединились, но в тот момент произошел разрыв между Гербуловым и Польховским. А я оказался как бы между двух огней.

А через какое-то время должность главного тренера упразднили, а меня назначили старшим. Таким образом, Валерий Николаевич остался вне команды. С тех пор у нас началось недопонимание, и ситуация только ухудшается. Хотя у меня никакой неприязни к нему нет. Более того, в сентябре этого года я подходил к Польховскому, предлагал работать вместе, но он не захотел.

– И сейчас готовы работать с ним?

– Я-то готов, но дело не во мне... Кстати, после Олимпиады мне позвонил Гербулов и сказал: "Петрович, вы молодцы! Хорошо выступили". А потом добавил: "Если останешься в биатлоне, я готов с тобой работать". Для меня такие слова – большая честь. А вот с Польховским мы никак не можем найти общий язык. Хотя раньше были друзьями, учились друг у друга. Объединись мы, в Сочи команда однозначно выступила бы лучше.

– Вы не первый раз призываете объединиться.

– На мой взгляд, сейчас сделать это просто необходимо. Важно, чтобы на тренерском совете была выстроена четкая стратегия подготовки – и затем ей следовали. При этом особенное внимание нужно уделить переходу спортсменов из юниорской команды в основную. В Европе ведь эта проблема не так актуальна, а нам нужно менять сознание. Давайте будем откровенными: когда в России юниоры получают серьезные деньги, многим срывает голову. Потом некоторые приходят в себя, но ведь не все.

– Почему, по-вашему, многие лидеры мужской команды хотят летом работать самостоятельно?

– Когда мужчины достигают серьезных результатов, они начинают хотеть жить по-своему. Кому хочется уезжать из дома, от своей девушки? Но такие шаги редко оказываются позитивными. Единственный пример, разве что, Уле-Эйнар Бьорндален, хотя этот человек – исключение из всех правил. Поэтому я и хочу, чтобы все объединились, выстроили четкую стратегию. Если мы станем дружными, российский биатлон сделает большой скачок вперед. А у нас получается, что мужчины ругаются и жалуются друг на друга больше женщин. То же касается и лыж. Разве это правильно? Пора понять, что все мы работаем на одно дело. На мой взгляд, нужно взять за основу советские методики Александра Привалова, Виктора Иванова, Виктора Маматова и дополнять их, учась у лучших современных спортсменов. В этом наш большой резерв.

4
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (4)

isb2014

Иван Буров. Вовремя пришёл А.М.Кравцов. Прекратилось это безобразие.Прекратился этот произвол. Прочитал этот комментарий - волос встал дыбом. Было подозрение на не здоровую обстановку в команде. Но, чтобы вот так поступить с Антоном Шипулиным - это уже нахальство и хамство. Да, мафия, есть мафия. Больше они, ни на что не способны. Очень жалко спортсменов. Многие смогли бы хорошо выступить на олимпиаде. Будем надеяться на лучшее в будующем. Впереди олимпиада 2018 г. в Корее и нужно выступить на отличную оценку. Всех уважаю. Иван Буров. Москва.28.05.2014.

21:14 28 мая 2014

Tis

Лопухов полностью соответствует своей фамилии - он и есть лопух. Гнусный, безмозглый старикашка, который все пытается что-то из себя строить. Такого вообще и близко к сборной подпускать нельзя, тем более сейчас, когда всем все должно быть ясно, что он бездарь. Только идиоты могут это не понимать.

07:02 28 мая 2014

bear-2006

Хм. А Лопухов то боится работать самостоятельно! Ему нужен поводырь. И этот поводырь - Польховский. Как бы Лопухов к нему не относился.

06:25 28 мая 2014

xxx5

Какое же там болото !!!

23:38 27 мая 2014