Уличная атлетика при поддержке Datsun
00:30 18 августа | Хоккей — НХЛ
Газета № 7422, 18.08.2017
Статья опубликована в газете под заголовком: «Андрей Марков: "Условия "Монреаля" меня не устроили. Но я не закрыл для себя дверь в НХЛ"»

Почему "Монреаль" избавился от русских? Марков - о НХЛ, Радулове и "Ак Барсе"

7

Лучший российский защитник последнего десятилетия дал большое интервью корреспонденту "СЭ".

"МОНРЕАЛЬ"

– Весной меня уверяли, что вы из "Монреаля" никуда не денетесь. Что пошло не так?

– Трудно об этом говорить. Я действительно никуда не собирался уходить из "Монреаля". Но переговоры пошли не так, и я принял решение уехать в Россию.

– Вы же своих сыновей Андрея и Марка в Канаду перевозили зимой с прицелом на то, чтобы остаться?

– Это же мои дети. Я посчитал нужным, чтобы они были рядом. Мы же семья. И не важно, где мы в итоге оказались бы – должны быть вместе.

– А кто, кстати, выбирал им имена?

– Совместно.

– У вас же было предложение от "Флориды". Довольно серьезное, к тому же у вас там еще и дом есть.

– Предложений никаких не было. Так скажем, были просто разговоры.

– А другие клубы? Ходили слухи про "Филадельфию".

– Вы лучше спрашивайте меня, а не верьте слухам. Я не хочу и не буду врать. С "Филадельфией" даже разговоров не было.

– Все уперлось в срок или все-таки в сумму?

– Надо закрыть эту тему, потому что "Монреаль" не устроило то, что просил я, а меня не устроило то, что предлагали они. Теперь я игрок "Ак Барса". Лучше сосредоточиться на этом.

– Вы же сами говорили, что согласны были заключить контракт на год, а не на два, как изначально хотели. И все равно не срослось, причем так совпало, что в "Монреале" не осталось русских.

– Задавайте этот вопрос напрямую Марку Бержевену.

– Когда уходил Радулов, Бержевен сказал: хотите преданности – купите собаку. Вы вроде бы проявили преданность, но в итоге уехали в КХЛ. Что он вам на это сказал?

– Мы с ним не общались после того, как я объявил о своем решении.

– А прощальную пресс-конференцию разве не при его участии была организована?

– Нет, это была моя инициатива. Я посчитал правильным ее организовать, потому что было много индивидуальных звонков со стороны прессы, а лучше было пообщаться всем вместе, сказать спасибо "Монреалю", который многое мне дал. Это ведь большая часть моей жизни.

– Как вообще Радулов влился в команду? Не возникало у него проблем с одноклубниками или тренерами?

– Саня – своеобразный игрок, своеобразный человек. Эмоциональный, в нем очень много энергии. В то же время, выходя на лед, он отдается игре полностью, и порой эмоции у него зашкаливают. Каким он был до этого – таким и остается. В коллектив он влился хорошо. Веселый в быту, общительный. Поэтому приняли его хорошо, и не было никаких проблем.

– Помню, как он пропускал пару матчей по болезни, кто-то увидел его в ресторане и считал выпитые им бокалы вина, после чего написал об этом в популярном хоккейном блоге.

– Я об этом не слышал. Но внимание там большое. В то же время хоккеисты – тоже люди. Надо же как-то расслабляться, отдыхать, проводить время с семьей и друзьями. Не можешь же ты сходить на тренировку, потом прийти домой и сидеть там безвылазно. У нас есть право на личную жизнь. А то, что сейчас так развиты соцсети, и тебя в любой момент могут сфотографировать, или снять с тобой видео – это не значит, что игроки только и делают, что гуляют и пьют вино. Придумать можно все, что угодно. А правду знает только один. Тот, который куда-то пошел. Но у него, значит, была на это причина.

– Мне рассказывали, что Бержевен был недоволен тем, что в "Монреале" вы часто собирались русской компанией.

– Ну как часто – на выездах ходили на ужины. Но я первый раз слышу, чтобы ему это не нравилось. Да и что в этом плохого?

– Говорили еще, что Нестеров был главным заводилой. Он такой же веселый, каким бывает в раздевалке?

– Нестеров – просто мастер (улыбается). Мастер в жизни, мастер на льду. Он веселый парень.

Андрей МАРКОВ (№79) в предсезонном матче "Ак Барса". Фото ХК "Ак Барс"
Андрей МАРКОВ (№79) в предсезонном матче "Ак Барса". Фото ХК "Ак Барс"

"АК БАРС"

– Вы совсем не видели себя в цветах другого клуба?

– Не то чтобы не видел. Были какие-то предложения. Но я до конца верил, до конца ждал, что будет возможность продлить контракт. Но получилось так, как получилось. Можно было, конечно, еще подождать – до сентября, например, и найти другой клуб. Но у меня большая семья, и я не хотел, чтобы она находилась в неведении: где мы в итоге окажемся, куда, может быть, переедем.

– Слышал, что ваша жена хотела вернуться в Россию.

– Вы с ней разговаривали (улыбается)? Нет. Ей нравилось в Монреале. И она с удовольствием осталась бы. Не было такого, чтобы она как-то давила на меня. Она всегда делала все, чтобы я получал удовольствие от своей работы. И куда бы я ни решил отправиться – мы бы поехали вместе.

– Учитывая вашу лояльность "Монреалю", когда вы объявили о возвращении, не назвав клуб, в голове сразу всплыло "Динамо".

– Были такие мысли – вернуться в "Динамо". Но все ведь знают, что сейчас происходит с клубом. А в "Ак Барсе" появилась возможность снова поработать с Зинэтулой Билялетдиновым. И я этому рад. С нетерпением жду чемпионата.

– Фактор Билялетдинова перевешивал какие-то другие?

– Когда разговаривал с агентом – попросил узнать о возможности перейти в "Ак Барс". И все сложилось настолько быстро, что даже стало сюрпризом для меня. Я ведь знаю, что Зинэтула Хайдарович всегда ставил, ставит и будет ставить перед собой самые высокие цели, а мне это подходит. Будем работать.

– Как он вас встретил? Изменился ли за годы?

– Стал, наверное, больше шутить, больше улыбаться. А так – такой же требовательный тренер, какой и был. И ребята под его началом работают с удовольствием. Пока у нас не было так много времени, чтобы пообщаться. В процессе еще наобщаемся – все выяснится.

– А в плане хоккейной философии как-то изменился? Он же объяснял вам, что хочет видеть и почему.

– Конечно, что-то изменил. Хоккей вообще меняется каждый год – в правилах, в трактовках, в подходе. Поэтому приходится перестраивать систему, игру.

– В любом случае хоккей Билялетдинова всегда был основан на разрушении. Сейчас – то же самое. Вам не хотелось попасть в какую-то более атакующую систему?

– Знаете, современный хоккей построен на том, что нужно хорошо играть в защите и быстро переходить в нападение. И насколько я знаю Зинэтулу Хайдаровича, он никогда не запрещал креативить в атаке, потому что без голов побед не бывает. Да, есть система, которой нужно придерживаться, но в нападении ты должен использовать что-то индивидуальное, что-то придумывать, делать так, чтобы создавать опасные моменты и забрасывать шайбы. Поэтому я бы не сказал, что у Билялетдинова хоккей чисто оборонительный.

– Даже с рижским "Динамо" "Ак Барс" применял излюбленный Билялетдиновым откат 1-4. Было забавно. При этом вы много подключались к атакам на Кубке ЛЖД, что, мягко говоря, не очень свойственно защитникам "Ак Барса". Билялетдинов предоставляет вам в этом смысле свободу?

– Тут не только во мне дело. Хоккей ведь действительно меняется, и сейчас все используют четырех игроков в нападении, подключая защитника. Наша команда – не исключение. И это, я считаю, нормально. Надо помогать нападающим, стараться поддержать атаку. Но, конечно, не просто бежать вперед. А делать это с умом, с головой. Чтобы не получать контратаки.

– Понятно, что вы пока мало с кем играли, но хотя бы на бумаге – способен ли "Ак Барс" побиться со СКА и ЦСКА, у которых и бюджеты выше и собраны едва ли не все звезды КХЛ?

– Сезон покажет, а он будет сложным со всеми этими перерывами. Да и нам, наверное, лучше думать о своей игре и строить команду, чем смотреть на соперников. И биться за результат на льду.

– Армейские клубы на вас не выходили?

– Нет.

– Кубок Гагарина-то держали в уме, когда переходили? Или только Олимпиаду?

– Рано говорить об Олимпиаде. Надо еще доказать своей игрой, что я готов выступать за сборную. Поэтому сейчас у меня все мысли только о чемпионате. И понятно, что хотелось бы выиграть Кубок Гагарина. Конкуренция большая, точно будет нелегко, но все предпосылки к победе у "Ак Барса" есть.

– Обратило на себя внимание, насколько вы комфортно и уверенно себя чувствуете на льду, при том что сезон в НХЛ стартует только через полтора месяца. Это говорит об уровне КХЛ?

– Не знаю, о чем это говорит. Есть еще, что можно подправить в моей игре. Когда я приехал в Казань – команда уехала в Нижний Новгород, и у меня не было такой возможности – тренироваться с ребятами. А их еще надо почувствовать, почувствовать размер площадки. Где правильно подкатиться, например. Такая хоккейная деталь, которая играет большую роль. Так что рано говорить о комфорте. Если говорить конкретно о широком льду – чуть-чуть непривычен он. Но в этом нет ничего страшного. Я много играл на таких, знал ведь, куда еду. Подстроюсь, привыкну. Видно, что больше простора у нападающих. Нельзя выбрасываться, нужно держать дистанцию.

– Потому что могут объехать?

– Не то чтобы объехать. Но, допустим, нырнешь, и если ты проиграл шаг, то можно потом уже не успеть. Поэтому мне нужно чуть-чуть времени. Но все будет нормально.

– В европейских лигах высокого уровня по статистике, там, правда, выборка не большая, совершается больше передач в среднем за матч, чем в НХЛ. О чем это может говорить? Хоккей в Европе менее бездумный?

– Передача передаче рознь. Если она завершилась атакой ворот, а то и голом – это одно. А если ты делаешь передачу, и там нет броска, нет никакой угрозы воротам – это совсем другое. Да, здесь, может быть, побольше передач за счет ширины площадки и простора, но ведь главная цель – забить гол. И не важно, как ты доставишь шайбу к чужим воротам – передачами, забросами или просто броском.

Андрей МАРКОВ (справа) и Пи. Кей. СУББАН. Фото AFP
Андрей МАРКОВ (справа) и Пи. Кей. СУББАН. Фото AFP

СУББАН

– Каково это – отыграть 16 лет в "Монреале"?

– Это незабываемо. Буду помнить до конца своих дней. Каждый матч – полная арена, все за тебя болеют. Выходить на лед – всегда большое удовольствие. Весь город натурально живет хоккеем. Бесценный опыт. На самом деле тяжело передать словами, каково это – выступать за легендарный клуб. Это нужно почувствовать. Я рад, что мне это удалось. Пришло время двигаться дальше.

– И все-таки, очень мало кому удавалось задержаться в "Канадиенс" так надолго – на целых 16 сезонов. Там ведь "сжирают" в два счета. Что делать, чтобы стать своим?

– Я даже не знаю. Я цели такой перед собой не ставил. Просто играл в хоккей, старался хорошо выполнять свою работу. Я благодарен "Монреалю" за то, что позволили выступать так долго в цветах клуба, но рецептов действительно не знаю. Тем более что это же бизнес, и никто не застрахован от обменов, и меня ведь могли обменять, но все обошлось, о чем я нисколько не жалею.

– Может быть, меньше разговаривать? Не сказать, что вы часто общались с прессой, давление которой там весьма высоко.

– Пресса, безусловно, играет большую роль в Монреале. И желательно, наверное, не обращать на нее внимания. Если постоянно думать о том, что о тебе написали или напишут, можно легко потерять нить игры. А надо именно играть и доказывать. От разговоров-то – позитивных или негативных – все равно никуда не уйти.

– Заокеанские коллеги говорили, что в Монреале желательно не слишком светиться. А то легко могут обменять, как всегда яркого Суббана.

– На самом деле Суббана любили и фанаты, и вся пресса, потому что он отличный игрок. По-моему, это просто был бизнес-ход. А почему он случился – вопрос к руководству.

– Видели ролик с Суббаном, где он пародировал Дона Черри?

– Не видел. Но он определенно веселый и общительный парень. Он такой, какой он есть, и его нужно воспринимать таким. Не стоит, я считаю, его менять. Это все равно не получится. У него есть цели, что немаловажно. И он очень любит хоккей, а его яркость – это даже хорошо.

– У него была веселая история в финале Кубка Стэнли, когда он рассказал журналистам, что Сидни Кросби не понравился запах из его рта, после чего пришел на матч с полной ополаскивателя сумкой. На льду он тоже всегда веселился, устраивая сессии треш-тока?

– Не слышал об этой истории. Наверное, опять кто-то что-то придумал. Суббан любит пошутить. Это плюс – люди расслабляются и не зацикливаются на одной какой-то ситуации.

– Каков тогда из себя Ши Уэбер, на которого Суббана обменяли? Он-то как раз всегда выглядит угрюмым.

– Он – противоположность Суббана, но отличный парень. Классный хоккеист, который не делает ничего лишнего на льду. Всегда правильно располагается и вовремя отдает передачу, вовремя оказывается там, где нужно оказаться, и имеет большой авторитет не только в команде, но и во всей лиге. И бросок у него, конечно, убойный.

– А что делает Кэри Прайса одним из лучших вратарей НХЛ?

– В первую очередь талант, работоспособность и то, насколько он спокойно играет вне зависимости от ситуации. Что бы ни происходило – он спокоен. Психологически он настолько силен, что справляется с любыми ситуациями, с давлением, которое обязательно есть в Монреале. И очень хорошо читает игру.

– Не давление ли является фактором того, что с 1993 года канадские клубы не выигрывали Кубок Стэнли?

– Пресса же не давит специально на команды, чтобы они не выигрывали. Наоборот, в Монреале каждый от мала до велика хочет видеть свою команду победителем Кубка Стэнли. Но где-то чего-то не хватает. Чего именно – не могу ответить на этот вопрос.

– Когда на первых полосах всех газет всегда хоккей, даже если не читать – это же как-то оседает в голове?

– Хоккей всегда на первых полосах, да, но лично я старался обходить стороной эти газеты.

– Еще одним из факторов называют высокие налоги. Разница, скажем, с Флоридой – 13 процентов.

– Тут же все зависит от желания игрока выступать за "Монреаль", а не от налогов. С ними-то ничего нельзя поделать.

ФРАНКОФОНЫ

– Переехав в Россию, вы потеряли в деньгах или наоборот?

– Я считаю, что это личный вопрос, и я не обязан на него отвечать.

– В свое время Алексей Ковалев, выступая за "Канадиенс", рассказывал на радио "Маяк", что в "Монреале" только видимость создается, что все одна команда. А в раздевалке происходит разделение на франкофонов и всех остальных, и обе стороны пытаются доказать друг другу, что они лучше.

– В любой команде есть европейцы – чехи, русские, шведы, – и это нормально, когда они больше общаются друг с другом, чем с остальными. Я такого разделения не замечал. И вообще – в последние годы в "Монреале" франкофонов было совсем мало.

– Еще Ковалев говорил, что стоит франкофонам добиться хоть сколько-то приличных показателей, как они сразу начинали звездить.

– Это же не только франкофонов касается, а всех, особенно молодых игроков, которые сыграли удачно несколько матчей. В Монреале пресса такова, что может сделать тебя за это суперзвездой. Но если ты не будешь поддерживать этот уровень – та же пресса тебя сделает уже антигероем. Таков, наверное, новый мир. В котором правят соцсети. С этим ничего не поделать.

– Вы так и не выучили французский. А мыслей выучить не было, чтобы попроще было общаться?

– Не было. Не ставил такой цели.

– В 2001 году вы назвали свой гол "Магнитке" от своих ворот в финале Евролиги пиком карьеры. Оглядываясь назад – что теперь считаете пиком?

– Я еще карьеру-то не закончил. Когда закончу тогда и будем разговаривать, вспоминая, где был пик.

– Но впереди-то – вероятно, не так много лет карьеры. Или вы хотите играть до 47, как тот же Челиос?

– В данный момент я не собираюсь заканчивать. И никто ведь не знает, сколько мне осталось. Я по-прежнему получаю удовольствие от того, что делаю. И смотрю с оптимизмом в будущее.

– Помнится, Вячеслав Фетисов мне рассказывал, что к 40 годам его достали все тренировки, так что порой было сложно заставить себя готовиться летом.

– Не важно, в каком возрасте ты находишься, потому что никому не нравится предсезонная подготовка. Что в 18 лет, что в 20, что позже – это всегда проходило тяжело. Но пройти через это ты должен, тебя это только закаляет и делает лучше. На самом деле я когда тренируюсь сейчас летом, у меня даже есть желание улучшить прошлогодние показатели, показатели за два года назад. Да, тяжело, но я получаю от этого удовольствие.

– Но готовиться стало тяжелее?

– Не заметил.

 

Hell of a workout..... Day is done✔️ #sport #lifestyle #hockey #hardwork with @seberezin 💪🏼

Публикация от Andrei Markov (@marki79red) Авг 11 2016 в 5:00 PDT

– Вы говорили, что теперь стараетесь не расслабляться, а начинать не то что подготовку, но активно заниматься разнообразными видами спорта как можно раньше после начала отпуска.

– Наверное, приучил свое тело, чтобы после окончания сезона продолжать поддерживать физическую форму, совмещая это с отдыхом. Не вижу ничего плохого, если в отпуске ты час-полтора потренируешься. Не так много времени это отнимает. Если у тебя есть цель – идешь к ней. Хочешь кушать все подряд – кушай. Хочешь расслабляться – расслабляйся. Хочешь соблюдать диету и держать себя в форме – будешь соблюдать и тренироваться. У меня такой образ жизни, у других – другой.

– Какую роль в подготовке играет Сергей Березин?

– Большую. Он ведет записи, подбирает упражнения. Мы, конечно, разговариваем, вносим что-то новое. Я благодарен ему, что он помогает мне в этом. Порой, бывает, встаем рано утром, если во Флориде готовимся, потому что днем жарища. Это тоже нелегко делать – вставать в полседьмого утра и идти тренироваться.

– Положим, пик карьеры еще впереди, но Квебек-2008, наверное, занимает особое место в памяти?

– Вспоминаю, конечно, но это уже было достаточно давно. Хотя, понятно, непередаваемо – выиграть чемпионат мира, да еще и у канадцев, да еще и в Канаде, да еще и в Квебеке, да еще и после 15 лет без побед. Когда Ковальчук забил, мы все все покидали на лед, выскочили, но не сразу поняли, что победили. Много эмоций было, но к этому сложно что-то добавить.

– Ряд болельщиков "Монреаля" считает, что ваш свитер должен висеть под сводами Belle Centre. Как сами считаете, вы достойны?

– Я благодарен этим болельщикам, но это ж не мое решение, а клуба, руководства и немножко выше – владельца. Если это произойдет – я буду очень горд. Не произойдет – значит, так тому и быть. А достоин ли – не знаю.

Андрей МАРКОВ считает Никиту ЗАДОРОВА перспективным защитником. Фото AFP
Андрей МАРКОВ считает Никиту ЗАДОРОВА перспективным защитником. Фото AFP

ЗАЩИТНИКИ

– Несколько дней назад разговаривал с Сергеем Зубовым, и он назвал вас лучшим российским защитником прямо сейчас. Согласны с ним?

– Спасибо ему, конечно, за такую лестную характеристику. Не знаю, никогда не считал себя лучшим защитником. Просто делал свою работу. Где-то получалось хорошо, где-то – не очень. Что помогало делать выводы, прибавлять. Кто лучший – игра еще покажет.

– А кто из российских ребят – по всему миру – вам импонирует?

– В НХЛ сейчас Задоров – перспективный. Молодой, хорошие габариты, хорошее катание. Сергачев подает надежды. Я еще с ним знаком – хороший парень, если будет продолжать работать – вырастет в очень классного защитника. В России много хороших оборонцев играет. Но на них еще надо посмотреть – когда сезон начнется.

– Задоров вас не прикладывал? Говорят, что под него – как под бульдозер попадаешь.

– Не сталкивался с ним.

– А кто из нападающих боли больше всех доставлял?

Милан Лучич, наверное. Если под него попасть – будет несладко. Но в НХЛ вообще много физически одаренных крупных ребят. Никогда нельзя расслабляться. Нужно постоянно быть наготове, что тебе может прилететь.

– Лучич уже в "Эдмонтоне", но он был яркой составляющей дерби "Монреаля" с "Бостоном". Что происходит в раздевалке перед одним из главных противостояний НХЛ?

– Есть такие игры, которые пропитаны историей и традициями. И тут не надо дополнительно настраивать игроков, когда встречаешься с "Бостоном". И совсем не важно, на каких местах обе команды находятся в турнирной таблице. И даже если это предсезонная игра – все равно будет битва, очень эмоциональный матч, потому что так было десятилетиями.

– На льду обстановка накаленная – в плане общения с соперниками?

– Ну как, никто ж не хочет уступать. Эмоции иногда зашкаливают.

– Брэд Маршанд – сильно доставучий?

– Он, в первую очередь, хороший хоккеист, хоть у него и своя роль. Неприятно, конечно, против него играть. Но есть много ребят, которые играют в похожей манере. Конечно, на льду чего только ни услышишь. В каждой команде есть игроки, которые хотят зацепить, хотят вывести тебя из равновесия разговорами. Я стараюсь не обращать на них внимания. Концентрируюсь на своей игре.

– Кого из нападающих вам было сложнее всего сдержать в НХЛ? Понятно, что вы за 17 лет застали и Буре, и Форсберга с Сакиком, и Сундина с Айзерманом и Федоровым, и всех постлокаутных звезд, но кого бы выделили?

– Если всех перечислять… Очень много мне встречалось ребят, которым тяжело противостоять, у которых тяжело отобрать шайбу. Зато против них играть интересно. Это вызов.

– Кого-то видели в НХЛ техничнее, чем Ковалев? Его тренировки – это что-то невероятное.

– Ну на самом деле в НХЛ очень много техничных игроков, просто у каждого свой стиль, своя техника. Леха был, наверное, один из самых техничных. Я получал огромное удовольствие от игры с ним в одной команде. Наблюдать за ним, за его финтами, бросками – это здорово. Еще больше удовольствия получал, когда он забивал голы с моих передач.

– Ковалева называли в Монреале "Артист", вас – "Генерал".

– Не я придумал это прозвище, его придумала пресса. Нравится оно мне или нет – я не буду от него отказываться. Пусть оно будет.

Андрей МАРКОВ. Фото USA TODAY Sports
Андрей МАРКОВ. Фото USA TODAY Sports

ТРАВМА

– Чего, помимо Кубка Стэнли, не удалось добиться в НХЛ, о чем сожалеете?

– Вопрос прозвучал так, как будто я больше не вернусь в НХЛ. А я не считаю, что не вернусь. Не закрыл для себя туда дверь. Не собираюсь пока заканчивать. Когда закончится карьера, и если я больше не вернусь в НХЛ, тогда уже будем об этом разговаривать.

– А есть ли возможность досрочного расторжения контракта с "Ак Барсом", скажем, через год?

– Такого пункта в нем нет. Я буду придерживаться своего контракта, который рассчитан на два года. Когда закончится – тогда буду смотреть, что дальше.

– Держите в уме планку в 1000 матчей в НХЛ, до которой осталось провести всего 10 игр?

– Обидно, что не достиг ее. Но я не собираюсь на этом зацикливаться и думать об этом. Тем более я сам принял решение вернуться в Россию, о чем не жалею. Поживем – увидим. Может, еще будет не поздно ее достичь.

– Если бы не злополучное колено – давно бы выбили эту тысячу. Часто вспоминаете столкновение с Эриком Стаалом?

– Нет. Чего вспоминать-то? От травм никто не застрахован. Это, конечно, неприятно, но если посмотреть с другой стороны, то травмы эти научили меня по-другому готовиться. По-другому относиться к своему делу. И я даже рад, что через это прошел. Не опустил руки.

– Несколько дней назад разговаривал с Войтеком Вольски, который сломал шею. Он сказал, что та травма сделала его другим человеком.

– Когда в жизни происходит что-то неординарное, необязательно у спортсмена, ты начинаешь задумываться, что делать дальше и как, начинаешь переосмысливать какие-то вещи. Непростой период, но главное – не опускать руки. Я хотел самому себе доказать, что могу вернуться на прежний уровень. С шести лет занимаюсь хоккеем – это очень большая часть моей жизни. И люблю свою работу. Все это – помогло. Потому что было огромное желание играть.

– То, что вы в свое время играли центрфорварда, как-то помогло вам в карьере? Скажем, лучше просчитывать действия нападающих.

– Несомненно помогло. Мне это переход очень легко дался. Когда попал в "Химик" – первый год играл в центре, но очень мало, потому что выходил в четвертом звене. Бывало – по три-четыре смены за игру. Потом подошел Никитин ко мне, главный тренер, и спросил: могу ли я сыграть в защите. Я ответил, что смогу. Он поставил меня в первую пару, и оттуда все как-то закрутилось, поехало. Бывали после еще матчи, в которых я выходил на позиции центрфорварды, но с того момента я переквалифицировался, и мне это понравилось – появилось много игрового времени, стал играть с хорошими игроками против хороших, что мне и помогло в будущем.

– Когда вы появились в "Динамо", у вас был бешеный объем катания в каждой игре. И что удивляло еще больше – у Билялетдинова, чье "Динамо" предпочитало любым другим счета 1:0 и 2:1, вы набирали уйму очков.

– А сейчас все должны кататься много. Посмотрите, каким быстрым стал хоккей. Не будешь кататься – тебя объедут.

– Согласитесь, ваш стиль игры претерпел изменения. Больше внимания своим воротам, меньше подключений.

– Меняется хоккей, и ты меняешься.

– Колено на этом как-то отразилось? Или вы вообще забыли об этой травме?

– Я уже устал от этой темы. Все время пишут, мол, колени у меня, колени. Может, у меня палец болит? Но об этом почему-то никто не пишет. Эти догадки со стороны прессы мне непонятны вообще. Особенно когда нет информации. Да, у меня были проблемы с коленом, но все это уже в прошлом. И я не вижу смысла даже отвечать, когда мне задают такой вопрос.

– Билялетдинов вас как-то готовил к НХЛ? Вы же знали, что уедете после сезона-1999/2000?

– Не было такого, чтобы я подошел и попросил подготовить к НХЛ. Или он подошел и сказал, что хочет подготовить. Просто заложил базу, которая впоследствии мне помогла в Канаде, и я благодарен ему за это. Что прошел его школу. Конкретных целей с его или моей стороны не было.

 

Всем любви!!!! Love is in the air!!!!🥂

Публикация от Andrei Markov (@marki79red) Июл 8 2017 в 11:18 PDT

– У вас недавно свадьба была, как и у Овечкина. Ему Путин звонил поздравлял, а вам?

– Мне Путин не звонил. Плюс у нас при входе все телефоны сдавали, чтобы насладиться праздником и общением.

– Чтобы потом не находить что-то в соцсетях, чего не хотелось бы находить?

– Да нет, никто не против соцсетей. Да это шутка про телефоны.

Рига – Санкт-Петербург

7
Газета № 7422, 18.08.2017
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (7)

Упёртый русский

Т. Е. По Андрюхе выходит, что россиянцев всех разогнали из-за строптивого и неверного Радулова? Останься он в команде - и все бы остались? ;). Ну и Андрей - красавец! Карьера в НХЛ однозначно удалась!

13:10 18 августа

ВеликийПашаБуре

Господи,какое скучное интервью.

11:16 18 августа

Virus88

Хотелось бы Ковалева большое интервью, очень уж интересно как он после завершения карьеры. А Марков всегда был не особо общительным, чем то игнашевича в этом плане напоминает))

10:54 18 августа

Марио66

Спасибо Андрею за его отличную карьеру в НХЛ. Но это самое скучное, из того что я читал на СЭксе, лет этак за пять.

08:49 18 августа

Марио66

А от кого избавился Монтреал? За вычетом пенсионера, не оправдавшего ожидания юнца, да защитника с сомнительными профессиональными и человеческими качествами, единственный русский, за которого стоило бы держаться, ушел из команды сам.

07:51 18 августа

HarryAngel

Отыграть 16 лет в клубе и ни разу не сыграть в капитанской майке. Все-таки франки - большие суки

07:43 18 августа

Островзаячий

Правду надо писать, а не врать и приукрашивать

04:50 18 августа