22:30 28 января | ХОККЕЙ — НХЛ

Марк Бержевен: "Мы едва не подписали Панарина, но он предпочел "Чикаго"

  • 10 декабря 2002 года. Торонто. "Торонто" - "Питтсбург" - 4:2. Форвард "Торонто" Александр МОГИЛЬНЫЙ (№ 89) не церемонится с защитником "Питтсбурга" Марком БЕРЖЕВЕНОМ. Фото REUTERS
    10 декабря 2002 года. Торонто. "Торонто" - "Питтсбург" - 4:2. Форвард "Торонто" Александр МОГИЛЬНЫЙ (№ 89) не церемонится с защитником "Питтсбурга" Марком БЕРЖЕВЕНОМ. Фото REUTERS
Игорь<br />РАБИНЕР
Игорь
РАБИНЕР
3

НХЛ. Регулярный чемпионат

Генеральный менеджер "Монреаля" побеседовал со студентами бизнес‑школы RMA и спецкором "СЭ", участвовавшим в стажировке

Игорь РАБИНЕР
из Монреаля

Многим известен анекдот про "хозяйку" 2016 года Обезьяну, которая, когда Лев приказал всем животным разделиться на две группы – одни красивые, другие умные, продолжала метаться туда-сюда. А на замечание, почему она не может определиться, отреагировала: "Мне разорваться, что ли?"

Вот так же разрывался и я – только по несколько другому поводу. В день матча "Монреаль" – "Бостон" после утренней раскатки хозяев в тренировочном дворце мне было заранее назначено интервью с Алексеем Емелиным. Но этажом выше было заказано другое "блюдо" высшего сорта – беседа студентов бизнес-школы RMA с генеральным менеджером "Монреаль Канадиенс" Марком Бержевеном.

Организовать ее удалось, как и разговор студентов с президентом "Торонто" Бренданом Шэнахэном, благодаря их дружбе и былому хоккейному партнерству с координатором стажировки Дарюсом Каспарайтисом. Два этих шутника определенно нашли друг друга. Бержевен, например, как-то сообщил: "В детстве я играл в тройке с Марио Лемье. Нашим третьим партнером был мусорный бак. Мусорный бак забивал 60 шайб за сезон, я – 35".

Спросить у Бержевена, с которым Каспарайтис выступал за "Питтсбург", было о чем. Ведь два российских защитника играют далеко не последние роли в команде, а форварда Александра Семина, который к ним было присоединился, быстренько выставили на драфт отказов, и тот убыл в магнитогорский "Металлург". Хватало и других интересных тем, благо Бержевен был прям и не уходил даже от неудобных вопросов.

ХОЧУ, ЧТОБЫ МАРКОВ ВСЮ СВОЮ КАРЬЕРУ В НХЛ ПРОВЕЛ В "КАНАДИЕНС"

– У главного ветерана "Монреаля" Андрея Маркова есть шанс стать первым российским хоккеистом в истории, который провел тысячу матчей за один и тот же клуб НХЛ. Имеет ли это для вас значение и планируете ли подписывать с ним через полтора сезона новое соглашение? – спрашиваю Бержевена.

– Андрей – большая и важная часть нашей организации. Как я выражаюсь, по хоккейному IQ с Марковым мало кто из защитников в лиге может сравниться, он потрясающе видит игру. У него были непростые периоды, когда он страдал из-за тяжелых травм, и он из них вышел.

Единственной проблемой, связанной с ним, является время. В 37 лет хоккеисты, их скорость и реакция не становятся быстрее. Поэтому теперь хорошие игры, когда Андрей свеж, порой сменяются небезошибочными, когда он устает. У нас еще есть достаточно времени, полтора года, чтобы посмотреть, как все будет развиваться. И если к окончанию следующего сезона мы поймем, что Марки по-прежнему способен помогать команде, – не вижу ни одного варианта, при котором "Монреаль" может его не переподписать.

Это невероятное число – тысяча матчей за клуб. Считаю Маркова настоящим монреальцем и очень хочу, чтобы всю свою карьеру в НХЛ он провел в "Канадиенс".

– Почему такой скоротечной оказалась карьера в "Монреале" Александра Семина, еще до истечения половины регулярного чемпионата уехавшего в КХЛ?

– В тренинг-кемп он приехал травмированным, причем его мучили повреждения и спины, и паха. Из-за этого он не успел набрать форму. Скорости в НХЛ растут с каждым годом, и Семин им не соответствовал. А чтобы Алекс с его манерой игры действовал успешно, он должен находиться в оптимальном состоянии. Его задача – набирать очки, но их не было, поскольку, видимо, повреждения давали о себе знать. Мы попробовали – не получилось. В какой-то момент клуб должен был что-то решать. Насколько мне известно, и в Магнитогорске он не блистает результативностью, верно?

– Только-только потихоньку начал забивать.

– Об этом и речь. Ему трудно. Конечно, я не знаю его организм так, как он сам, но есть ощущение, что, может быть, за долгую карьеру в НХЛ Семин потерял необходимую резкость, и повреждения не дают ему проявлять свои лучшие качества.

ДРАФТОВАТЬ РУССКИХ МНОГИЕ БОЯТСЯ ИЗ-ЗА КХЛ

– В вашем фарм-клубе играет 20-летний российский крайний форвард Никита Щербак, которого почти не знают на родине. Чуть-чуть поиграв в МХЛ, он уехал в канадскую юниорскую лигу, там блеснул – и "Монреаль" выбрал его аж в первом раунде драфта. Есть ли шанс скоро увидеть его в первой команде?

– К сожалению, весь нынешний сезон Никиту преследуют травмы. Сначала он сломался в тренинг-кемпе, потом – едва восстановившись и проведя лишь несколько матчей. Четыре месяца для него, по сути, выпали из профессионального хоккея.

– Щербак – единственный российский драфт-пик "Монреаля" за последние шесть лет. Почему вы с такой неохотой выбираете россиян?

– Драфт – процесс очень тонкий, там есть множество нюансов, которые нельзя не учитывать. Вот вам пример. Александр Овечкин родился 17 сентября, и согласно существующим правилам он на два (!) дня опоздал, чтобы попасть на драфт 2003 года. И тогда бы он достался не "Вашингтону", а другому клубу.

У нас нет никаких проблем с тем, чтобы ставить русских на драфт. Но существует КХЛ, а потому есть опасность, что игрок не приедет. Тут можно взять пример Евгения Кузнецова. "Вашингтон" взял его на поздних этапах первого раунда (под 26-м номером. – Прим. "СЭ"). Его хотели многие, и по идее он должен был стать примерно 7 – 10-м. Но риск вовсе не получить его из России заставил многих перестраховаться. А взяли его в итоге "Кэпиталз", у которых есть Овечкин.

– Какая тут взаимосвязь?

– Наличие в команде такой фигуры, как Овечкин, – дополнительный привлекающий фактор для молодых русских игроков. Кстати, прошлым летом мы хотели подписать контракт с Артемием Панариным, более того, думали, что он уже у нас. Но он в итоге выбрал "Чикаго". Так что абсолютно никакого предубеждения против российских хоккеистов у нас нет. Собственно, помимо Маркова и Емелина в "Монреале" есть Гальченюк. Хотя он по паспорту и американец, но прекрасно говорит по-русски.

ШАЙБА СЛОМАЛА КАСПАРАЙТИСУ ПАЛЕЦ И НОС. ПОТОМУ ЧТО ОН КОВЫРЯЛСЯ В НОСУ!

– Кстати, удовлетворены ли вы игрой Емелина, у которого достаточно приличный контракт – 4,5 миллиона долларов в год?

– Как и вся команда, он прошел через непростой отрезок. Но начиная с "Зимней классики" Емелин играет прекрасно. Например, на днях против "Сент-Луиса" он применил множество впечатляющих силовых приемов, не давал соперникам покоя. Он всем показал, что настоящий Емелин вернулся!

По сравнению с временами, когда играл мой одноклубник по "Питтсбургу" Дарюс Каспарайтис, хоккей в НХЛ изменился, и осталось очень мало настоящих мастеров силовых приемов. И Емелин – лучший из них. Он не позволяет соперникам опускать голову вниз – правда, в этом смысле сейчас в лиге гораздо больше ограничений, чем во времена Каспарайтиса.

Против него опустил голову – хлоп, и ты готов. Причем по правилам. Как тяжело было против него играть – спросите у Линдроса. Не скажу, что из-за приема Дарюса Эрик закончил карьеру, но он тому определенно поспособствовал (после чистого приема Каспарайтиса у Линдроса случилось первое из многочисленных сотрясений мозга. – Прим. "СЭ").

– Расскажите какие-нибудь забавные истории о Каспарайтисе, которых у него всегда хватало.

– Это уж точно. Начать хотя бы с того, что его фамилия звучит как название какой-то болезни на латыни. И когда я ее увидел, то задался вопросом: "Это что еще за болезнь такая?" А оказался – вот он (смеется).

Был великолепный эпизод в "Питтсбурге", когда он во время игры сидел на скамейке запасных и ему в лицо со льда прилетела шайба. Она ухитрилась сломать ему одновременно палец руки и нос. Подъезжаю, спрашиваю его: "Как это возможно?!" Отвечает: "А я в этот момент в носу ковырял" (смеется). А еще помню, что он курил, и однажды по рассеянности положил пачку сигарет себе в амуницию перед тренировкой. И на скамейке она у него оттуда выпала. (На это Каспарайтис негромко отреагировал: "Это все неправда!")

ДЛЯ ГЕНЕРАЛЬНЫХ МЕНЕДЖЕРОВ УЧАСТИЕ НХЛ В ОЛИМПИАДАХ – ЭТО ТЯЖЕЛО

– Вы, как генеральный менеджер клуба НХЛ, за или против того, чтобы хоккеисты участвовали в Олимпийских играх?

– Для менеджеров это тяжело. В самой середине сезона чемпионат закрывается на две с половиной недели, люди зачастую летят на другой край света, а возвращаются уставшими, а потому с увеличившимся риском травматизма. Игры в Ванкувере, когда хоккеистам никуда не нужно было лететь и менять часовые пояса, тут исключение – в остальном же для клубов это все неидеально.

НХЛ предстоит принять решение, и, каким бы оно ни было, мы его примем и поддержим. Но повторяю: для менеджеров это тяжело. Историю с Джоном Таваресом, который получил серьезную травму в Сочи, выбыл до конца сезона и "Айлендерс" после этого "посыпались", запомнили все.

– Для того, чтобы у вашего "Монреаля" получил серьезную травму вратарь Кэри Прайс, Олимпиады не потребовалось. До этого повреждения у "Канадиенс" все было отлично, после – почти ужасно. Неужели настолько велика у вас прайсозависимость?

– В НХЛ невозможно выигрывать со средним вратарем. Даже если голкипер просто о’кей – тоже невозможно. "Вашингтон" в этом сезоне так хорош не только из-за своей атаки, но и из-за топ-игры голкипера. А Прайс – не просто большой вратарь, а обладатель "Харт Трофи" – приза самому ценному игроку НХЛ прошлого сезона. Но даже если его нет на площадке уже восемь недель, мы должны находить пути выигрывать и без него. Что пока не получается: играем мы последнее время плохо.

– Команда очень мало забивает, а четыре из шести ее самых высокооплачиваемых полевых игрока – защитники. Нет желания приобрести сильного забивного форварда?

– Желание-то, может, и есть, но тут нельзя не учитывать такой фактор, как потолок зарплат. А острые результативные нападающие – это самая высокооплачиваемая категория хоккеистов.

– В сентябре в Торонто состоится Кубок мира. Не считаете, что несправедливо было обделять Монреаль? Может, честнее было бы разделить турнир между двумя легендарными хоккейными городами?

– Не только мы, но и Ванкувер мог бы провести какие-то матчи. Но Торонто – огромный город, мощный рынок. Даже в одном этом городе турнир должен получиться хорошим.

– Но Монреаль не запрашивал НХЛ о возможности принять какие-то матчи Кубка мира?

– Я в этом процессе не был задействован, меня никто не спрашивал.

ТОРОНТО – МОЗГ ХОККЕЯ, МОНРЕАЛЬ – ЕГО СЕРДЦЕ

– Как вы из игрока превратились в генерального менеджера? Долгим и трудным ли был этот процесс?

– В Монреале я родился и вырос. Затем была длительная карьера в НХЛ, за которую сменил восемь клубов. В последние пару лет меня меняли часто, и вещи у меня всегда были собраны. Закончил в 2004-м, когда наступил локаут. Год ничего не делал, грел кости в Сан-Диего. А потом захотел работать. Причем был готов к черновой работе, к постоянным поездкам, к тому, чтобы в любой момент лететь в Россию или Швецию, садиться за руль, когда все вокруг в снегу...

Проблемой многих хоккеистов НХЛ, когда они решают попробовать себя в клубной работе, становится нежелание заниматься рутиной. Они хотят получить все и сразу, тут же оказаться наверху – там же, где были в роли игроков. Но так не бывает. Это новая жизнь, новая профессия, и подниматься в ней нужно шаг за шагом. У меня так и получилось. Для начала сделал звонки четырем генеральным менеджерам, которых знал и у которых когда-то играл – в "Чикаго", "Анахайм", "Калгари" и "Сан-Хосе", – и предложил себя на роль скаута. И в "Чикаго" меня взяли.

– Вы же работали там на стартовом этапе становления суперклуба, выиграли в роли одного из боссов первый из трех Кубков Стэнли за шесть лет. В чем секрет?

– Главный – в великолепной работе на драфте. Когда-то у "Чикаго" на протяжении длительного времени все было плохо. И, считаю, команда не вышла бы на такой уровень, как сейчас, если бы под 1-м и 3-м номерами в свое время не задрафтовала бы двух таких звезд, как Кейн и Тэйвз. Добавим сюда топ-защитников Кита и Сибрука – последний также был задрафтован "Чикаго" в первом раунде, первый – во втором.

Да, "Блэкхокс", как и любому клубу, всегда нужны новые хорошие игроки, и появление Панарина – тому доказательство. У "Чикаго" прекрасный тренер в лице Джоэля Кенневиля. Но ключ к успехам этого клуба – драфт, драфт и еще раз драфт.

– Вернемся к вашей карьере. Как она развивалась в "Чикаго"?

– В 2006 году стал скаутом по всей территории Северной Америки, которая находится западнее Чикаго, – от Калгари до Анахайма. Мне нравилось, а клубу, в свою очередь, видимо, нравилась моя работа, и меня потихоньку начали повышать. А то, что за эти годы произошло с "Блэкхокс", наглядно показало мне, как могут меняться клубы при условии эффективной работы менеджмента.

В определенный момент я стал отвечать за весь скаутинг "Чикаго" и тогда, помню, первый раз съездил в Россию, на Кубок Первого канала. Помимо Москвы побывал и в Санкт-Петербурге. Последний год в "Блэкхокс" я был ассистентом генерального менеджера, а затем открылась должность генерального менеджера "Монреаля". Собеседование проводили с десятью претендентами, и владелец клуба Джефф Молсон сделал выбор в мою пользу.

– Что его предопределило?

– Думаю, не в последнюю очередь то, что я родился и вырос в Монреале, в одном километре от нынешнего "Белл Центра". Нужно понимать и чувствовать этот город, у которого страсть к хоккею в крови. Да, это очень требовательный рынок, но это – огромный вызов, и от него получаешь настоящее удовольствие.

Я набрал команду – людей, которым в полной мере доверяю. Это Рик Дадли, который мне теперь помогает, а раньше был генеральным менеджером "Оттавы" и "Филадельфии", Скотт Мелланби, который после окончания славной карьеры игрока был вторым тренером "Сент-Луиса" и скаутом "Ванкувера". И, конечно, главный тренер Мишель Террьен. У нас не маленький штат – но он велик у всех больших клубов лиги. В НХЛ установлен жесткий потолок зарплат – чуть больше 70 миллионов долларов, но клубного штата и тренерского штаба это не касается.

– Почему проводите раскатку в день игры в тренировочном дворце, а не в игровом, как поступают 90 процентов других клубов?

– Потому что большинство наших игроков живет здесь, в районе Броссар. В Монреале серьезный трафик, и если бы мы тренировались в "Белл Центре", в деловой части города, то хоккеисты теряли бы массу времени и сил на дорогу. Нашему новому тренировочному дворцу всего пять лет, тут все здорово оборудовано, и нет ничего, что бы там отсутствовало. Мы так решили с первого же дня, и команда эту идею всячески поддержала.

В день игры я рано утром всегда здесь, и в девять у меня встреча с главным тренером, затем иду в свой офис, который есть на тренировочном катке. К двум переезжаю в "Белл Центр", в пять – еще одна встреча с тренером. Игру смотрю из своей ложи, которая у меня не в районе ложи прессы, как во многих клубах, а прямо за скамейкой штрафников. После матча третий раз за день встречаюсь с тренером и уезжаю домой только около 23.30. И если у команды завтра заранее объявлен выходной, то меня это не касается. Я всегда здесь.

Генеральный менеджер – работа круглогодичная и круглосуточная. Например, 29 февраля этого года – трейд-дедлайн, последний день обменов, одна из важнейших дат в течение сезона, которая требует кропотливой подготовки. 1 июля – открытие рынка свободных агентов. А иногда, например, требуется слетать на юношеский турнир до 18 лет в Словакию. Разве что две последние недели августа можно потратить на отпуск.

Работаю в этом качестве уже четыре года, а восемь недель назад со мной продлили контракт на семь лет. Когда в 40 лет я начал заниматься клубной работой, поставил себе цель стать генеральным менеджером к 50. Достиг ее с опережением на три года – в 47. Но главное – не сама должность, а победы, которых ты на ней достиг. Над этим и работаю.

– Какая цель стоит перед командой?

– Выйти в плей-офф. Начали мы идеально, но потом потеряли Прайса и Галлагера. Тем не менее убежден: любая команда, которая попала в число 16, может выиграть Кубок Стэнли. (Два дня спустя, в разговоре с монреальскими журналистами, Бержевен снимет все возможное давление с Террьена: "Хочу подчеркнуть: как бы ни развивалась ситуация, до конца сезона никаких изменений в тренерском штабе не будет. И, если мы будем продолжать проигрывать, виноват в этом я и только я".)

– Прислушиваетесь ли вы к влиятельной монреальской прессе, а также к общественному мнению?

– Нет, при принятии решений для меня имеют значение только рекомендации моей команды и близких мне людей. Надо понимать, что болельщики и пресса не обладают всей полнотой информации о ситуации в клубе и команде, у нас же она есть. Я сам провел 1200 игр в НХЛ, и опыт игрока – хоть, конечно, и далеко не только он – также помогает мне точнее оценивать происходящие в "Канадиенс" процессы.

Если Торонто – это мозг хоккея, то Монреаль – его сердце. Хорошо знаю, что здесь всегда кипят эмоции. И очень хотел бы, чтобы в моем родном городе они как можно чаще были радостными.

"СЭ" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за помощь при подготовке материала и организацию командировки нашего обозревателя в Канаду.





Читайте также
Материалы других СМИ

КОММЕНТАРИИ (3)
Войти, чтобы оставить комментарий

SportsMan

Каспарайтис - это конечно видимо было шоу )) Классный и яркий был защитник, специально для НХЛ.

10:12 29 января

andersen78

палец и нос...))) вот Каспер попал...)))

08:38 29 января

aloveku

про Каспарайтиса поржал )

00:20 29 января

Материалы других СМИ



Материалы других СМИ