04:50 1 апреля 2016 | Фигурное катание

Валентин Николаев: "Четверной лутц Бояна Цзиня хорош для цирка"

30 марта. Бостон. ЦЗИНЬ БОЯН. Фото AFP
30 марта. Бостон. ЦЗИНЬ БОЯН. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА

Тренер олимпийской чемпионки Оксаны Баюл – о женском одиночном турнире (и не только)

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Бостона

В Бостон известный тренер приехал просто зрителем. Хотя правильнее было бы сказать, крайне заинтересованным зрителем: купил билеты не только на соревнования, но и на тренировки. Мы заранее договорились встретиться на катке в четверг перед короткой программой женщин, а затем закончить беседу после окончания прокатов. И начали разговор с одного из самых ярких из состоявшихся событий – совершенно блистательного проката американки Эшли Вагнер.

На мои слова о том, что мало кто ждал от этой американской спортсменки столь впечатляющего прогресса, тренер возразил.

– Рафаэль Арутюнян, который тренирует Вагнер, – очень сильный и знающий специалист. У него ведь не было никакой нужды в том, чтобы перед Играми в Сочи брать к себе еще одну спортсменку, он и без того был прилично загружен работой. Но ведь почему-то он Вагнер взял? Не думаю, что сделал это лишь потому, что его попросил прежний наставник спортсменки Джон Никс. И смотрите, что происходит сейчас. С одной стороны, Эшли не стала намного лучше прыгать. Но она очень здорово прибавила во всех остальных компонентах. А главное – ее нынешнее катание отличает то, что всегда отличало Рафика, когда тот выступал сам. А именно – экспрессия катания. Весь его темперамент, все его переживания шли прямиком в ноги, в конек. Когда Арутюнян работал с Мишель Кван, он, как ни старался, не мог этого добиться. Я, помню, спрашивал: каким образом, имея такие выдающиеся тренерские мозги и столь богатую фантазию он ставит Мишель настолько невнятные программы? Рафик тогда мне сказал, что ничего не может поделать: какие бы постановки он ни предлагал, Мишель выбрасывала из программы все то, что казалось ей ненужным или неудобным.

Вагнер же доверяет Арутюняну на сто процентов. И вот он – результат. Я никогда особенно не любил смотреть, как катается Эшли, она как и раньше недокручивает прыжки, но впечатление-то фантастическое! И за это – честь и хвала тренеру. Не удивлюсь, если импровизация Вагнер после проката, когда она к восторгу всего зала плюхнулась на попу посереди катка, это часть сценария. И говорит о том, что спортсменка была готова откататься так, чтобы позволить себе и это тоже.

* * *

– Помимо проката Вагнер на вас что-то произвело впечатление?

– Мне понравилась канадка Габриэль Даллман. Понравилась манерой скольжения, тем, как аккуратно у нее едет конек. Он у нее едет ничуть не хуже, а я бы даже сказал, что лучше, чем у Асады. Не обратили внимания, как Даллман выезжает после прыжков? Приземляется, небольшой наклон – и вдруг поехала набирать ход там, где большинство фигуристов теряет скорость. У девочки фантастическое чувство льда. А это – достаточно редкое явление в фигурном катании. Ей бы чуть побольше наглости, характера. Пока что она катается “в себе”. А это никогда не производит большого впечатления. Нужно кататься на зрителя.

– А какое впечатление произвела на вас Цзыцзюнь Ли, на которую китайская федерация, насколько мне известно, делает одну из главных олимпийских ставок?

– У меня осталось ощущение, что передо мной на протяжении всего ее выступления по всей площадке возили китайский флаг. Все очень быстро, очень грамотно, но фигурное катание – это не только голая техника. Китаянка очень надежна. Как дровосек. Понимаете, о чем я говорю?

– Даже не знаю, как реагировать, если честно.

– Ну вот еще пример. У меня большая хорошая машина – лексус. Когда я пригоняю ее на сервис, американский механик в числе всего прочего снимает крышку с двигателя, но протирает сам двигатель только сверху. В отличие от любого русского мастера. Потому что протирка двигателя с других сторон не значится в перечне работ. Вот так и у китаянки: в ее списке только то, что нужно сделать в обязательном порядке. Напишут ей пять раз улыбнуться, она исправно улыбнется пять раз. Но не шесть и не четыре.

– Правильно понимаю, что фанатом Бояна Цзиня с его четверным лутцем вы тоже не являетесь?

– А что такого в четверном лутце? Сам по себе такой элемент хорош для цирка. Трам-там-там, барабанная дробь, разноцветные лучи, народ, вскакивающий со своих мест…

– Зачем вскакивать, если, как вы говорите, в этом прыжке нет ничего особенного?

– Так барабанная дробь все равно заставит встать и заорать от восторга. А вот в соревнованиях этого мало. Боян Цзинь неплохо едет, но для настоящего фигурного катания он еще сырой. Мальчишка. Подскакивает он на льду фантастически, этого не отнять, я такого легкого прыжка еще не встречал у фигуристов, честно вам скажу.

Но мне гораздо больше понравилось, как катался российский мальчик – Миша Коляда. В его катании я увидел то же самое, что регулярно вижу у Юдзуру Ханю. Прыжок у Коляды – это не средство доказать, что ты – лучший, а просто органичный кусочек программы. Сама же программа – это не какие-то там бесконечные подпрыжки, а умение кататься, умение передать настроение – разговор со зрителем, другими словами. Точно так же в турнире девочек каталась Даллман.

– А Вагнер?

– А Вагнер нет. Она в очень значительной степени концентрировалась на прыжках. Это нормально. Все-таки у Эшли очень большой опыт, а с опытом ты уже не можешь позволить себе кататься бесшабашно. Канадка же каталась в свое удовольствие.

* * *

– В короткой программе помимо Грейси Голд и Вагнер очень неплохо выступила и третья американская спортсменка Мираи Нагасу. Значит ли это, что американское женское катание начинает возвращать себе лидирующие позиции?

– Для того, чтобы всерьез говорить о возвращении утраченных позиций, таких девочек, как Голд, Вагнер и Нагасу должно быть не три, а три десятка. Этого пока в стране не наблюдается. Судите сами: Швейцарию рядовой американец не сразу найдет на карте. Но там появился гениальный фигурист – Стефан Ламбьель. А тут триста миллионов населения, а в сборной катается Макс Аарон…

В Америке нет селекции. Никто не просматривает детей на катках. А в этом случае становится очень проблематично находить бриллианты. Взять того же Арутюняна. Он ведь не занимается с начинающими у себя в клубе. А делает результат, работая уже на самом верхнем уровне результата.

Какой-то особенной популяризации фигурного катания в Америке тоже нет. Плюс – по нашему виду спорта сильно ударил экономический кризис. Все, что относится к категории “лакшери”, стало отсекаться. Народ перестал ходить в хорошие рестораны, в дорогие магазины. Я это знаю совершенно точно, потому что у меня владеет таким магазином жена – продает деликатесные продукты русской кухни. Супруге пришлось приложить очень много усилий чтобы остаться на плаву, когда спрос на такие продукты стал падать.

– Фигурное катание – это тоже категория “лакшери”?

– Конечно. Американские семьи как правило большие, с тремя и более детьми. Если родители теряют в зарплате, сразу начинается жесткая экономия. Еду ты исключить не можешь, образование и медицинские услуги – тоже. Плюс – надо ежемесячно платить по счетам. Остальное безжалостно вычеркивается из перечня расходов.

* * *

– Возвращаясь к чемпионату мира: какое впечатление произвели на вас российские девушки?

– Меня очень впечатлила последняя тренировка Евгении Медведевой. Женя сделала все, что была должна, и сразу ушла с катка – не оборачиваясь и ни на кого не обращая внимания. Так и должен вести себя спортсмен в подобных ситуациях: никогда не стоит показывать на публике, что тебя волнует что-то, кроме себя самого. А вот Лена Радионова, напротив, насторожила. Она прекрасно отпрыгала все свои каскады, а потом вдруг начала безрезультатно гоняться за тройным сальховом с поднятой рукой. Два раза сделала вместо прыжка “бабочку”, потом упала. А падения никогда не прибавляют спортсмену уверенности. Да и зачем вообще был нужен этот сальхов перед короткой программой, где этого прыжка нет в принципе? Ведь в этом случае все, кто смотрит тренировку, запоминают не то, что ты сделал превосходно, а то, как ты ошибался…

– Итоговые результаты первого девичьего проката вас удивили?

– Скорее они лишний раз доказали, что нельзя фокусироваться на одном сопернике внутри своей страны.

– Имеете в виду Радионову и Медведеву?

– Да. Ведь и Анна Погорилая, и Голд просто наудачу проскочили вперед них. Нет вопросов, Грейси со спортивной точки зрения каталась совершенно выдающимся образом. Скажу больше: никто вообще не рассчитывал, что она сумеет так исполнить программу, слишком уж неубедительно выглядела в последние пару месяцев. Но нельзя же ставить “девятки” за абсолютно “деревянное” катание? Какое может быть танго, танец, который держится на женщине, когда у спортсменки вообще не работает верхняя половина тела?

У Погорилой другая проблема: она не верит в себя. И не очень правильно выстраивает открытые тренировки. Если ты борешься за то, чтобы тебя признали, нельзя выходить на лед и готовиться к каждому тройному прыжку, предварительно по нескольку раз прыгая двойные. Нужно выходить и делать все элементы сразу, с первой попытки, показывать, что ты уверен в себе и что ты можешь катать программу без разминки.

Плюс – у Ани совершенно невыигрышная музыка. Слишком тяжелая. При том, что спортсменка каталась просто здорово, меня не покидало давно забытое ощущение, словно я слушаю по радио “Голос Америки”, а нужную частоту вовсю глушат помехами спецслужбы. Вроде бы что-то можно расслышать, но фон постоянно сбивает с толку. Впрочем, мои претензии в отношении музыки относятся ко всем трем российским спортсменкам.

– То есть вас не устроила ни Ванесса Мэй Погорилой, ни Исаак Шварц – Медведевой, ни Лара Фабиан – Радионовой?

– Дело не в этом. Все эти программы – мрачные. Катать мрачные программы на глазах американцев – нации, которая изначально не приемлет никакого напряга в жизни, это уже само по себе обрекает спортсмена на неуспех. В таких случаях может спасти только идеальный, абсолютный прокат. А сил на такое катание хватает не всегда. Да и почему мы считаем, что судьи в фигурном катании – сплошь эстеты? Они точно такие же обыватели как те, кто сидит на трибунах. Вся разница лишь в том, что у одних нет кнопок, а у других они есть. Поэтому надо катать то, что нравится судьям. Позволить себе без оглядки на обстоятельства выбирать образ, который нравится, можно только в том случае, когда ты со всех сторон увешан медалями. Во всех остальных случаях нужно воевать, используя все доступные способы.

* * *

– Осталось выслушать ваше мнение о двух лидерах российской женской команды.

– Я расстроен. Короткую программу ведь не выиграли американки – ее проиграли Медведева и Радионова. Катались-то обе спортсменки не лучшим образом. Особенно если сравнивать с тем, как они выглядели год назад. Со мной рядом на трибуне сидела моя маленькая китайская ученица, так она, глядя на Медведеву, даже спросила, почему та так медленно все делает на льду. Не знаю, что случилось со спортсменкой между тренировкой и выступлением, но в короткой программе конек у нее откровенно не ехал. В таких случаях катание сразу начинает выглядеть вымученным. Недостаток скорости приходится компенсировать активностью работы корпуса, а это не лучший вариант.

Я, честно говоря, думал, что лидерство захватит Радионова. Но этого не произошло. Возможно, ошибаюсь, но мне показалось, что Лена слишком устала на тренировке. Да и разминку провела не лучшим образом – воевала с тройным флипом. Ей тяжело делать этот прыжок из-за не слишком удачного захода на него.

– Поясните.

– Ну, представьте, что вы стоите в очереди в кассу. А в соседнюю кассу почти вплотную с вами стоит крайне неприятный вам человек, да еще и локтями толкается. Так вот если этот же человек будет стоять не сбоку, а за вашей спиной, вы будете чувствовать его на гораздо большем расстоянии и, соответственно, раздражаться по этому поводу станете сильнее. Это закон психологии. Такие же законы есть в фигурном катании. Когда фигурист заходит на прыжок вдоль борта и прыгает в угол, ему всегда будет казаться, что борт совсем близко, даже если на самом деле там громадный запас. Радионова заходит на флип именно так – вдоль короткого борта. Поэтому ей неудобно.

Об этом же только другими словами вам как-то говорил в одном из своих интервью Арутюнян, когда рассуждал о правильном направлении прыжка. Нельзя заходить на прыжок в одну сторону, а выезжать с него – в другую. Это противоречит законам физики и сразу резко повышает вероятность ошибки. Хотя Радионова очень мне нравится. Если она займется коньком так, как занимаются им танцоры, то может вырасти в фигуристку, которой не будет равных. Сейчас ей конечно же будет психологически сложно ждать произвольной программы имея пятый результат, но Лена неоднократно доказывала, что она держит удар. Лично мне очень хотелось бы это увидеть.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...