08:15 17 декабря 2017 | Биатлон
Газета № 7524, 18.12.2017

Рикко Гросс: "Ждем приглашений от МОК на Олимпиаду"

Рикко ГРОСС. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Рикко ГРОСС. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Старший тренер мужской сборной России Рикко Гросс в эксклюзивном интервью "СЭ" – о бронзе Шипулина, конфликте с Бабиковым и уходе Лапшина из-под российского флага.

Наталья МАРЬЯНЧИК из Анси

– Поздравляю вас с успешной гонкой преследования. Вы полностью удовлетворены ее результатом?

– Это была хорошая гонка для двух спортсменов из нашей команды. Остальные столкнулись с некоторыми сложностями: например, Антон Бабиков стрелял 0-0-2-2. После первых двух рубежей у него была отличная позиция. Возможно, в дальнейшем справиться со стрельбой помешали нервы. Шансы есть, надо попытаться в масс-старте их использовать.

– После четвертой стрельбы, вы могли предположить, что Александр Логинов сумеет достать Антона Шипулина?

– Мы как раз говорили с одним из коллег, и я сказал: "Смотри, это может быть интересно". 12 секунд отрыва – это, конечно, много, но если речь идет об очень сильных спортсменах, возможно все. Логинов реально мог победить в этой борьбе.

– Вы за кого-нибудь болели на финишной прямой?

– Нет, конечно! Я только радовался, что подиум точно будет нашим.

ДУМАЛ, ЧТО ФОРМА ПРИДЕТ РАНЬШЕ

– Насколько первый подиум в сезоне снимет психологическое давление с нашей команды?

– Это была очень важная для всех гонка. Еще неделю назад я говорил, что мы готовы подняться на подиум. Надеялся на эстафету в Хохфильцене, но тогда не сложилось, это был ужас. Хорошо, что сейчас у Антона и Александра все, наконец, сошлось.

– Вам не кажется, что набирать форму только к третьему этапу Кубка мира – это поздновато?

– Я тоже думал, что форма к спортсменам придет немного раньше. Но мешали то ошибки на стрельбе, то еще что-то. Сейчас, по крайней мере, все видят, что команда выступает лучше и лучше.

– Что случилось с Максимом Цветковым? Почему он не бежал спринт и преследование?

– Три дня назад Максим плохо себя почувствовал. Мы дали ему отдохнуть, чтобы не усугублять это состояние. В день спринта он тренировался совсем мало, в день преследования – уже немного дольше. Решение по поводу участия Максима в масс-старте мы примем утром в день гонки.

– Расскажите, что за конфликт у вас случился с Антоном Бабиковым?

– Ничего не могу сказать, у нас нет никакого конфликта.

– Давайте назовем это разногласиями: Бабиков рассказал, что задавал вам вопросы по поводу собственного плохого самочувствия.

– Это абсолютно нормальная ситуация. Спортсмен готовится к Олимпиаде и советуется с тренером, что тут такого? У Антона уже были хорошие результаты в этом сезоне, он попадал в "пятерку" в индивидуальной гонке. Потом в Хохфильцене он очень здорово провел свой этап эстафеты. К сожалению, за этапы не дают очков в Кубок мира, но это тоже показатель.

– В одном из предыдущих интервью вы говорили, что у российских биатлонистов есть ощущение, словно на них постоянно показывают пальцем. Сейчас что-то изменилось?

– Такое не может измениться за один день, это длительный процесс. Какие бы решения ни принимались, невозможно раз – и изменить отношение.

– Вы чувствуете подобное отношение и на себе тоже?

– Нет, лично ко мне отношение нормальное. Я всего лишь тренер, а не спортсмен. Но я могу себе представить, насколько это тяжело для наших ребят. Когда ты приходишь на огневой рубеж, приходится держать в уме массу чисто соревновательных факторов. Если к этому добавляется еще что-то, становится просто невыносимо.

– Ваши коллеги из западных стран интересуются, что же там на самом деле происходит в российском биатлоне?

– Конечно, все задают мне эти вопросы. Но я предпочитаю ничего не говорить о ситуации с Олимпиадой.

– Ваши биатлонисты уже приняли решение, поедут ли они выступать на Игры в Пхенчхан в статусе "олимпийских спортсменов из России", без флага и гимна?

– У нас было собрание команды по этому вопросу. У каждого спортсмена есть свое мнение. На данный момент нам остается только ждать приглашений от МОК.

– Вы считаете справедливым решение МОК не допускать таких, как Логинов, на Олимпийские игры?

– Я просто не вижу смысла это обсуждать. Есть решение МОК. Мы можем сколько угодно тут говорить, но что поделать, если таковы правила.

– Можно, например, пойти подать апелляцию в суд.

– Это точно не тренерский вопрос. Моя цель – готовить спортсменов к соревнованиям. Точка!

– Если бы вы были на месте российских спортсменов, вы бы тоже решили ехать на Игры в таком статусе?

– Это очень сложный вопрос. К счастью, мне никогда не приходилось делать такого выбора.

– Как вы относитесь к решениям МОК по поводу дисквалификаций российских участниц Игр-2014 в Сочи – Ольги Зайцевой, Ольги Вилухиной и Яны Романовой? Вы верите в их невиновность?

– Сейчас много информации в прессе. Никто не видел, что там на самом деле происходило. МОК принял решение. Теперь Союз биатлонистов России и сами спортсменки могут в ответ что-то предпринимать. Но лично мне тут сказать нечего, я не владею информацией.

ОБСУЖДАЛ ПЕРЕХОД ЛАПШИНА

– Ныне представитель Кореи Тимофей Лапшин ведь покинул российскую сборную уже в период вашей работы?

– Да, это был первый год после моего прихода. Тимофей прекрасный спортсмен, он начал сезон на Кубке мира, но занимал места в районе 38-го, 42-го и так далее. Поэтому мы решили отправить его на Кубок IBU. Там Лапшин выиграл первую же гонку. Потом заболел, а потом мы узнали о смене гражданства.

– Сейчас вы жалеете об его отъезде?

– Повторюсь, я считаю Лапшина очень сильным биатлонистом. Что тут говорить, если в этом сезоне однажды он был лучшим среди русских. Но это был его выбор. Он сделал так, как посчитал лучше для своей карьеры.

– Какой результат российских биатлонистов в Пхенчхане сделает вас счастливым?

– Мне бы хотелось, чтобы каждый из наших спортсменов провел в Корее свои лучшие гонки. Это не обязательно будет медаль, может быть – только этап эстафеты. Но если каждый выступит на пределе собственных возможностей, я буду доволен.

Газета № 7524, 18.12.2017
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...