13 февраля 2010, 04:03

Yourock, Boro <br /> и "репортер" Чарковский

В понедельник первые награды Олимпиады разыграют лыжники. Спецкор "СЭ" побывал на одной из последних тренировок российской сборной в преддверии старта.

Сергей БУТОВ
из Уистлера

Если говорят, что время - это деньги, то в четверг я потерял не одну тысячу, пытаясь выудить ценную информацию "для печати" из группы товарищей в составе Александра Легкова, Максима Вылегжанина и Алексея Петухова. Но выудил разве что массу непечатной.

С развеселой троицей мы, надо сказать, в этот день столкнулись нос к носу дважды. Во второй раз - спустя час после завершения тренировки в Whistler Olympic Park, когда лыжники ожидали прибытия автобуса-шаттла, который должен был вернуть их измученные тела в Олимпийскую деревню. Автобуса все не было. Легков куда-то очень торопился, а потому постоянно голосовал, выскакивал на проезжую часть и останавливал все встречные машины с олимпийской символикой без разбора. Подвозить Легкова отказывались - на Играх не он один куда-то спешит и опаздывает.

А до этого, сразу после завершения тренировки, Легков с Вылегжаниным всласть поиздевались над корреспондентом "СЭ", который находился при исполнении служебных обязанностей в смешанной зоне и пытался взять у них интервью, так сказать, по горячим следам. Публикую стенограмму нашей беседы.

- Максим, не стану надолго отвлекать, просто хотел убедиться, все ли у вас идет хорошо?

- У нас все идет хорошо.

- Александр, а правда говорят, что трасса изобилует сложными поворотами?

- Правда.

- А это хорошо или плохо?

- Для тех, кто умеет проходить повороты - хорошо. А для тех, кто не умеет - плохо.

Тьфу!

* * *

Волосатые телевизионные микрофоны, почти закопанные в землю на самом финише лыжной трассы, стояли, покрытые снежными шапками. Где-то вдалеке галдели проходившие последний инструктаж волонтеры, полисмены зевали и пили кофе, а в офисе жюри вообще ни до кого не было дела. В тонированных окнах комнаты было отчетливо видно, как расписывают что-то вроде "пули" члены судейского комитета. Можно было спокойно, не оглядываясь воровато, пройтись по заключительной олимпийской стометровке. А потом даже воображаемо финишировать на том самом месте, где в самом скором времени будет оставлено столько человеческих эмоций и страстей.

Мокрый, липкий, забивающий нос и залепляющий глаза снег падал в горах весь четверг. Потому-то спортсмены, едва закончив тренировку, так спешили побыстрее унести со стадиона ноги. Содрать с себя прилипшие к телу мокрые вещи и надеть сухие. В такие моменты жизнь словно начинается заново.

- Никаких вопросов! - отрезал наш бывший соотечественник Александр Веретельный, кивнув на свою, уходившую в раздевалку, подопечную - польку Юстину Ковальчик, едва ли не главного фаворита Олимпиады. - Она же вся мокрая.

- У меня все хорошо, все хорошо, - пролепетала по-русски продрогшая Ковальчик, пытаясь скрасить резкость наставника.

Главный тренер сборной России Юрий Чарковский в четверг раздал массу интервью на немецком. Я слышал содержание нескольких таких разговоров. Очень хотелось бы написать, что иностранных журналистов интересовало, каково состояние здоровья Ирины Хазовой или включение в состав понедельничной 15-километровой разделки 19-летнего Петра Седова, но куда там!

Вопросы о допинге сыпались безостановочно. Менялись только репортеры, их задававшие. Поджимать обиженно губы глупо и бессмысленно. Никто, кроме нас самих, не виноват в том, что российские лыжи перестали интересовать иностранцев в любом другом разрезе, кроме как допинговом. Вот Чарковский и не поджимал. Терпеливо повторял одно и то же: "Наша команда чиста".

Примерно в те же минуты, когда Чарковский общался с корреспондентами, в Ванкувере проходило довольно странное мероприятие - пресс-конференция руководителей WADA, которые, как было заранее анонсировано, объявят имена 30 спортсменов, отстраненных от участия в Играх за положительные пробы. На деле же пресс-конференция эта, как рассказала посетившая ее Елена Вайцеховская, оказалась абсолютно бессмысленной. Максимум пафоса и минимум информации. Не имен, ни стран, ни видов спорта названо не было, и осталось совершенно непонятно, за какой период пойманы три десятка спортсменов. За день? За месяц? За год?

Сам Чарковский о пресс-конференции WADA узнал за несколько часов до ее начала от очередного разоблачителя российского спорта - главного тренера сборной Канады Дэйва Вуда, который пошел по стопам биатлонного Вольфганга Пихлера и призвал, наконец, взять этих русских в ежовые рукавицы.

- Я хорошо знаю этого тренера, - ухмыльнулся Чарковский. - Нормальный вроде парень, но вечно всем недоволен. На каждом тренерском собрании от него регулярно идет негатив. То одно ему не нравится, то другое. Все уже привыкли.

Неизвестно, держал ли Вуд за спиной фигу в тот момент, когда сообщал своему российскому коллеге о предстоящей пресс-конференции, но так или иначе несколько неприятных минут тому же Чарковскому пережить пришлось наверняка. Хотя он и не показывал виду. Обжегшись на молоке, поневоле начнешь дуть на воду.

* * *

Еще накануне тренерский штаб определился с составом на первые олимпийские гонки - коньковые разделки. Победительница этапа Кубка мира в Давосе Ирина Хазова повредила палец на ноге, упав на одном из крутых спусков (об этих спусках здесь говорят буквально все, причем далеко не всегда характеризуют их с лучшей стороны). Но участие Ирины в гонке сомнений не вызывает. "Только злее буду", - заметила она. Помимо Хазовой, в заявку вошли Наталья Коростелева, Ольга Завьялова и Евгения Медведева. В мужскую команду, помимо Легкова и Вылегжанина, пробились Сергей Ширяев и многократный чемпион мира среди юниоров Седов.

Никто из них, кроме Седова, на заключительном перед Играми этапе мирового Кубка в канадском Кэнморе, мягко говоря, не блеснул. И если Александр еще расположился в "партере", придя к финишу в середине второй десятки (хотя, по его собственным словам, бежал он в Канаде вполсилы), то Максим с Сергеем заняли места на "балконе" задолго до окончания гонки. При том что последний стартовал очень мощно и к первому промежуточному финишу пришел, кажется, третьим. Я не знал, как тактично подойти к этой теме в разговоре с Ширяевым, но здесь очень выручил Чарковский, перехвативший инициативу и задавший лыжнику в начале блиц-интервью для "СЭ" первый и самый важный вопрос.

- Сергей, ответь, пожалуйста, когда ты сможешь выдержать высокий темп от начала гонки и до конца?

Сказать, что Ширяев удивился авторству вопроса, значит, не сказать ничего. Но удар выдержал достойно.

- Надеюсь, что уже в понедельник. В Кэнморе мое состояние было далеким от оптимального. Мы там проделали довольно большую работу, плоды которой, надеюсь, здесь будут видны. Но пока определенно могу сказать только то, что в последние дни чувствую себя немного свежее, чем в Кэнморе.

- Не забывайте, что там нам пришлось выступать фактически на второй день после прилета из Австрии, - поднял вверх палец старший тренер мужской сборной Юрий Бородавко (и тут же стряхнул снег с "именной" желтой манишки, на которой, чтоб чужой не надел, латиницей размашисто выведены первые два слога его фамилии - Boro). - Разница во времени между Европой и Ванкувером составляет 9 часов. О каких результатах можно тут говорить? Самое главное, что все ребята - в частности, Легков и Вылегжанин - полностью поправились после болезни.

Седов - это отдельная тема. Еще месяц назад Петр говорил о том, что счел бы за счастье участие хотя бы в одной олимпийской гонке. А теперь попал в заявку на первый же старт! Причем Чарковский дал понять, что не исключает его появления и в эстафетной команде, где Саша вполне способен "закрыть" один из классических этапов.

Правда, недавнее выступление Седова на юниорском чемпионате мира конкретно в индивидуальной классической гонке оставило больше вопросов, чем дало ответов. На этой дистанции Седов, один из самых перспективных лыжников в мире, выступил для себя относительно неудачно, заняв лишь третье место. Чем, возможно, несколько понизил свои шансы на эстафету, но отнюдь их не потерял.

* * *

Если верить прогнозам канадским синоптиков (а какие они нам, собственно, давали основания им не верить?), то шансы на выпадение осадков в понедельник - около 60 процентов при минимальной плюсовой температуре. Самая, извините за выражение, поганая погода для такого тонкого и деликатного дела, как подготовка лыж. В ситуации, когда с неба может полить, а может и не полить, может подморозить, а может и не подморозить, очень важно, как сработают сервисеры сборной.

Все это они понимают лучше нашего, потому с самого раннего утра мелькают туда-сюда вокруг боксов российской сборной желтые манишки. На каждой из них, как и у Бородавко, проставлены имена. "Позывные" сервисера Юрия Фролина - YouRock - вызывают одни лишь улыбки.

Это хорошо, что мы не теряем чувства юмора.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости