Вырубил в баре 6 человек за 15 секунд, а в 18 лет заработал на квартиру. В UFC теперь есть русский из Гонконга

12 ноября 2020, 09:00

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Вырубил в баре 6 человек за 15 секунд». В UFC появился русский из Гонконга»

№ 8323, от 13.11.2020

Саша Палатников. Фото Instagram
А еще он легко допинывает футбольный мяч от ворот до ворот.

21 ноября в UFC дебютирует первый боец в истории промоушена из Гонконга — Саша Палатников. 31-летний Палатников выступит в предварительном карде номерного турнира UFC 255 в Вегасе, а его соперником станет непобежденный американец Луи Коше (7-0)

Ростер UFC всегда славился яркими типажами и бойцами с удивительным жизненным опытом, но история Палатникова — это какая-то феерическая мешанина. Отец русский, мама шотландка, невеста француженка, 108 кг личного веса и реальная возможность выступить на Олимпиаде за Гонконг, профессиональное регби в Красноярске, четыре года в Австралии, американский футбол в Канаде, ММА в США и дебют в UFC сразу же в номерном турнире...

На первый взгляд все выглядит так, будто патологический врун и хвастун намешал из разных источников факты и выдал их за собственную бравую биографию, но в реальности это самая настоящая история. Мы созвонились с Сашей по скайпу, и он рассказал нам все с самого начала.

Отец — хай-дайвер из Красноярска, мама — парикмахер из Шотландии

— Вы везде указаны как боец из Гонконга. Как вы оказались в этом месте?

— Мой отец — русский, он долгое время был профессиональным хай-дайвером (прыгун в воду с экстремальных высот. — Прим. «СЭ»), стал чемпионом мира в этом спорте. Он разъезжал на выступления по всему миру, и однажды ему предложили контракт в Гонконге. В итоге мы переехали туда всей семьей.

— Расскажите поподробнее о ваших родителях.

— Мой отец родом из Красноярска, оттуда же и его родители. Моя мама — шотландка. Я долгое время жил с родителями, сейчас, конечно, уже взрослый человек, живу отдельно. У меня отличные отношения с родителями, мы регулярно видимся и стараемся куда-то выбираться вместе один-два раза в год. Последний год я, правда, живу в США, готовлюсь, но все равно крепко связан с Гонконгом.

— Отец — русский, а мама шотландка. Где они познакомились?

— В Южной Африке. Отец был там на турнире, мама работала на World Expo парикмахером. Отец пошел подстригаться, они познакомились и полюбили друг друга.

— Вы долгое время были профессиональным регбистом. Как попали в этот спорт?

— Я занимался регби и футболом. В 14 лет играл профессионально за футбольную команду гонконгского района Хэппи-Вэлли. Это низшие лиги, но все равно я зарабатывал какие-то деньги. Регби же я начал заниматься в 6 лет в Гонконге, там этот спорт всегда был очень популярен благодаря британскому влиянию. Также в 5 лет отец отдал меня на боевые виды: карате, муай-тай, потом бокс. Но я никогда не планировал становиться профессиональным бойцом, думал только о регби. В Гонконге я отзанимался регби до момента, когда пришла пора переходить в старшие классы школы, а потом переехал в Австралию. Мне предложили там контракт, и именно в Австралии я закончил старшую школу.

Однажды на одном из матчей меня заметили представители красноярской регбийной команды «Енисей-СТМ». Фамилия у меня русская, они решили, что я из России, подошли ко мне, я связал их с моим отцом, и они предложили мне контракт с их клубом. На тот момент «Енисей-СТМ» был одной из сильнейших команд России, и я подумал, что это отличная возможность и пожить на моей исторический родине, и запустить профессиональную карьеру.

Был чемпионом Гонконга по боксу среди тяжей. На Олимпиаду не взяли, потому что нет китайских кровей

— Как у вас складывалось в боевых видах в детско-юношеском возрасте?

— Отец отдал меня в карате в 5-летнем возрасте, я неплохо выступал на региональном уровне. Но со временем я как-то перестал получать от этого удовольствие, потому что все мои одноклассники занимались командными видами спорта, и в 12 лет я бросил карате. Но вскоре вернулся в боевые виды через муай-тай. Мне очень помог Ален Нгалани, черный парень, выглядит как бодибилдер, чемпион мира по муай-тай, дерется в One Championship. Он тренировал меня 3-4 года, очень многому научил меня, методике тренировок, работе с весами. После муай-тай я подался в любительский бокс, хотел выступать за Гонконг на Олимпиаде, но так как во мне нет китайских кровей, местное правительство не поддержало мое выдвижение в сборную на Игры. В 2012-м я стал чемпионом Гонконга по боксу среди тяжеловесов. Но так как вариант с Олимпиадой не сложился, я вернулся к регби.

А в 19 лет я увидел бой Жоржа Сен-Пьера в UFC — реванш с Мэттом Серрой, и сказал себе, что смогу выступать в ММА. Сразу же после этого я начал заниматься борьбой, БЖЖ, дебютировал по любителям, и вот теперь я в UFC. Я очень много работаю над своим боксом, в прошлом году проходил сборы на Украине с тренерами Усика и Ломаченко. Делаю большую ставку на бокс, очень уверен в своих руках, потому что мне кажется, что в ММА очень мало у кого есть хороший бокс. Я могу дать объем, если надо задавить соперника количеством ударом, но и могу нокаутировать с одного панча. В своем последнем бою я уложил человека на 67-й секунде боя. Я знаю точки, знаю, куда бить, чтобы бой закончился очень быстро.

— Чемпион UFC Александр Волкановски тоже был приличным игроком в регби. Вы хоть раз пересекались с ним в Австралии?

— Я встречался с ним на Пхукете, в Таиланде. Видел там также Петра Яна, нескольких хороших ребят из Tiger Muay Thai. Мы поговорили с Волкановски, регбийное братство все-таки, не так много ребят из регби попали в ММА и добились там успеха.

— Кто из вас был более сильным регбистом — вы или Волкановски?

— Хороший вопрос. Честно, я не так хорошо знаком с его карьерой в регби, не уверен, что он играл по профи. Я же сделал карьеру в профессионалах, играл за сборную Гонконга и «Енисей-СТМ». Но, честно говоря, судить не возьмусь. Мне надо спросить у него (смеется).

Жил в Гонконге, Австралии и России, но первую большую любовь встретил в США

— Итак, после Австралии вы оказались в Красноярске. Что за жизнь у вас там была?

— Все было очень круто. Не знал, что ожидать от города, в первый раз полетели туда вместе с отцом. Нас забрали из аэропорта, было очень непривычно, что аэропорт так далеко от города. Обычно прилетаешь и сразу перед тобой весь город, а там пустота вокруг, деревня какая-то. Два часа нас везли до города, город мне понравился, красивый. Мы приехали туда в апреле, но все равно было очень холодно.

Опыт был отличный, здорово вести жизнь профессионального игрока, тренироваться каждый день по два раза... Хотя это было непросто для меня, мне тогда было только 18 лет, а рядом опытные профессионалы, некоторые играли на Кубке Мира, это очень высокий уровень. Но все равно счастливое время для меня, потому что я получал деньги за то, что люблю делать. Мне нравилась русская кухня: шашлык, борщ, все эти вещи, которые популярны в России.

— Вы жили в Гонконге, Австралии, США, России. Где в итоге встретили свою первую большую любовь?

— У меня сейчас есть невеста, она родом из Франции. Мы познакомились в США, в Майами, уже четыре года вместе. Сейчас мы не рядом, я в Вегасе, она во Франции, где объявили локдаун. Она моя первая большая любовь, и, надеюсь, последняя.

— Как вас приняли партнеры по команде, когда играли в Красноярске? Все-таки человек из Гонконга, четыре года жил в Австралии.

— Отлично приняли, очень заботливо ко мне относились. Я снимал квартиру с двумя ребятами из России, они помогали мне учить русский язык. Я играл на позиции свободного полузащитника (или «трех четвертного»), а для этой позиции важно знать язык и разговаривать с партнерами на поле. Ребята очень мне помогали с языком, и на то время мой русский был на неплохом уровне. Никто в команде не говорил по-английски, и я был вынужден сам учить русский. За два месяца в такой среде я уже многое понимал. Сам ходил в магазин, покупал bread, хлеб. По выходным ребята брали меня на поездки в горы, мы пили водку, жарили барбекю, все было очень здорово. Меня приняли за своего, ребята познакомились с моим отцом, прекрасное время, я наслаждался им.

Я чувствую сильную связь с Россией, ее культурой. В Гонконге ходил в русский ресторан почти каждый день. На Кубке мира по регби или ЧМ по футболу я всегда болею за Россию, а один из моих любимых бойцов — Федор. Я рос в Гонконге, там было много детей-англичан, они всегда называли меня «russian guy, russian guy». В моем сердце всегда была крепкая связь с Россией.

— Вы бы смогли жить в России на постоянной основе?

— Думаю, я мог бы жить где-угодно. На определенном моменте на меня выходили люди из сборной России по регби и предлагали сделать российские гражданство. Но я был молодым парнем, не знал точно, чего я хочу, не был уверен, что хочу жить в России, и не принял этот вариант с гражданством. Мне хотелось сохранить гражданство Гонконга и иметь возможность легко перемещаться по миру. Но в принципе вариант вернуться в Россию и пожить там снова был бы просто отличным. Хотя, честно говоря, по холодам я совсем не скучаю.

— Холода — единственный минус для вас в России или есть что-то еще?

— Да, пожалуй, только холод. Но еще, наверное, дороги и вождение.

— Как у вас сейчас с русским? Давайте я перейду на русский, скажите что-нибудь.

— Говоришь... (произносит одно слово по-русски. — Прим. «СЭ»). Немного непросто мне сейчас говорить на русском. Но если мы будем общаться несколько недель, и вы будете постоянно говорить по-русски, то мой русский начнет пробиваться. В последние годы я был слишком занят своей карьерой в ММА, у меня не было времени на язык. Иногда я смотрю спорт на русском, даже Bellator, когда дерется Федор, смотрю на русском. Раньше я часто смотрел российские фильмы, когда жил в Красноярске слушал и музыку на русском. Даже сейчас у меня в компьютере есть какой-то русский рэп, который я иногда слушаю. Даже на последний мой бой я выходил в клетку под русское техно.

На заработанные деньги в регби купил жилье на Украине

— Ваша регби-карьера завершилась в Канаде. Тяжело было прощаться с регби?

— Тяжело, но тогда я уже был открыт новому. Когда я переехал в Канаду, у меня там было много друзей из канадского футбола, что-то же самое, что и американский футбол. И они сказали мне: «Ты крупный, атлетичный парень, давай к нам». Но я не знал даже правила, и не хотел переходить в американский футбол. Но однажды я побывал на баскетбольном матче среди студенческих команд и познакомился там с футбольным тренером. Он, оказывается, слышал обо мне и предложил мне перейти в футбол. Я посоветовался с отцом, он сказал: «Пробуй. Никогда не знаешь, где ты окажешься по-настоящему хорош».

У меня был плюс — я очень сильно бил мяч ногой. Мог допнуть его очень далеко. Они на это делали ставку. Но у меня также хорошая регби база, я могу брать мяч и бежать с ним. Я начал играть, мне очень понравилось, я понял, что могу играть в этот вид. Я отыграл один хороший сезон на колледж-уровне и перебрался в США продолжать мое образование. Но главной целью было попасть в NFL. К сожалению, в итоге с американским футболом ничего не сложилось, и я переключился на ММА. Хотя я был очень расстроен, очень зол даже. Поэтому пошел в Баффало в боксерский зал, чтобы побить по груше и выплеснуть злость. Там же был рядом зал по джиу-джитсу, и я начал заниматься и им. Весил тогда 108 кг, крупный, сильный парень. Был уверен, что никто в БЖЖ меня не поймает, но меня задушил 65-килограммовый парень. Я даже не знал, что нужно стучать. Проснулся, мне все говорят: «Нужно стучать, когда ловят на прием». Я продолжил заниматься БЖЖ, параллельно подключил борьбу, освежил весь свой опыт в ударных видах и стартовал по любителям.

— Вы заработали какие-то интересные деньги в регби?

— Для 18-летнего в свое время я зарабатывал неплохо. Мои ровесники ходили в колледж без гроша за душой, а я уже мог покупать себе какие-то классные штуки. Когда переехал в США, регбийные деньги мне очень помогли. Но, как и все на свете заканчивается, закончились и мои регбийные накопления. Хотя я успел инвестировать часть денег, приобрел кое-какую недвижимость на Украине, например. Она до сих пор за мной. Мне не на что жаловаться в любом случае, для 18-летнего я делал отличные деньги. Хороший опыт получил.

— Как вы оказались на Украине?

— Мой отец — мастер спорта по дайвингу, родом из СССР, завел много друзей среди хороших тренеров и спортсменов. Когда Союз распался, все они разъехались, кто-то оказался на Украине. Отец мне еще давно говорил: «Если хочешь потренироваться на серьезном уровне в России или Украине, дай мне знать». Мой отец сам работал с мастерами спорта по боксу, он всегда тренировался каким-то боевым дисциплинам, заводил в них друзей. И так через него я попал на Украину — в прошлом году. Очень хорошая среда, там работала национальная сборная по боксу, я боксировал и боролся даже. Очень интересно было потренироваться с теми, кто работает с Усиком и Ломаченко, все эти ребята — очень серьезный уровень, там никому не до шуток.

В регби Палатников весил 108 кг. В ММА выступает в 77

— Волкановски, когда играл в регби, весил 97 кг. Вы — 108 кг. Как ваше тело чувствовало себя в этом весе, учитывая, что вы сейчас полусредневес?

— Отлично чувствовал себя. Я очень быстро бегал, мог бегать и большие дистанции. Но в ММА все по-другому. Когда я с этим весом впервые встал в спарринг, то едва мог держать высоко руки из-за усталости. Очень устал, в ММА совсем другая специфика выносливости. Я пришел туда с 108 килограммами, а через полгода тренировок весил уже 95. А сейчас я дерусь уже в 77 кг. Чувствую себя очень сильным в этом весе, потому что во мне база тяжеловеса, который еще и много работал с железом. Сейчас между боями я вешу 86-90 кг.

— Вы говорили, что можете очень далеко добивать футбольный мяч. Если брать категориями европейского футбола — вы допнете мяч от одних ворот до других?

— Да-да, вполне.

— Тогда эта сила ног вам должна пригодиться в ММА. Как говорил Кро Коп: «Правая нога — больница. Левая — кладбище».

— Абсолютно, да. У меня особенно сильные лоу-кики, я ронял людей киками. У меня крупные ноги, даже когда просто кладу их на людей, им больно. Я бью ногами с 5-летнего возраста, со времен карате. У меня по-прежнему хорошая растяжка под кики. В ММА ногами можно и подсечь человека, чтобы он упал на спину. Когда у меня хорошо получается забивать руками, хорошо они летят, я могу сбить с ног лоу-киком, чтобы добить руками на земле. Я чувствую себя сильным везде — с и двух рук и с двух ног.

— Какой у вас любимый нокаут ударом ногой в истории UFC?

— Мне нравятся кик-нокауты Кро Копа, например, нокаут в бою с Вандерлеем. На этих выходных Гига Чикадзе очень красиво уложил хай-киком. Сначала прикормил по корпусу, потом хай-кик. Мне также очень нравятся вертушки, например, нокауты Эдсона Барбозы, или недавно был этот нокаут Бакли, один из самых красивых, что я видел в жизни. Фронт-кики мне очень нравятся — как Андерсон Силва нокаутировал Белфорта, к примеру.

Вырубил первого в истории Южной Кореи чемпиона мира по боевому самбо

— Какой собственной нокаут-победой вы гордитесь больше всего? Может, даже в спарринге.

— Мой второй бой в профессионалах. Я дрался против чемпиона мира по боевому самбо. Первый в истории кореец, выигравший чемпионат мира по боевому самбо. Он уничтожал всех в 82 кг. Готовясь к бою, я знал, что парень в полном порядке. Прошел кэмп в Tiger Muay Thai и Гонконге. В итоге я вышел на этот бой и нокаутировал его во втором раунде. Моя карьера в тот вечер навсегда изменилась. У меня тогда не было менеджера, никаких помощников. Я вырубил парня, ко мне подошел его менеджер и сказал: «Не хочешь подраться в Корее?». Я ответил: «Пожалуйста, да, давайте». У этого корейца-чемпиона мира по боевому самбо после моего нокаута случилось повреждение мозга, он не мог выступать несколько месяцев.

Мне было, конечно, неловко за нокаут, но, главное, я понял, что у меня в руках есть бомбы. Я нокаутировал бойца, который считался следующей большой звездой ММА из Кореи, он выиграл пять или шесть боев подряд. Выиграв его, я утвердился в мыслях, что могу драться с кем-угодно.

Если брать мой дебют в профессионалах, то там такая история. Я жил в США, тренировался в Blackzillianz и в течение 16 месяцев не мог найти соперника. Никто не хотел драться со мной по непонятным причинам. Не знаю, может, из-за русской фамилии. Чтобы получить хоть какой-то бой, я принял поединок на двухнедельном уведомлении с тяжеловесом. Это была очень большая ошибка. Хотя я и уронил его в первом раунде киком в корпус, но во втором он лег на меня, провел граунд-энд-паунд, и рефери остановил бой, хотя я был в порядке. После боя я понял свою ошибку — я полусредневес и не должен драться с тяжами.

— Ваш рекорд 5-2. Согласитесь, UFC довольно редко подписывают бойцов на таком рекорде. Как вам удалось попасть в промоушен?

— Им нужен был полусредневес, но и нужно понимать, что я не какой-то заурядный парень. У меня интересная история, я первый боец в истории UFC из Гонконга, у меня есть пояс другой организации, последняя победа была нокаутом — все это вместе сыграло. Хотя я согласен, 5-2 — не самый яркий рекорд для подписания в UFC, но с учетом всей этой ситуации с Covid и так далее, для них мое подписание — хорошая возможность, они видят во мне новый талант.

— Чем регбийная база больше всего помогает вам в ММА?

— Ментальность. Не сдаваться, сопротивляться, работать, гнуть свою линию. В регби я приучился работать 80 минут подряд, заложил выносливость. Когда я в форме, могу легко пройти 25 минут в клетке.

— Вы первый боец в UFC из Гонконга. Там есть какое-то внимание к вам после подписания, там собираются за вас болеть?

— Да, конечно, я чувствую поддержку, они топят за меня. Сейчас будет бой в UFC, и это привлечет еще больше людей. После объявления о подписании мне стали писать много людей, которых я даже не знаю. Поздравляли меня, говорили, как ждут боя. Даже, вы видите, что из России на меня выходят, в том числе и вы. Это я и люблю в ММА, что спорт связывает меня с людьми со всего мира, я могу рассказать им мою историю. И если люди полюбят мой стиль боя, я буду счастлив.

На $ 1500 в Гонконге можно снять маленькую комнатушку. В США — дом с бассейном

— У вас в Instagram есть фото с Конором Макгрегором. Расскажите историю этой фотографии.

— В 2016-м году мой друг пригласил меня сходить на UFC 200 в Лас-Вегасе. Я сидел возле клетки, там же был Конор Макгрегор, мы сидели в трех местах друг от друга. Я попросил о фото, он без проблем согласился. Как и другие ребята из UFC, кто там был: Алистар Оверим, Карлос Кондит и другие. В тот вечер со мной случилась забавная история. В конце турнира я натолкнулся на Дану Уайта, пожал ему руку и сказал: «Дана, меня зовут Саша Палатников, и я буду первым бойцом в истории UFC из Гонкгонга. Следите за мной». Он был очень дружелюбен: «О, приятно познакомиться, очень круто». Я понимал, что он меня не запомнит, но в любом случае, спустя четыре года я в UFC.

— В Гонконге заметно социальное неравенство? Можно ли назвать его местом финансовых контрастов?

— В Гонконге есть места, где люди живут плохо и бедно, но в целом город процветающий. Государство очень здорово зарабатывает и отдает много из этих денег людям. Там есть такое понятие, как «стимулирующие чеки». Когда у государства особенно успешный финансовый год, они выписывают людям такие чеки. Я такой чек тоже получал.

Медицина очень дешевая, за 20 долларов тебя примут в клинике по любому вопросу. Социальные программы в Гонконге работают очень хорошо. Невыгодно у нас работать в сфере услуг, в ресторанном бизнесе почти не платят чаевые, не сравнить эту индустрию с тем, как она работает в США. В целом, контрасты есть, конечно, как и везде в мире, но все не так, чтобы уж очень-очень плохо. Еще нужно сказать, что в Гонконге очень высокие цены на жилье, именно поэтому я больше люблю жить в США. За маленькую комнатушку в Гонконге я плачу, как за дом в США. За 1500 долларов в Гонконге я живу в маленькой однокомнатной квартирке, а в США за эти деньги снимаю во Флориде домик на три комнаты с бассейном.

— Из всех стран, что вы посетили, какая показалась вам самой счастливой и благополучной?

— В Канаде люди очень милые и выглядят счастливыми. В Сингапуре у всех, такое ощущение, все в порядке. Очень крутое место, чистое, красивое, люди живут отлично. В Канаде люди физически выглядят очень хорошо, почти все в форме, они там не запирают двери даже. Монреаль вообще потрясающее место, одно из моих любимых. Вот, наверное, Монреаль и Сингапур — два самых счастливых и благополучных места.

Заступился за друга в гонконгском баре и нокаутировал 6 человек за 15 секунд

— Вы будете выступать в UFC в полусреднем весе. Кого бы вы назвали тремя лучшими бойцами этого веса?

— Хамзат определенно один из них. Камару Усман — я тренировался с ним, он чемпион не просто так. Кого еще могу назвать... Колби? Да, тоже опасный парень. Назову еще Понзиниббио, очень сильный ударник.

— Вы упомянули Хамзата Чимаева. Думаете, он выиграет у Эдвардса?

— Думаю, да. Его хайп-поезд набирает ход, и хоть и говорят, что его вот-вот опрокинут, но, честно, я вообще не уверен, что Леон Эдвардс так уж хорош, как люди думают о нем. У него отличный бокс, он подтянул борьбу, но Хамзат — слишком крупный для него, с очень длинными конечностями. Думаю, Чимаев возьмет этот бой.

— Вы пожили в стольких местах, наверняка попадали в уличные драки. Можете рассказать самую памятную?

— Их было много. Уличных драк у меня больше, чем боев по ММА, я дрался по всему миру. Никогда не искал этих боев сам, но был с друзьями, которые постоянно попадали такие истории. Я дрался в Канаде, Гонконге, но, кстати, никогда не дрался в России, потому что там в таких ситуациях никогда не знаешь, чем все может закончиться...

Самая памятная драка... В Гонконге вечером сидели на улице рядом с баром. Я вдруг вижу, как к моему другу подходит какой-то человек и бьет его головой в лицо. Я подбежал к нему: «Что за хрень? Ты зачем бьешь моего друга?». Он начал так вести себя: «Ты знаешь, кто я такой?» и так далее. Я ответил: «Смотри, если ты не извинишься перед моим другом, у тебя будут проблемы.» Я дал ему шанс извиниться, но он отказался извиняться, подошел ко мне в упор и дал пощечину. Я сразу выбросил панч, нокаутировал его одним ударом. И тут на меня из ниоткуда налетели пятеро ребят, начали бить меня со всех сторон, руками, ногами.

Я начал выбрасывать удары, бам-бам, и поронял их всех. На все про все мне понадобилось секунд 15 где-то. С меня слетела туфля, закатилась куда-то, тут подбежал мой друг, схватил меня: «Уходим! Уходим!». В Гонконге за уличные драки очень жестко накрывает полиция, поэтому нам надо было убираться оттуда. Мы залезли в машину, я приехал домой без туфли, с разорванной футболкой. Интересно, что на следующий день тот парень, который ударил головой моего друга, нашел меня и извинился. «Прости, я не знал, кто ты» и бла-бла-бла. Такое в Гонконге случается, много иностранцев, выпьют и думают, что раз друзья рядом, они неуязвимы.

— Ваш отец русский, мама — шотландка. Вы жили в Гонконге, Австралии, России, Канаде, США. Кем вы сами себя считаете?

— Я русский родом из Гонконга. Могу сказать, что в какой-то мере я и гражданин мира, ведь я жил везде. Но в целом — я русский из Гонконга. Как говорит мне отец: «Сколько бы раз ты ни возвращался в Гонконг, люди видят твою фамилию и сразу понимают, что ты русский». Поэтому, все-таки, я русский из Гонконга.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
21
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир