13:30 14 августа | Хоккей — НХЛ

"Это настолько низко, что не укладывается в голове. Извращенный уровень предательства"

Шон ЭЙВЕРИ атакует ворота Мартина БРОДЕРА. Фото REUTERS
Шон ЭЙВЕРИ атакует ворота Мартина БРОДЕРА. Фото REUTERS

В новой части своей автобиографии нападающий Шон Эйвери вспоминает свое знаменитое противостояние с голкипером Мартином Бродером, которое заставило НХЛ даже вносить изменения в правила.

"Рейнджерс" легко пробились в плей-офф-2008. В первом раунде нам предстояло сразиться с соседями – с командой с другого берега Гудзона, "Нью-Джерси". Это значит, что на протяжении всей серии каждый вечер я могу засыпать в своей постели (и не в той, что в борделе…). И я надеюсь, что эта серия завершится быстро.

В регулярном чемпионате мы здорово играли против "Девилс". Из восьми матчей мы выиграли семь, а еще в одной встрече уступили только в серии буллитов. Да и то это было наше последнее очное противостояние в регулярке. В общем, мы были уверены в своих силах.

Атмосфера на домашней арене "Нью-Джерси" весьма дружеская. Но только потому, что одна половина трибун болеет за "Девилс", а другая – за "Рейнджерс". В последнем матче регулярного сезона я изводил Мартина Бродера. Но мои тирады были просты и правдивы: я стоял перед ним и объяснял, как постыдно он себя повел, влюбившись и уведя жену брата своей жены.

Давайте напомню. Он завел интрижку с женой брата своей первой жены. А потом и вовсе бросил семью ради новой пассии. Только вдумайтесь. Ты бросаешь жену, мать твоих четырех (!) детей ради жены ее брата? Это настолько низко, что даже не укладывается у меня в голове. И это какой-то особенный, извращенный уровень предательства.

Так что, скажите мне, где написано, что при каждой личной встрече я не могу напоминать ему о том, какая он сволочь? Это тоже может показаться грубым, но на лед мы выходим не ради того, чтобы заводить друзей. Я хочу выиграть. И в какой бы пантеон хоккейных богов не включали Мартина Бродера, сейчас он стоит на моем пути.

В начале второго периода я выжидаю паузу и делаю, позвольте сказать, мастерский пас на Скотта Гомеса, который уже набрал ход. Он переадресует шайбу на правый край, где ее уже ждет Брендан Шэнахэн. Шэнни делает пару шагов вперед и наносит бросок, который бывший муж миссис Бродер пропускает под собой.

Счет стал 1:0. И я проезжаю мимо Марти, отмечая, что это только мой первый голевой пас в серии. Также я прошу указать место на трибуне, где сидит его новая жена, чтобы я мог послать ей воздушный поцелуй. Он проигнорировал мою просьбу.

Мы вели в третьем периоде со счетом 2:1, когда Гомес оказался с шайбой в зоне "дьяволов", объехал двух защитников, но загнал себя под острый угол, так как Бродер далеко выкатился из ворот. Но Скотт краем глаза уже успел заметить, что я открыт по центру. Я нахожусь в идеальной позиции, и Скотт знает, что нужно делать. Прекрасная передача находит мою клюшку, так что мне остается только не облажаться. Если до этого в этом и могли быть минимальные сомнения, то теперь Марти точно запомнил мое имя.

Во втором матче, как только я приближался к владениям Марти, он старался стукнуть меня клюшкой по ногам. Несколько раз я чуть не потерял равновесие и рисковал свалиться прямо на вратаря. Но я ничего не делал в ответ. В том плей-офф я чувствовал себя каким-то другим игроком. В Нью-Йорке я стал профессионалом. И теперь могу просто играть в любимую игру. Чем еще сильнее вывожу соперников из себя.

Конечно, моя репутация преследует меня, так что я должен быть осторожен, чтобы не дать повода судье усадить меня на скамейку. Тем более, когда идет третий период, а счет в матче все еще не открыт. Нужно было придумать, как ответить Марти. И я нашел способ. Где-то через пять минут после начала третьего периода и спустя 20 секунд после того, как Яромир Ягр все же пробил Бродера и вывел нас вперед, шайба оказалась у меня на клюшке. И я вогнал ее под перекладину.

В концовке периода "дьяволы" забили один гол, так что моя шайба оказалась победной. Теперь нам предстояло вернуться на "Мэдисон Сквер Гарден", имея две победы в активе на льду соперника. Попахивает свипом. А я к тому же уже дважды отличился в этой серии. Уверен, что в Марти в бешенстве, когда отправляется домой, где его ждет его сноха… то есть жена.

Домашние матчи "Рейнджерс" – это нечто невероятное. Наши фанаты были отлично слышны в Нью-Джерси, но на МСГ… Арена просто ходит ходуном.

Счет равный, идет начало второго периода. И мы получаем большинство "пять на три". По краям выходят Яромир Ягр и Брендан Шэнахэн, в центре шайбу разыгрывают Скотт Гомес и Крис Друри, а я заслоняю обзор вратарю. Не имею права заработать удаление, тем более, понимаю, что арбитры будут искать малейший повод, потому что мы и так получили большое численное преимущество. Тем более, речь идет о серии плей-офф.

Так что нужно импровизировать. Хоккей – это игра инстинктов. Нужно быть умнее, хитрее, всегда на шаг опережать соперника. Моя задача – закрыть обзор Бродеру. Но он находится у меня за спиной.

И тут до меня доходит. Нужно просто повернуться и встать лицом к лицу с Марти. В тот момент, когда я вытянул свои руки перед лицом Бродера, осознал, что на меня снизошло озарение. Гениальное озарение.

Стандартная стойка перед вратарем неэффективна, потому что ему достаточно просто выглянуть у меня из-за плеча, а у меня нет глаз на затылке, чтобы я мог видеть, в какую сторону он смотрит. Также я не мог защищаться от ударов по ногам, которыми он с радостью меня награждает.

Так что я повернулся к Марти лицом. Толпа просто взревела. Марти попытался ткнуть мне в лицо ловушкой, но я с большим трудом все же уклонился. Один из арбитров, Дон ван Массенховен проехал мимо меня и потребовал прекратить эту фигню, иначе он даст меня две минуты. Чтобы арбитр подъехал к игроку, когда тот скринит вратаря при игре в большинстве, и обратился к нему в самый разгар момента… Это просто неслыханно. И он еще хочет удалить меня? Я проорал в ответ: "За что?!"

Затем уставился в глаза мистеру Мартину Бродеру. Они уже налились кровью. Их цвет отлично сочетался с игровой формой "Нью-Джерси". Теперь уже Крис Друри подъехал ко мне и крикнул, чтобы я прекращал, так как ван Массенховен собирается выгнать меня со льда. Все это время у меня за спиной разыгрывается шайба и любой бросок рискует сломать мне позвоночник, ребра, копчик или какую-то другую кость. Думаю, одного этого факта достаточно, чтобы отмести все обвинения в том, что я просто выделывался или издевался.

Удаления я так и не получил, а где-то через 15 секунд Гомес сделал отличную передачу и я протолкнул шайбу между ног бывшего мужа миссис Бродер. "Мэдисон Сквер Гарден" просто стояли на ушах. Никто прежде не видел ничего подобного. В том числе и в Национальной хоккейной лиге.

Так что на следующий день лига, даже не посоветовавшись с Ассоциацией игроков НХЛ, владельцами или кем-нибудь еще, сделала так, чтобы я больше никогда не смог применить свое ноу-хау. Ведь прежде нигде в правилах подобное не запрещалось. Прежде… И, честно говоря, я даже был польщен, что это новое правило назвали "Правилом Шона Эйвери".

Директор по хоккейным операциям НХЛ Колин Кэмпбелл объявил: "Игрок получит двухминутное удаление за неспортивное поведение в том случае, если хоккеист атакующей команды займет позицию перед вратарем и будет совершать действия (махать руками, клюшкой перед лицом голкипера), чтобы намеренно дезориентировать или отвлечь голкипера в игровой момент".

В итоге, мы победили "Нью-Джерси" в пяти встречах. По ходу традиционного послематчевого рукопожатия после окончания серии Бродер убрал свою руку, когда я протянул ему свою. Это жест лишь подтвердил то, что я говорил прежде. Неумение достойно себя вести, что на льду, что за его пределами.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...