«Сидел с дедом-людоедом. Разрубил одного, сварил и съел». От самой страшной русской пушки в НХЛ до тюрьмы за убийство

Михаил Скрыль
Корреспондент
10 апреля 2020, 20:55
Защитник «Вашингтона» Михаил Татаринов. Фото Reuters 1991 год. Защитник сборной СССР Михаил Татаринов на Кубке Канады. Фото Александр Федоров, "СЭ"
История защитника Михаила Татаринова.

«СЭ» продолжает серию материалов про несостоявшихся звезд советского и российского хоккея — игроков, которые в юности или молодости считались большими талантами, но по разным причинам (спортивным, бытовым, иногда трагическим) не смогли реализовать свой потенциал. В третьем материале мы расскажем про защитника Михаила Татаринова. Он был лучшим защитником молодежного и взрослого чемпионата мира, чуть не попал на Олимпиаду, а в 90-е здорово дебютировал в НХЛ. Однако после четырех лет за океаном Татаринов завершил карьеру, а в 2001 году попал в тюрьму из-за убийства.

Михаил Татаринов
Родился 16 июля 1966 года в Ангарске.
Защитник, заслуженный мастер спорта. Начинал карьеру в киевском «Соколе» (1983-86). Затем выступал за московское «Динамо» (1986-91). Чемпион СССР (1989/90). В чемпионатах СССР сыграл 238 матчей, набрал 84 (46+38) очка. Двукратный чемпион мира среди молодежных команд (1984, 1986). Лучший защитник молодежного ЧМ-1986. За сборную СССР провел 63 матча, набрал 25 (11+14) очков. Чемпион мира-1990. По итогам ЧМ-1990 был признан лучшим защитником турнира, на котором в 10 матчах набрал 11 (3+8) очков. На драфте-1984 был выбран клубом «Вашингтоном» под 225-м номером. В НХЛ играл за «Вашингтон» (1990-91), «Квебек» (1991-93) и «Бостон» (1993-94). Провел 161 матч и набрал 69 (21+48) очков. Завершил профессиональную карьеру в 28 лет.

Во второй половине 80-х его броском восхищались все. Кроме, пожалуй, вратарей — им точно было не до восхищений. Попробовать бы среагировать на такую пулю.

Не сладко приходилось даже своим вратарям. Михаил рассказывал, как на раскатке в «Соколе» щелкнул своему же Юрию Шундрову так, что у него аж маска выпала. «Рухнул — думали, помер! Меня старики, Ладыгин с Голубовичем, чуть самого не зарыли», — вспоминал защитник.

От его бросков не спасал никакой шлем. В «Динамо» досталось Андрею Карпину. После двух выстрелов Татаринова вратарю наложили то ли 8, то ли 12 швов.

Доставалось и соседям Михаила в родном Ангарске, где он начал заниматься хоккеем в школе «Ермака». С детства он отрабатывал бросок и накачивал кисти. Едва светало, а он уже во дворе ­- щелкал по бортам так, что грохот стоял на всю улицу. И на турнике подтягивался по раз 50.

Заставил обратить на себя внимание Михаил после «Золотой шайбы» 1982 года. Правда, в тех протоколах никакого Татаринова вы не найдете. А вот Игорь Черных стал лучшим защитником турнира. Так в Ангарске пытались спрятать крупного парня — получилось, откровенно скажем, не очень. За Михаилом сразу выдвинулись скауты ведущих клубов — ЦСКА, «Спартака», киевского «Сокола». Искали Черных, а нужен был Татаринов.

В итоге в 16 лет Михаил переехал на Украину — предложение «Сокола» оказалось самым предпочтительным. Чего уж скрывать, после Ангарска в Киеве условия были сказочными. Пока не договорились официально, деньги приносили в интернат, где Татаринов учился. А в 18 лет у него уже была своя квартира.

«Так я еще бузил. Хотелось ближе к центру. Крутым себя почувствовал. Шел в кабинет к Щербицкому (первый секретарь ЦК компартии Украины. — Прим. «СЭ») — дверь пинал. А в приемной Блохин и Бубка сидели, ждали», — вспоминал Татаринов.

В «Соколе» защитник провел три отличных сезона. Параллельно вызывался в сборную СССР на юниорский и молодежные чемпионаты мира. В итоге — победа на ЮЧМ-1984 и два золота МЧМ в 1984 и 1985 годах. Уже тогда на Татаринова выходили скауты из НХЛ. Предлагали немалые деньги и билет прямиком до «Вашингтона», который задрафтовал защитника в 1984 году под 225-м номером. Михаил отказывался. Доходило в итоге до того, что за ним присматривал администратор сборной. Даже в гостинице однажды «жучок» нашли.

Карьера на Украине Татаринова завершилась после чернобыльской трагедии. Оставаться там было просто опасно. Предложения были от ЦСКА и «Динамо», но бело-голубые сработали оперативнее. Причем Михаил даже вещи из Киева забрать не успел — за ними пришлось ехать на такси. Поездка из Москвы в два конца обошлась в 1200 рублей, а другого выбора и не было — авиа- и железнодорожное сообщение в то время ушло на карантин.

«В такой спешке кидал все в сумку, что забыл две золотые медали молодежных чемпионатов мира и тарелку, которую вручили в 1986-м как лучшему защитнику турнира. С концами», — признавался Татаринов.

После того, как Михаил закрепился в основе «Динамо», его планировали вызвать на Олимпиаду в Калгари 1988 года. Но на раскатке Татаринов столкнулся с Зинэтулой Билялетдиновым и заработал двойной перелом челюсти. Сам защитник до сих пор в сомнениях, нарочно это было или нет. В Калгари же полетел Игорь Кравчук.

Та ситуация негативно повлияла на Михаила. У него начались проблемы с алкоголем — доходило до того, что тренер бело-голубых Игорь Тузик искал его неделю в Химках с нарядом милиции. Когда нашел, положили в госпиталь КГБ к доктору, который «зашил» в свое время Владимира Высоцкого. Для усиления эффекта поработал с Татариновым и известный нарколог Довженко. Действие длилось пять лет — ровно столько Михаил не притрагивался к стакану.

За океан он все же уехал, но только в 1990-м после золотого сезона «Динамо» и триумфа на швейцарском ЧМ. Тогда Татаринов стал лучшим защитником турнира, а сборная СССР привезла домой золотые медали. Скауты «Вашингтона» тут же засуетились. Переговоры с «Динамо» прошли гладко, а тренер Владимир Юрзинов советовал Татаринову соглашаться. После этих слов его уже никто не мог отговорить от переезда.

Интересно, что в «Вашингтоне» Михаил пересекся с партнером по киевскому «Соколу» — Дмитрием Христичем. Адаптация к североамериканскому хоккею у Татаринова не отняла много времени. Первый сезон — 23 (8+15) очка в 65 играх при 82 минутах штрафа — к слову, рекордными за всю карьеру. Хоккеист произвел хорошее впечатление на партнеров и руководство своей техникой паса — его передачи приходились точно на клюшку. Однако перед плей-офф защитник получил травму. И вместо того, чтобы быть рядом с командой — болеть, поддерживать, приходить в раздевалку — Татаринов загорал в Балтиморе на берегу океана. Позже он признал свою ошибку. Ментальность в Америке все-таки другая. Ему разрешили улететь домой, но отношения с руководством испортились.

В июне 1991 года Михаила обменяли в «Квебек», где тогда играли Андрей Коваленко, Алексей Гусаров и Валерий Каменский. Сезон-1991/92 стал лучшим в заокеанской карьере — так считал и сам игрок. Однако после него Михаил проиграл арбитраж по увеличению контракта и покинул команду. Точкой энхаэловской карьеры стал «Бостон».

«В «Квебеке» мне очень нравилось! Жаль, не договорился по новому контракту, проиграл арбитраж. Забрал меня «Бостон» под знаменитого Рэя Бурка, на большинство. Отличный контракт, бонусы. Казалось, я в шоколаде. Поймал Бога за бороду. Но первые три матча — не пошло, команда проигрывает», — вспоминал Татаринов.

Тренер «Бостона» Брайан Саттер с презрением относился к курению и лишнему весу Татаринова. Для набора формы защитника отправили в фарм-клуб.

В АХЛ в «Провиденсе» Михаил психанул. Изнурительные поездки на автобусах после комфорта НХЛ дали о себе знать. В дорогу молодые брали с собой по три-четыре банки пива, Татаринов — целую упаковку. Конец был печальным. Лечение в КГБ, к сожалению, не помогло. Михаил сорвался и в ноябре 1993 года расторг контракт с «Бостоном».

Вернувшись в Москву, он мог продолжить карьеру. Запал еще был, да и приглашали защитника и в «Динамо», и в другие клубы. Велись переговоры со шведскими и финскими командами. Но дружба с бутылкой до добра не довела. 27-летний игрок, еще недавно покорявший НХЛ, скатился до пьяных посиделок и карт — куда без них. Когда-то Михаилу везло, когда-то нет. С его слов, однажды он выиграл однушку и гараж в Химках. А сколько проиграл — вряд ли и сам сосчитает.

Поворотный кон Татаринов провел в феврале 2001 года. Тогда Михаил проиграл сидевшему водителю труповозки и задолжал немалые деньги. Всей суммы при себе не было — блатной дал ему время, чтобы привезти остальное. Но после возвращения в квартиру, Татаринову заявили: «Ты на две минуты опоздал». Блатной схватил нож и пошел на Михаила. Благо защитник быстро сориентировался, перехватил лезвие ладонью и воткнул в живот нападавшему.

В отделение милиции он приехал сам. Раскаялся и поведал всю подноготную. Прокурор настаивал на 14 годах заключения, но грамотный адвокат перевел статью в «убийство в состоянии аффекта». В итоге за решеткой экс-игрок НХЛ провел 11 месяцев и два года оставалось условно. Пару недель сидел в Химках, остальное — в Можайске.

«Первый месяц тяжеловато, 17 человек в камере. А потом Давыдов Виталий Семенович подключил связи. По сравнению с тем, что рассказывают про Бутырку, вообще стал курорт. Давыдов и вытаскивал меня из можайской тюрьмы», — вспоминает Татаринов.

Тюрьма Михаила не изменила. Жил он по справедливости — защищал того, кто слабее, как это было когда-то на льду. Хотя с такими сокамерниками можно было и двинуться...

«Дед лет под 70 был — людоед. Жил у него гастарбайтер, поглядывал на хозяйскую жену. Тот его разрубил, сварил и съел. Сумку с головой забыл выбросить. А в разговоре абсолютно вменяемый, разумный человек»

Выйдя на свободу, Татаринов с бутылкой так и не расставался. Вскоре развелся с женой, а жизнь приняла распорядок простого бомжа: шарахался по подъездам с бичами, спал в коллекторе.

От истории знакомства с новой женой — Любой — веет книжным.

«Когда-то жил на Молодежной, ходили в клуб «Контакт». Уже тогда была ко мне расположена, но узнал я об этом только сейчас. Потому что раньше был женат. Люба случайно столкнулась со мной на остановке. Я был в таком виде, что не сразу признала. Подошла: «Миша, это ты?». Усадила в машину, отвезла в госпиталь».

Люба и партнеры по сборной СССР вернули Михаила к нормальной жизни. Протянули руку помощи Фетисов, Якушев, Быков, Каменский. Лечение в больнице полностью оплатил Анатолий Федотов — одноклубник по «Динамо» и молодежке. Повезло, что дело не дошло до цирроза печени. Иначе такой диагноз стал бы приговором.

С тех пор у Михаила началась новая жизнь. Женился на Любе, завязал с алкоголем. Расстаться с картами было сложнее, а тогда появилась и другая зараза — автоматы и казино. Но попрощался со всем и навсегда. На вопрос, почему раньше не взялся за голову, ответить Татаринов не мог. Видимо, надо было пройти через это, чтобы Бог послал Любу.

Сейчас Михаил воспитывает сына от второго брака и поднимает любимую игру в родных краях, возглавляя федерацию хоккея Иркутской области. С детским хоккеем в регионах проблем хватает. Татаринов же старается навести порядок в этом хозяйстве. По его словам, это возможно только, если у руля будет хоккейный человек. Желания и сил у него достаточно, внутренняя справедливость — жизненное кредо начинающего управленца. А значит — и результат в скором времени придет.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
48
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир