«Летели с ЦСКА в Квебек, а по прилету в салон ворвался канадский ОМОН». Огненное интервью Никиты Задорова

14 мая 2020, 19:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Никита Задоров: «Летели с ЦСКА в Квебек, а по прилету в салон ворвался канадский ОМОН»»

№ 8195, от 15.05.2020

Никита Задоров. Фото AFP
Интервью с защитником «Колорадо» Никитой Задоровы о продлении сезона в НХЛ, деньгах, последствии пандемии и политкорректности

Возобновление сезона

— НХЛ скоро возобновит сезон, но там могут быть дичайшие карантинные правила. Нельзя драться, плеваться на лед, подъезжать к вратарю...

— Я думаю, что такого точно не будет. С июня мы начнем тренироваться в маленьких группах. Ходить на тренировки по 3-4 человека, заниматься в зале, кататься. Потом все дезинфицируют, и придет новая группа. А уже в июле начнутся тренинг-кэмпы. И, как я слышал, будет 24 команды в плей-офф. Это делается, чтобы большие клубы, такие как «Чикаго», «Монреаль» или «Рейнджерс», тоже попали в кубковый раунд и немного разбавили нам players revenue (доход игроков — англ.), чтобы лига заработала больше денег.

— Вы считаете эти условия нормальными? А как же отрабатывать, например, игру в спецбригадах?

— Мы отрабатываем большинство раза четыре за год. В сезоне все равно много игр. Они идут через день, во второй половине игр почти совсем нет. Раскатка — выходной — игра — раскатка. Большинство уже наиграно с начала сезона, поэтому все уже знают, что делать. Но во время тренинг-кэмпов у нас будут полноценные тренировки. А это еще три недели как минимум. Может быть, даже сыграем какие-нибудь товарищеские игры.

— Не кажется ли вам, что уже пропал нерв сезона? Многие говорят, что не поддерживают форму. Люди могут возобновить сезон неподготовленными, и это будет уже не тот турнир.

— Это палка о двух концах. Во-первых, все в равных условиях. Все равно будет зрелищно. Во-вторых, три недели — достаточное время, чтобы вернуться в нормальную форму. Насколько я знаю, большинство игроков все равно что-то делают у себя дома, не толстеют, не выпивают. Конечно, кто-то, кто уже точно вылетел из турнира, может быть, этим и занимаются, но тот, кто претендует на Кубок Стэнли, держит себя в форме.

— Точно в плей-офф будет 24 команды?

— Это пока неофициальная информация. Говорят, будет какая-то особая сетка. Команды, которые займут первые места в дивизионах, пройдут в следующий раунд и будут ждать других. Пока я не знаю, как это будет работать.

— Вы за продолжение сезона или против?

— Ну конечно за! Наша команда была нацелена на Кубок Стэнли с самого начала. В этом году у нас по-настоящему сильный коллектив. Карантин даже пошел нам на пользу. Пара ведущих игроков были травмированы в конце сезона. А сейчас все поправились и заряжены на продолжение борьбы.

Коронавирус

— Была информация, что кто-то из вашей команды заболел коронавирусом. Это были не вы?

— Нет, я не болел.

— После сообщений о болезни не было настроений «ну его, этот сезон»?

— Я считаю, что рано или поздно все переболеют коронавирусом. Иммунная система у всех разная. Один человек в нашей команде переболел сразу, другой прилетел домой и заразился, вся семья сидела на карантине, но все выздоровели и все было хорошо. Третий тоже заболел дома, и тоже все было нормально. Как говорят врачи, мы, молодые спортсмены, меньше рискуем с точки зрения плохих последствий этого вируса — со здоровьем и иммунитетом все нормально. Опасность в том, что у тебя взрослые родители, друзья, у которых не все в порядке с иммунитетом.

— Штат Колорадо и город Денвер были среди лидеров по числу заболевших в Америке. Как вы ходили в магазин и как защищали себя от болезни?

— 80 процентов магазинов перед входом бесплатно раздают маски тем посетителям, у которых их нет. Это сделано, чтобы ты не наплевал случайно на продукты, если ты больной. В некоторые дни или часы в магазинах могут обслуживаться только люди 55+. Это сделано, чтобы они не контактировали с молодыми. Сам я одеваю маску и делаю это, чтобы не заразить кого-то другого в случае, если не дай бог я переношу вирус.

Да, в Денвере были вспышки, народ потихоньку стал выбираться, на дорогах даже были пробки. Сейчас, думаю, все в норме и количество заболевших стало снижаться. Колорадо вообще очень спортивный штат. Все любят сходить погулять, покататься на велосипеде, скейте. В парках было много народу с начала карантина.

— Нет опасения, что вы начнете турнир, кто-нибудь поймает вирус, и снова все остановят?

— Да, есть. Начнется плей-офф, к тебе приедут родители, которые захотят его посмотреть. Кто-то заболеет, будут летальные исходы... Это будет тяжело. Может быть, в городах специально все открывают, чтобы уже все переболели. Футбол уже возобновляет чемпионаты. Чуть-чуть сыкотно, но будем доверять.

— Многие хоккеисты против того, чтобы вы были на четырехнедельной изоляции. Вы ведь уже отвыкли от российских сборов.

— Есть план, что когда мы будет играть, то не будем общаться ни с кем посторонним. Я тоже против этого, не хочу жить без дочки в течение долгого времени — это тяжело. Но я думаю, эта мера уже неактуальна. Сейчас разговор о том, чтобы все перенести на август специально, дабы начать сезон в своих городах, где народ приходил бы на арены, пусть заполнял бы их только наполовину.

Деньги

— Никита Зайцев сказал, что единственная причина, по которой все хотят продолжить сезон — это деньги. Никто не хочет играть в следующем чемпионате за 10 процентов от своей зарплаты. У вас такая же мотивация, или вы действительно хотите поскорее начать играть в хоккей?

— У меня нет контракта на следующий сезон. Мои деньги пока никак не страдают. Непонятно, каким будет следующий контракт. Есть пара вариантов. Но, конечно, не хочется играть за 10 процентов от зарплаты. Я понимаю и Зайцева, и Панарина, который может получать 1 миллион вместо 11. Но я думаю, что лига выйдет из этого положения, для этого и делают плей-офф с 24 командами. По моим прогнозам, «Оттава» все равно в него не попадет, так что поиграем за деньги Зайцева.

— Как хоккеисты НХЛ планируют свои расходы? Вы сидите дома, есть ли у вам запас на черный день? Мало ли, вдруг вы не будете играть еще полгода или даже год.

— Каждые две недели приходит зарплата. Последняя пришла 15 апреля. Я играю в НХЛ уже 6 лет, накопил определенную сумму. Вкладываю деньги. У меня есть финансист, который вкладывает в акции, создает «пакеты». Это нормальная ситуация для игрока НХЛ. 80-90 процентов игроков лиги пользуются такими услугами. Но для ребят, которые на entry level (контракте новичка) или балансируют на грани НХЛ/АХЛ — ситуация потяжелее. Знаю, что собирают деньги для игроков ECHL, которые живут от зарплаты до зарплаты, а сезон у них отменили и даже следующий могут отменить. То же самое в АХЛ — никто не знает, что будет дальше.

— Во что нужно вкладывать?

— Главное, не в нефть.

— Нет ли ощущения полной неопределенности в связи с отсутствием контракта?

— Я — стабильный игрок первой-второй пары НХЛ. Я точно знаю, что буду продолжать играть в этой лиге. От того, как я отыграю в плей-офф, зависит сумма моего будущего контракта и мои притязания. Рынок свободных агентов будет примерно в ноябре, если все возобновится по плану. Не считаю, что я нахожусь в подвешенном состоянии. «Колорадо» я принадлежу еще два года, как ограниченно свободный агент. Никакие переговоры с клубом мы еще не вели, но их сейчас никто не ведет.

— То есть, и вы никаких переговоров не ведете? Мы же читаем новости, какие-то контракты все равно подписывают.

— В основном, это небольшие суммы — на 600 тысяч долларов. Я котируюсь на уровне 3-5 миллионов долларов. Сейчас никто не знает, каким будет потолок зарплат в следующем сезоне. Какие игроки останутся в категории свободных агентов, как пройдет драфт, когда начнут играть в КХЛ. Ответов на эти вопросы пока нет, поэтому серьезные контракты обсуждать сейчас не будут. Только если у вас есть под потолком свободных 20-30 миллионов.

— На днях всплыла история, когда футболисты рекламировали финансовую пирамиду. У вас когда-нибудь были такие предложения?

— Мне в этом году пришло предложения от китайской компании. Она занимается благотворительностью против воровства детей в Азии, когда их потом продают на органы. Меня просили прорекламировать и сделать пожертвование. Но они бы сами перевели мне 300 тысяч долларов, чтобы я их пожертвовал. Единственное, они перевели бы с китайского банка, а эта организация базируется в Америке. И мне за это заплатили бы 50 тысяч долларов. То есть это чисто отмывание денег. Вот такое было. Агент написал в лигу, они посоветовали отказаться. Но такие предложения иногда приходят. Думаю, нужно все проверять, когда собираешься что-то рекламировать, куда-то вкладываться или другие вещи делать. Это уже к агенту больше вопросы.

«Колорадо»

— Смущает факт, что вас несколько раз в сезоне сажали в запас, хотя вы — уже не какой-то там молодой игрок. Как вы восприняли эти меры тренера?

— Тренеру виднее. Ему не нравилась моя игра в паре матчей. Таким образом он хотел показать команде, и мне саму, что он может посадить на лавку любого. Ему кажется, что он таким образом меня мотивирует. Такие меры меня, конечно, не мотивируют. Да, я становлюсь злой, выхожу с таким настроем на следующий матч. Но это его дело, он — тренер, а я не хочу критиковать его решения, это будет неэтично.

— Есть ли смысл играть без зрителей?

— Я лично не хочу играть без зрителей. Это как возвращаться на 9 лет назад в «Красную армию», когда на трибунах были только родители — 35 человек максимум. Вот это то же самое. Зрители — это круто, они дают тебе драйв, особенно в плей-офф. Ты эту атмосферу ждешь весь год. Я надеюсь, что хоть небольшое присутствие зрителей все же разрешат. Да, мы профессионалы, и должны играть в любом случае. Как бы там ни было, решение зависит не от нас.

— Есть ли вероятность, что вы вернетесь в Россию?

— Нет, а зачем мне возвращаться?

— Березки!

— Хорошо, да, я люблю Россию, березки. Но, наверное, играть против лучших игроков в мире я люблю больше, чем березки.

— В прошлые годы, когда у вас заканчивался контракт, вы допускали возможность возвращения в ЦСКА. Сейчас вы эту карту на переговорах с «Колорадо» даже не разыгрываете?

— Сейчас есть арбитраж. Да, когда был первый контракт, думал, вернуться или нет. И потом уже мы просили, чтобы быстрее велись переговоры. А сейчас есть арбитраж — ты идешь туда, судьи тебя оценивают, и ты получаешь свои деньги. Сейчас это намного легче, и эта карта не разыгрывается. В России я бы хотел поиграть. Но думаю, что еще молодой, и 100 процентов вернусь в Россию. ЦСКА — мой родной клуб. Я всю жизнь мечтал играть за него, все еще впереди.

— Вы бы хотели остаться в «Колорадо»?

— Честно, да, хотел бы остаться. С другой стороны, хотел бы играть там, где меня хотят видеть, где мне доверяют и где во мне нуждаются. Это для меня значит больше, чем деньги или какое-то место. Да, у меня в Денвере дом, семья, жена, дочка ходит в школу — все налажено. Но если переехать в другой город — в команду, которая во мне нуждается, в которой мне будут доверять и меня не станут тыкать за ошибки, тогда я лучше выберу это.

— Мы обратили внимание на игровое время — два года назад у вас его было намного больше.

— Сейчас у меня игрового времени больше, чем в прошлом году. Два года назад у нас было шесть защитников в плей-офф. В первом раунде с «Нэшвиллом» у нас играли три человека из АХЛ, я, Тайсон Берри и еще Патрик Немет. А сейчас у нас и Самуэль Жирар, и Эрик Джонсон, у которых по 5-6 миллионов контракты. Плюс у нас есть Кэйл Макар, который возьмет «Норрис Трофи» через пару лет. Иен Коул, который два Кубка Стэнли с «Питтсбургом» взял, я и еще Райан Грэйвс, у которого лучший «плюс-минус» в НХЛ. И вообще — он великолепный сезон проводит. У нас шесть одинаковых защитников, и примерно все получают равное время. Из-за этого у нас и команда такая сильная — очень сбалансированная защита и намного выше конкуренция, чем два года назад, когда я играл по 20 минут.

— Грэйвс — вообще неизвестный защитник, а мы смотрим — у него такие мощные показатели. Что он за игрок?

— Парень выстрелил. В том году он приехал чуть-чуть неуверенный в себе. Даже на тренировках Маккиннону пас боялся дать. Если не в клюшку, то все — его трясло. Парень — молодчик, пробился из АХЛ. Сейчас играет на первых ролях с Макаром. Принял позицию: сидеть немного в защите и давать партнеру больше играть с шайбой. Плюс — особо не ошибается. Большой, сильный, хорошо катается. Такие защитники ценятся в НХЛ, и он очень нам помогает.

— Кто лучший партнер по обороне из тех, кто есть в команде?

— Мне нравятся и Коул, и Жирар. Это разные игроки, конечно. С Жираром я лучше ему пас дам, пусть он сам сделает все правильно — он юла такая, быстро как побежит. А с Коулом могу больше импровизировать, вперед сбегать. Он не такой активный, но очень умно выбирает позицию. Всегда открытый, всегда подстраивается, всегда разговаривает на льду. Коммуникация на льду — очень важный фактор.

— Русскоязычная версия сайта НХЛ назвала вас одним из самым неординарных российских игроков в лиге. Вы себя таким ощущаете?

— Даже не только из наших, а вообще в лиге таких защитников, как я, на пальцах одной руки пересчитать можно. Не то что я зазнался или пижоню. Имею в виду стиль игры. Если посмотреть, 10-15 лет назад такие защитники ценились. Тот же Крис Пронгер. Не сравниваю себя с ним, мне до него далеко. Но все равно. Допустим, больше 100 килограммов всего 35 игроков, а защитников еще меньше. Это со временем уходит.

Сейчас — не такие габаритные, юркие, кто шайбу сможет быстро из зоны вывести, кто хорошо катается, пасы отдает. Поэтому мне чуть-чуть тяжелее. Над этим стоит работать. Сейчас мне хватает катания, но не знаю, будет ли так в 33-34 года. К тому же опыт. Посмотрите, как Хара играет в 43 года. Да, он не двигается, но человек играет на опыте: занимает правильную позицию, плюс длинная клюшка — это позволяет ему выступать в топовой команде на первых ролях. Неординарный просто потому, что сравнивать и не с кем почти.

— Когда мы с вами говорили про приезд Свена Андригетто в «Авангард», вы характеризовали его как очень классного хоккеиста. Но он сильно разочаровал.

— Ну что, вы скажете, что он совсем не очень?

— Так не скажу — не бывает белого и черного. Просто мы ждали совершенно другой игры от него.

— «Авангард» же провалил сезон.

— Да, но Андригетто оказался игроком для Матча звезд. То есть он не вытягивал игры на себе.

— Хорошо. Назовите мне пять игроков в КХЛ, которые вытягивают матчи.

— Шипачев, Капризов и Григоренко в ЦСКА, уфимские легионеры — Умарк, Хартикайнен. В минском «Динамо» был Пулккинен.

— Ну какие матчи вытаскивало минское «Динамо»? У них Костицын — лучший бомбардир. Я его видел в 2004 году, когда он еще в «Монреале» играл.

— В том и дело, что Костицын не забивал важных шайб.

— На мой взгляд, таких игроков в КХЛ не очень много. В НХЛ — их больше. Андригетто — хороший игрок, обученный, хорошо созидает. Может, ему немного характера не хватило. Не смотрел его матчи — мне тяжело сказать. Но если команда провалилась, это не только его вина.

Политкорректность

— Как вы проводите сейчас время? Залы не открылись?

— Залы — нет. Дома есть кое-что, занимаюсь. Обычно садимся с дочкой на велосипеды и километров 15 туда-обратно до продуктового едем. Купил хоккейные ролики, гоняю на них минут по 10-15, чтобы чуть-чуть поддерживать форму. Сейчас пойду в гольф играть. Нанял себе тренера по гольфу, он со мной занимается. Мне начал нравиться этот спорт, получается чуть-чуть. Так что сейчас пойдем с Эриком Джонсоном поиграем.

— Насколько полезно хоккеистам тренироваться на роликах в такой ситуации?

— Они вредны детям. Потому что, когда у тебя катание не поставлено, когда ты еще можешь поменять что-то, они вредны. Во время катания задействованы другие мышцы, и система совсем другая. Сейчас у меня уже все поставлено и ничего не изменится. Просто уже в голове заложен свой стиль. Поэтому для взрослых игроков они не так вредны.

— Вы бы рекомендовали хоккеистам тренироваться на роликах? Это как-то компенсирует потерю льда?

— Это тяжело. По прямой километров семь еду, потом разворачиваюсь и обратно. Главное — асфальт нормальный найти. Когда гладкая дорога, ты набираешь хорошую скорость и едешь спокойно. Это то же самое, как и на льду по кругам бегаешь. Для дыхалки, чтобы не потерять это все.

— У вас есть чат команды, в котором вы все обсуждаете?

— Чат есть, но там не обсуждается ничего — больше всякие пошлые фотки и видео скидывают (смеется).

— А не боитесь, что кто-нибудь когда-нибудь все выложит, и всех в «Колорадо» разгонят?

— Нет. Там нет такого, за что прям уволить могут. Никто жен чужих не обсуждает (улыбается).

— Как вы относитесь к инциденту с игроком «Вашингтона» Брэнданом Лейпсиком?

— Бретт Халл правильно сказал про свое время: мы все то же самое говорили, просто у нас не было переписки, и мы не могли спалиться. Думаю, это есть у каждого хоккеиста. Да, там было пару некрасивых вещей. Не знаю людей, которые других жен обсуждают. Неважно, как они выглядят. Плюс мы живем в Америке — тут все это запрещено. Нужно следить за тем, что ты говоришь, ведь ты можешь обидеть чьи-то чувства. Я это тоже поддерживаю. Каждый человек по-другому себя чувствует, и ты должен фильтровать базар. Просто нужно знать, в каком обществе ты живешь. В Америке — это непозволительно. Если бы ты сказал такое в России, тебе бы никто ничего и не сделал.

Его ведь не осудили по какой-то уголовной статье, а просто выгнали из клуба. Может быть, в какой-то другой команде или если бы это был какой-то другой игрок, ситуация сложилась бы иначе. Я так понимаю, этот парень еле попадал в состав и постоянно был запасным. Поэтому от него так легко отказались.

Вот Давид Пастрняк сказал «это по-гейски» во время стрима — а это вообще нельзя говорить в Америке. Наверное, это самое оскорбительное после слова на букву «Н». Пастрняку ничего не сделали, он просто извинился и все. А этого пацана выгнали. Да, тут пожестче было: он не только про жен говорил, но и про одноклубников, что они лузеры. Знаете, у них лузеры — это как у нас на букву «П» или «Д». Это просто американский язык. У них тут недостаточно матных слов.

— Получается, цена толерантности для каких-то людей может быть одна, для других — другая?

— Конечно. Самое главное, что когда ты являешься публичным человеком, то должен фильтровать базар. Всего пара лишних слов могут очень сильно сказаться. Многие люди от тебя отвернутся. Тут очень внимательно следят за тем, что каждый человек говорит.

— Но звезде «Торонто» Остону Мэттьюсу за голый зад, показанный им женщине-охраннику, ничего серьезного не сделали.

— Ок, если вы покажете в России голую задницу такой даме, то вам что-нибудь сделают? Она даже заявление в полицию писать не станет. Просто отнесется к вам как к бухим дебилам. Тут же было целое полицейское расследование после жалобы этой женщины. Мэттьюс уже извинился. Отстаньте от него, парень пьяный был. Всему этому не стоит удивляться. В каждой стране есть свои законы и понятия.

Но и Панарина за слова о темнокожих женщинах, и сейчас Пастрняка быстро простили и обо всем забыли.

— Я расскажу сейчас одну историю. Когда нам было по 12-13 лет, то наша команда ЦСКА-95 отправилась на детский турнир в Квебек. Летели из Москвы через Лондон до Монреаля канадской авиакомпанией. Пацаны сгруппировались в одном конце салона и что-то периодически кричали. Еще и половину нашего хоккейного багажа тогда забыли загрузить. С нами летела пара родителей, которые по русской традиции купили виски в Duty-free и распивали их на борту, чего по правилам делать нельзя. В самолете этот напиток стоит дороже. Стюардесса увидела, как разливают виски по стаканчикам, и предупредила, что так делать нельзя.

А еще сломалось кресло, где сидела мама одного из игроков, и она упала прямо на сидевшего сзади от неё человека. Это был американец, начавший кричать и паниковать. Извинилась, вроде все нормально. Прилетаем в Монреаль и к нам в салон врывается канадский ОМОН. Забирают эту маму и человека, пившего виски, и еще второго тренера, о котором стюардесса сказала, что он к ней приставал. Всех троих увели в местный обезьянник и мариновали там 24 часа. Требовали извинений, в противном случае угрожая депортацией. Ещё и всего багажа нет, поэтому в первом матче у нас играло всего 12 человек из 22. Вот какая у них там бюрократия — зашли и спокойно забрали.

— И какой вывод?

— У спортсменов здесь бывает много проблем. Зажег с какой-то девушкой, а она подаёт на тебя в полицию за изнасилование. Здесь другие законы и верят слову, особенно если оно исходит от женщин. Вес у них меньше, но в Америке это пытаются изменить, чтобы все были равными и отвечали за свои поступки. Неважно сколько у тебя денег и какими связями ты обладаешь.

Последствия пандемии

— Год назад вы говорили, что у швейцарца Андригетто в КХЛ все получится. Чего ждать от вашего старого знакомого по ЦСКА-95 Николая Голдобина, вернувшегося в родной клуб?

— Я с Колей вместе играл всю жизнь. Он один из самых техничных хоккеистов, которых я знаю. Руки у него золотые. Голдобин постоянно вместе с отцом занимался техникой. Катание у него хорошее. Переход в ЦСКА для него это старт с чистого листа. Хочу верить, что у Коли все получится. Пара человек ушли из команды — Григоренко, Капризов. Места лидеров освободились. Если Коле будут доверять, то у все с ним будет хорошо.

— Жалеете, что чемпионат мира отменили?

— Мне-то чего жалеть? Гарантий, что я приеду на чемпионат мира, ещё не было. Да и с «Колорадо» надеялся пройти далеко в плей-офф.

— Мир сильно поменяется после ухода пандемии и снятия карантина?

— Смотря в чем. Меры предосторожности, гигиена — в этом отношения изменения будут. Например, даже если я сейчас с кем-то контактирую, даже с надетой маской, то мне уже некомфортно становится, когда он слишком близко ко мне подходит. Много кто так же реагирует. В голову уже вбито, что это все неправильно, поэтому и в будущем люди станут соблюдать дистанцию и мыть руки. Лично я о таком задумаюсь. Кроме того, во многих странах люди поняли, что происходит. Обойдемся без имен. Но очевидно, кого власти поддерживают в нынешних условиях, а кого — нет. То же самое касается и бизнеса. В одних странах ты знаешь как выживать, в других — нет, поскольку у тебя не будет денег. Люди понимают, где у них есть какие-то права, а где — только фуфло. Это философский вопрос.

— Необычная ситуация.

— Да, но что делать. Вот вас вирус напрямую коснулся?

— Среди знакомых есть заболевшие.

— У папы в России была знакомая семья, где заразились и умерли все — папа, мама с дочкой. Коронавирус — страшная и серьезная вещь. Любые меры предосторожности в такой ситуации это хорошо, поскольку всего об этой болезни мы не знаем и вакцину ещё не придумали.

— А что будет с хоккеем?

— Он тоже сильно изменится. Когда ранее в плей-офф было 24 команды? Уникальная ситуация. Это круто. Все будут смотреть. Следующий сезон получится настолько сжатым, если стартует в середине декабре, то мы вообще не продохнем. Чемпионат без пауз на Рождество, Матч звёзд, неделю каникул. Наша жизнь серьезно поменяется. У команды, которая выиграет Кубок Стэнли, на отдых перед следующим сезоном будет максимум один месяц.

— «Оттава» и «Детройт» не будут играть в плей-офф. Это справедливо?

— Думаете, они кого-то могли победить? Хотя с «Оттавой» тяжело играем. Молодые, злые ребята. Она напомнила мне «Колорадо» трехлетней давности, когда мы набрали всего 48 очков, но с лидерами всегда кусались.

— Организм людей, давно играющих в режиме НХЛ, привык к определенному ритму — турнир с октября по апрель и дальше плей-офф. Сейчас все поменяется. Как это скажется на вас?

— Мне кажется, что никак. Летом ты все равно занимаешься. Я говорю своему тренеру, чтобы он подготовил меня до конца июня и на пик вывел к середине апреля, когда начинается плей-офф. Может, раньше я думал иначе. В то время «Колорадо» не претендовал на Кубок Стэнли. Сейчас все иначе. Важно, как ты ешь и спишь на протяжении сезона. Важно, чтобы у тебя остались силы в самом конце.

— Вам присылают рекомендации из клуба?

— Если попросишь. Но у меня есть свой тренер, с которым я летом занимаюсь в Майами. Прошу у него план подготовки. Мы сейчас семьёй сняли на месяц дом в Майами, куда поедем на машине. Там я буду тренироваться у этого специалиста в зале. Во Флориде остановка лучше, даже некоторые рестораны стали открываться. В зале работают по очереди — запускают одного клиента, потом проводят дезинфекцию и только затем заходит следущий спортсмен. У него занимаются еще бейсболисты и игроки в американский футбол.

— Вес набрали?

— Нет, за этим я очень тщательно слежу. Наберу даже два лишних килограмма — потом их очень тяжело скидывать. Очень при этом люблю есть, но во время сезона питаешься как хочешь, поскольку все сжигаешь из-за нагрузок. Сейчас вся вкусная еда сразу отображается на весах.

— Без каких продуктов страдаете больше всего?

— Пиво. Всякие салаты с оливьешечкой и селедка под шубой. Их я очень люблю. Ещё от десертов отказался. Если и нарушаю сейчас режим питания, то совсем чуть-чуть. Это не так страшно.

Стиль

— Через год в НХЛ появится «Сиэттл». Как бы отнеслись, если вас туда обменяли?

— Не расстроился бы. Об этом городе и его жителях слышал только хорошие отзывы. Он очень спортивный. На футбольную команду, играющую в МЛС, ходит по 60 тысяч зрителей. В НФЛ тоже очень крутая команда «Си Хокс» с очень большим стадионом. Сам город очень красивый, вокруг много озёр. И погода хорошая, не так дождливо, как в соседнем Ванкувере.

— Там будет такой же интерес к хоккею, как в Вегасе?

— Да. В Вегасе очень фанатеют от своей команды. Даже люди, ранее никогда в своей жизни хоккей не смотревшие. В казино дилеры за столами сидят в свитерах «Вегаса». Только о хоккее и разговаривают. У нас там раньше Белльмар играл, рассказывал, что делается для хоккеистов. Кому-то на плей-офф дают автомобили «Ламборгини», кому-то дом, кому-то бесплатные костюмы. Постоянно зовут на разные тусовки.

— Недавно нападающий «Сан-Хосе» Эвандер Кейн сказал, что для хоккеистов надо сделать послабления относительно дресс-кода. Ввести формат типа НБА.

— Я не согласен с Кейном. Хоккей — это другой вид спорта, более брутальный и мужской. Мы — не НБА. Скажем так, более респектабельный. Надеваешь хороший костюм, роскошный галстук и красивым приходишь на игру, а не наряжаешься в рваные майку и джинсы. Нравиться так ходить — делай в свободное время. Для нас игра как религия, поэтому ко всему надо относиться серьёзно. Вам нравится, как одевается баскетболист Расселл Уэстбрук? Мне — нет. А что такое было, когда Леброн Джеймс надел пиджак и шорты? Они там угорают? Я этого не понимаю. Мне, правда, и не нравится, что половина НХЛ ходит в костюмах на три размера больше. Костюм не должен быть удобным. Он должен сидеть по фигуре и быть красивым. В нем надо пройтись всего от машины до раздевалки.

— Вы сами модный парень в «Колорадо»?

— Я стараюсь им быть. Ребята в команде, наверное, так не думают. Ха-ха. У каждого разные взгляды на стиль. В некоторых провинциях Канады моды как таковой нет. Стараюсь выглядеть хорошо, как это понимаю, и жена за мной следит. Я получаю кайф, надевая хороший костюм. Отлично в нем выглядишь и это меня заряжает.

— Сколько стоит ваш самый дорогой костюм?

— Тысячи четыре долларов.

Результаты опроса

проголосовало: 6462
Все опросы
Кто лучший российский хоккеист в истории НХЛ?
Александр Овечкин
40.1%
Евгений Малкин
7.5%
Сергей Федоров
25.1%
Александр Могильный
3.0%
Павел Буре
13.0%
Павел Дацюк
9.2%
Кто-то другой, напишу в комментариях
2.0%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
28
Офсайд
Предыдущая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир