«После броска Овечкина мне стало страшно». Интервью Ильи Самсонова — о первом сезоне русского вратаря в НХЛ

15 марта 2020, 18:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Илья Самсонов: «После броска Овечкина мне стало страшно»»

№ 8155, от 16.03.2020

Вашингтон - Москва
Илья Самсонов. Фото AFP
Голкипер «Кэпс» — о приколах в «Вашингтоне», конкуренции с Холтби и адаптации в НХЛ

Илья Самсонов
Родился 22 февраля 1997 года в Магнитогорске.
Вратарь, воспитанник «Металлурга».
Дебютировал за магнитогорский клуб в КХЛ в сезоне-2014/15, летом 2018 года перешел из «Магнитки» в систему «Вашингтона», который задрафтовал его в 2015 году под 22-м номером. Выступал за фарм «Кэпиталз» «Херши», 4 октября 2019 года дебютировал в «Кэпиталс».
Обладатель Кубка Гагарина (2016), серебряный (2016) и бронзовый (2017) призер МЧМ, лучший голкипер ЮЧМ (2015).

Хоккейный сезон во всем мире близок к концу из-за приостановки и отмены турниров, но у нашего Youtube-канала «Тафгерл» есть, чем вас порадовать в этот трудный момент. В новом выпуске — интервью с голкипером «Вашингтона» Ильей Самсоновым, который в прошлом году дебютировал в НХЛ. Он рассказал о главных приколистах «Кэпиталз», сумасшедшем броске Овечкине и конкуренции с первым номером «Кэпс» — Брэйденом Холтби.

— В какой момент вы осознали, что стали настоящим вратарем НХЛ и что больше в АХЛ вас не отправят?

— Думаю, что в начале сезона. Тренеры меня вызвали и сразу же дали понять, что я буду вторым вратарем. Мне все объяснили, и я начал готовиться с командой. Я чувствовал себя очень комфортно — меня поддерживали и ребята, и тренерский штаб.

— Вы с самого начала играли здорово, но в первых матчах хватало невынужденных ошибок. Через сколько игр волнение улетучилось?

— Мне понадобилось игр десять, чтобы адаптироваться и влиться в команду. Все равно поначалу происходит недопонимание с защитниками и нападающими. Не знаешь, кто куда бежит. Но мне все подсказывали, старались. Таким образом, я начал играть все лучше и лучше.

— Как вас приняли в команде?

— Просто отлично. Я даже не ожидал такого. Когда меня поднимали в основу один раз в прошлом году — было то же самое. Все постоянно поддерживали меня, улыбались. Все время что-то спрашивали. Думаю, я общался бы и с англоязычными ребятами еще лучше, если бы не языковой барьер.

— Сейчас уже понимаете их больше, чем в начале сезона?

— Понимаю практически все, но что-то сказать тяжело. Где-то, может быть, играет роль стеснение. До сих пор есть некий дискомфорт. Но все равно с каждым днем понимаю все больше.

— После вашего дебюта Том Уилсон размазал вам по лицу крем для бритья. Приколы над новичком уже закончились или еще продолжаются?

— Сейчас уже не так, как было раньше. Все равно есть определенные правила поведения и в раздевалке, и в отелях. Все стараются это соблюдать. Их же не мы придумали. Все нормально относятся друг к другу. Новичков никто не душит.

— Кто самый жесткий шутник в «Вашингтоне»?

— Думаю, все знают, что это Кузя.

— А если не из русских? Уилсон ведь тоже постоянно что-то исполняет.

— Ну да. У нас все ребята прикольные. Вы все равно многое не видите. Некоторые вещи остаются в раздевалке. Прикольно пошутить у нас могут и Оши, и Бэки, и Холтс. Ови тоже иногда нет-нет да подкинет что-нибудь (смеется).

— Что случилось в матче с «Айлендерс», когда вы пропустили пять шайб и впервые в НХЛ были заменены?

— Конечно, всегда в первую очередь чувствуешь свою вину. Нужно понимать, что это НХЛ, где нужно быть готовым к каждому матчу. Понятно, что выиграть все 82 встречи невозможно. Поэтому даже хорошо, что такие матчи порой случаются. У тебя появляется шанс проанализировать ошибки и найти слабые стороны, над которыми нужно работать. Иногда такое случается. Это полезно, хороший опыт. Сейчас нужно выходить и быть только сильнее в следующем матче.

— В начале февраля вы получили небольшую травму после броска Овечкина на тренировке, даже шлем слетел. Было страшно в этот момент?

— Это было неожиданно. Простое полуразминочное упражнение... Но он неудачно попал. Все клепки отстегнулись — мне стало страшно, что я получил сотрясение и выпал на неопределенный срок. Впереди были тяжелые игры. Но, слава богу, все обошлось, и на следующий день я уже тренировался. Хотя полдня я походил в прострации (смеется).

— Вы говорили, что Овечкин именно вам бросает сильнее всех. После того инцидента он не смягчился, не стал бросать более аккуратно?

— Нет. Какой в этом смысл? Такие ситуации в игре тоже случаются. Глупо стоять на воротах и думать, что тебе никогда никуда не попадет. Каждую тренировку прилетает то в руку, то еще куда-нибудь. Это тоже рутина. Ничего страшного.

— Вы говорили, что стараетесь поддержать Брэйдена Холтби, когда у него не идет игра. Как совместить в себе командные интересы и личные — ведь если Холтби не останется в «Вашингтоне», вы станете полноценным номером один.

— Личные интересы в этом случае уходят на второй план. Я на сто процентов уверен, что у нас есть конкуренция. Но она не переходит в какую-то вражду. Когда Холтби играет хорошо — это подстегивает меня, и наоборот. У нас нет никакой взаимной неприязни. Мы, напротив, всегда на позитиве, всегда улыбаемся друг другу. Наша конкуренция — здоровая. Он помогает мне — я помогаю ему. Если он играет хорошо, то мне нужно играть еще лучше. Это прикольно.

— Следили по ходу сезона за гонкой за «Колдер Трофи»? Не надеялись попасть в тройку?

— Вообще не следил. Мне все равно. Даже новости стараюсь не читать. Могу посмотреть какие-то прикольные интервью ребят. Никиты Задорова, например. Потом пообсуждать с ребятами в раздевалке.

— Какой матч был лучшим для вас в сезоне?

— Даже не знаю. Было много хороших матчей, много позитивных моментов. Даже когда мы проиграли «Монреалю» в начале сезона и пропустили четыре шайбы. Но этот матч был хорошим и по содержанию, и по игре. Можно пропустить пять, но к тебе вопросов не будет. А можно пропустить две — и они обе будут твои. Один какой-то матч сложно выделить и назвать его лучшим. Тем более я первый год в лиге. Мне все в новинку, все интересно.

— Как думаете, почему в России стало так много крутых вратарей?

— Возможно, у нас хорошая вратарская школа и система. Сейчас действительно много молодых хороших вратарей: Кочетков, Аскаров и многие другие. Наверное, мы что-то поменяли в обучении и сейчас получаем плоды. Но вопрос непростой. Сложно на него вот так с ходу ответить.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
14
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир