Игорь Захаркин:
"Выбор стоял между мной и Вайсфельдом"

3 марта 2017, 17:00
Игорь ЗАХАРКИН. Фото Юрий КУЗЬМИН, photo.khl.ru 28 февраля. Уфа. "Салават Юлаев" - "Ак Барс" - 1:2. "Салават" Игоря ЗАХАРКИНА вылетел в первом раунде Кубка Гагарина. Фото ХК "Салават Юлаев"
Сегодня "Салават Юлаев" объявил об отставке Игоря Захаркина с поста главного тренера. После этого 58-летний специалист ответил на вопросы корреспондента "СЭ"

– Контракт с вами расторгнут по обоюдному согласию сторон. Значит ли это, что вы сами хотели покинуть "Салават Юлаев"?

– Все верно, по обоюдному согласию сторон расторгли. Тут все дело в том, что в силу обстоятельств этого сезона, который получился у нас очень тяжелым из-за того, что было много травм игроков, из-за того, что мы не получили тех игроков, на которых рассчитывали, нам пришлось очень тяжело, с трудом входить в завершающую фазу сезона – к матчам плей-офф. Мы специально готовились к двум остававшимся играм регулярного чемпионата – против "Ак Барса" и "Лады". И в первую очередь мы закладывались именно на эти две встречи. А только потом – на игры плей-офф. Потому что если бы мы не вошли в восьмерку – это был бы скандал и позор для всех нас. И мы очень отчетливо это понимали, делая все, чтобы подготовиться и выполнить эту задачу.

В итоге вошли в плей-офф с шестого места, и я считаю, что это очень хорошо, потому что парни сражались, они, может быть, даже играли на пределе своих возможностей. И матчи с "Ак Барсом" показали, что, возможно, это наш потолок на сегодняшний день. Потолок этой команды, которая получилась. Играть без первого звена, без центрального нападающего, без крайнего нападающего – нам в принципе весь сезон нужны были два игрока всего: хороший центральный под первую тройку и хороший крайний. Но мы их не получили. Поэтому команда была не достроена до конца. Плюс не совсем удачная игра вратарей, и в результате в каждом матче регулярного чемпионата нам приходилось играть так, будто это плей-офф. И, конечно же, не имея длинной скамейки, ребята были в постоянном напряжении. Очень переживали за результаты, сражались. Я скажу, что за весь сезон набралось, может быть, три-четыре матча, за которые мне в профессиональном смысле неудобно. В остальных – команда играла пристойно. Мы старались играть конструктивно, старались создавать, старались играть в атакующий хоккей, не забывая про оборону, и иногда у нас это получалось. Иногда – нет. Но очень важно, что к плей-офф у нас сложился коллектив. Вот эти все невзгоды и неурядицы, все, что произошло с командой в течение года, ее сплотило. И я увидел монолитный коллектив, который вышел сражаться против "Ак Барса". Я считаю, что мы провели достойно эти матчи. Мы сыграли очень интересную серию. Это был жесткий бескомпромиссный хоккей, чрезвычайно интересный.

Леонид Вайсфельд: "Захаркин? Руководство "Салавата" не удовлетворено результатами" 

А дело сейчас в том, что силы попросту истощены. Я истощен сейчас. Потому что очень тяжело все это было. Из-за народа, из-за травм, которые нас преследовали постоянно, а травмы у нас все были игровые. Всегда в контакте. Получалось, что у нас каждый матч как плей-офф. А это очень сложно так играть. Тем более, когда нет хорошей поддержки других людей, которые работают в клубе и которые тоже должны быть заинтересованы в результате своей профессиональной работы.

– Это вы на Вайсфельда намекаете?

– Это очень заметно?

– Конечно. Он – одна из причин вашего ухода?

– Я скажу так, что у меня к Вайсфельду в личностном отношении нет никаких претензий. Он мой хороший товарищ, давний знакомый. Он меня приглашал в этот клуб. Просто у нас есть разногласия. Мне хотелось бы большего участия генерального менеджера в делах команды. Потому что я считаю, что это постоянная работа, как у тренера, которая направлена на усиление команды, на понимание точных функций каждого игрока. Мне кажется, что недостаточно работы генменеджера на этапе набора команды. В течение сезона его работа должна быть профессиональной, быстрой и в очень точном и тесном контакте с тренером. И сейчас, если продолжать мне работу в "Салавате", то получается, что встанет выбор между мной и Вайсфельдом. А поскольку он меня приглашал сюда, мне кажется, что это просто неэтично даже. Я бы не хотел быть инициатором его освобождения от профессиональной деятельности. Поэтому я считаю, что то, что мы сделали сейчас – это правильно.

– Вы конфликтовали?

– У нас не было конфликтов как таковых. Конфликт всегда выражается в каких-то словах и действиях. Ничего этого не было. Мы с ним встречаемся, разговариваем, общаемся. Просто у меня нет той команды, которая нужна. У меня нет тех игроков, которые нужны для того, чтобы я мог на высоком профессиональном уровне выполнять свои задачи. Еще раз хочу подчеркнуть, что тот состав, который был у "Салавата Юлаева", недостаточен для того, чтобы я мог и доказывать свою философию хоккея, и бороться с лучшими коллективами лиги. Он требовал корректировки постоянной. Ее не было.

– Что планируете делать дальше?

– Не знаю. Пока – отдыхать. Пока я без работы, но с творческими идеями, которые я попытаюсь реализовать хотя бы на бумаге.

– Если, допустим, где-нибудь в мае вам поступит предложение о работе?

– Это будет замечательно. Потому что я люблю хоккей, я живу хоккеем, мне нравится работать в хоккее. И я с удовольствием продолжил бы свою профессиональную деятельность.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд