«Почему у хоккеистов должны рубить зарплаты? Переживаете, будто это ваши деньги»

23 октября 2019, 16:10

Статья опубликована в газете под заголовком: «Богдан Киселевич: "В НХЛ не мог понять, где правда, а где ложь"»

№ 8056, от 23.10.2019

Богдан Киселевич в редакции «СЭ». Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Защитник ЦСКА, олимпийский чемпион Богдан Киселевич стал гостем эфира на Youtube-канале «СЭ» и дал большое интервью — о поездке в НХЛ, возвращении в Россию, Кирилле Капризове и зарплатах в КХЛ

«Флорида»

— Вы очень тщательно размышляли над своим выбором, когда уезжали за океан. Можете сказать, что ошиблись, поехав во «Флориду»?

— Я... об***ался. Как ни крути — никогда не знаешь, как все произойдет. Я ошибся, стараясь найти более легкий путь. Не нужно было бояться ехать в другую команду.

— У вас было четыре варианта: «Бостон», «Коламбус», «Виннипег» и «Флорида».

— Больше всего изначально склонялся к «Виннипегу». Но выбрал, что выбрал.

— Как вы размышляли? Смотрели на защиту «Бостона» — «я туда не пробьюсь»?

— Именно. А в «Коламбусе» было пару нюансов с тренером. Поэтому серьезно рассматривал только два предложения. «Виннипег» был хорошим вариантом, но потом я подумал, что во «Флориде» мне будет проще начать.

— В какой-то момент вы выпали из состава «Пантерз». Что случилось?

— У команды не было побед, нужно было что-то менять, сделали такой выбор. Подняли некоторых из фарм-клуба. После травмы вышел нападающий Трочек — в паре матчей победили, повезло. Я тогда уже понял, что буду играть меньше, но не предполагал, что настолько. Я в первый раз с таким столкнулся. Сложно это обосновать. До сих пор не могу точно сказать, в чем дело, но уже сейчас понимаю — возможно, где-то недоработал. Привык минимизировать ошибки, а в НХЛ наоборот — нужно нагнетать. Знал бы — готовился бы иначе.

— Что бы вы изменили в своей подготовке?

— По-другому провел бы предсезонку. И НХЛ не такая страшная, как кажется со стороны. Нужно было играть в свой хоккей, не бояться. Есть проблема, что ты из России. Не такой взрывной, как они, не такой вертикальный хоккей у нас. В НХЛ все отдают меньше передач. Мы почти не тренировали там раскаты. Только старты и взрывы, что стало для меня сюрпризом. С тренером тоже были разногласия. Он говорил мне: «Еще раз ты отдашь вместо того, чтобы бросить по воротам — сядешь». Подтрунивал, но все равно. Все это в комплексе привело к тому, что я сижу здесь с вами сейчас.

Возможно, это моя проблема, с которой я сталкиваюсь на протяжении всей карьеры. Конечно, нужно было больше бросать. В подготовке больше акцент делал бы на индивидуальные тренировки с шайбой. Не просто по стеклу бы ее пробрасывал, а усложнял, искал бы линию для броска, нагнетание. Там быстрые атаки туда-сюда, много взрывов. Я был не совсем готов к такому. И привык играть по 20 минут. Пару раз взорвался, потом сохраняешь энергию. Там было по-другому, меньше времени было — 12-16 минут. Нужно больше взрыва, больше создавать. А я привык, чтобы не допустить ошибки. Старался минимизировать их, а тренер говорил мне: «Я никогда не накажу и не посажу тебя за ошибку — я накажу за то, что ты не воспользовался этим шансом». У меня шайба, я иду на трех человек, по мне лучше спокойно ее выбросить, а мне говорят: иди вперед, давай-давай. Подходы к хоккею в наших лигах совершенно разные.

— Из-за вашего возраста нарабатывать вам какие-то умения за океаном гораздо дороже для команды, чем отказаться от вас.

— Я не спорю. Это экономика, бизнес. В России тоже сейчас есть возрастная проблема, но я с ней не совсем согласен. Если в 36 лет человек держит свое тело в тонусе — почему бы ему не поиграть?

— Но, например, Александр Попов играет объективно плохо.

— Не согласен. Он быстрее всех на тренировках. Хотя Саша сейчас меньше играет, чем тренируется. У нас такая стратегия, но ее вам раскрывать не буду.

— В этом сезоне вы пересмотрели свою подготовку?

— Готовился в «Виннипеге» три месяца, ха-ха.

«Виннипег»

— У вас была возможность перейти не в «Виннипег»?

— Мне никто не предоставлял право выбора. Были только разговоры, веяния, течения. Была одна команда — я ждал. Мне сказали, что нужно обменять одного человека, и тогда меня возьмут. Но это были только разговоры.

— Нельзя было отказаться от обмена?

— А смысл? Но ехать в Виннипег с двумя детьми — очень тяжело. Всем нужно было делать визу.

— Может быть, нужно было потерпеть и остаться во «Флориде»?

— У меня уже были оголенные нервы. Понимал, что по статистике я не самый последний человек в команде и в лиге. Возможно, где-то просто нужно было спокойнее отнестись, где-то улыбнуться и промолчать. Привык в ЦСКА относиться по-другому.

— Евгений Дадонов не подсказывал вам, что делать?

— Все русские парни там мне помогали, но я привык высказывать свое мнение. Лучше решать вопрос сразу.

— У вас были проблемы с ассистентом главного тренера Полом Макфарландом.

— Откуда вы знаете? Лично у меня с ним не было никаких проблем или какой-то неприязни. Недопонимание шло от него. Иногда мне хотелось все высказать, да и не только высказать. Как я говорил, нервы были оголены. Возможно, тренер пытался завоевать авторитет в команде, а я оказался разменной монетой. На самом деле, не очень хочется сейчас все это вспоминать. Я был уверен, что заиграю в НХЛ и что поеду туда не на один год. Но получилось все иначе.

— Не жалеете?

— Совсем нет. Жалею, что не сделал этого раньше.

— В «Джетс» вам предлагали остаться.

— Да, но, когда ты не сыграл ни одного матча, это не совсем понятно. Плюс там тоже были некие личные моменты, которые не хотелось бы освещать. У меня начались проблемы с доверием: я не мог оценивать, где правда, а где ложь. Реально меня хвалят или нет. Они сказали: «Три защитника у нас, возможно, уйдут. Два — точно». Сразу начинаешь думать — правда это или нет. Сидеть в НХЛ и ждать, незнамо чего, я не хотел. Еще было опустошение от того, что мы не прошли далеко в плей-офф. Я ждал последнего рейса из Виннипега с нетерпением.

— Многим не нравится заокеанская жизнь в раздевалке: отношения с тренером, танцы перед выходом на лед, туповатые шуточки.

— Это вам Игорь Ожиганов рассказывал?

— Он в том числе.

— Это другое общество. Другая страна. Нужно просто относиться иначе. У нас в командах чисто рабочие отношения, у них — спокойно могут задать личный вопрос. Но мне было комфортно в том коллективе.

— Почему вы совсем не сыграли за «Виннипег»?

— Давайте позвоним в «Джетс» и узнаем. На самом деле, я был близок к этому, но не вышло. Заболел по приезду, а после выздоровления был десятым защитником в ротации. Плюс тогда была серьезная ситуация — мы боролись за первое место с «Сент-Луисом».

— Главный тренер «Виннипега» Пол Морис — очень интеллигентный. В общении с командой он такой же?

— Да. Он даже в раздевалку не заходил после матчей. Это территория команды и игроков. Мне очень понравилось с ним работать. Я многие вещи почерпнул для себя. Вообще, в НХЛ совсем другой хоккей. Многому там научился. Понял, где нужно дорабатывать. Там в команде постоянно проводят подробную аналитику игры — сразу понимаешь, где и как нужно добавлять.

— В ЦСКА Игорь Никитин тоже много времени уделяет аналитике.

— Это правда. У нас высокий уровень.

ЦСКА

— Константина Окулова хотят подписать «Торонто» и «Монреаль». Не разговаривали с ним об этом?

— Конечно, обсуждали эту тему. Как только вышла такая новость, я начал отпускать шуточки в сторону Кости. Он ответил мне, что я уже третий, кто ему это сказал. У нас всегда так — как только что-то напишут, не даем человеку головы поднять. Сразу подкалываем. Поэтому стараемся как можно меньше где-то мелькать, чтоб потом в раздевалке не прилетело.

— В любой команде так? Или речь именно о ЦСКА?

— Везде по-разному. Но подкалываем таким образом именно мы. Не даем друг другу спуску. Насчет отъезда в НХЛ, бывает, кто-то спрашивает совет, а кто-то держит эту мечту в себе. У всех по-разному. Главное — работать и не забывать о сегодняшнем дне. Если думать про НХЛ во время сезона КХЛ — будешь и не здесь, и не там.

— Именно поэтому многие против приезда менеджеров НХЛ в Россию.

— Но они имеют право это делать.

— Интересно, как ЦСКА проведут два матча в начале декабря, на которых будут Билл Герин из «Миннесоты», Марк Бержевен из «Монреаля» и еще несколько генменеджеров. Окулова, например, это должно волновать.

— Давайте позвоним Косте и спросим, переживает ли он. В декабре посмотрим.

— Как думаете, у Кирилла Капризова получится за океаном?

— Сто процентов. Судя по тому, что я вижу. Его единственный минус — незнание английского. Но и без языка он понимает на льду больше других. Кирилл на другом уровне. Я его не восхваляю, но у него реально нет слабых сторон. На тренировке против него очень тяжело. Его с ног не сбить, ведь у него низкий центр тяжести. На маленьких площадках он еще эффективнее. Кирилл с любыми партнерами может играть просто по щелчку. Ему не нужно перестраиваться. В любом звене он создает остроту.

— А Александру Романову лучше остаться на два года?

— Пусть он сам решает. Но назовите его слабые стороны?

— Молодость, он еще мясом не оброс, недостаточно мощный. Иногда -принимает поспешные решения, хотя он всесторонне развит.

— А чего бояться? Оставаться здесь? Если бы я был на таком уровне в его возрасте, то даже не задумывался и сразу уехал бы. Я знаю, как он работает на каждой тренировке. Его молодость проявляется в том, что он эмоционален при неудачном решении. В остальном он работает каждый день. Где-то от дефицита игрового времени начинаются поспешные решения, потому что он уже хочет и может.

— А для вас было проблемой, что вы долгое время не забивали?

— Всегда хочется забивать, пусть в первую очередь ты и задумываешься об обороне. Конечно, если скажут носиться в атаке, ты пойдешь. Другой вопрос — получится или нет. А чего переживать? Конечно, тяготило и было неприятно, что не забивал. Любому игроку всегда хочется созидать. Когда очки не набираешь, ты себя прямо никчемным ощущаешь и не знаешь, что с собой сделать.

— Как за год вашего отсутствия в ЦСКА изменился Игорь Никитин?

— Больше уверенности стало, доверия, открытости и спокойствия.

— В августе говорили, что он, наоборот, закрылся и никого не подпускал к команде.

— Может, меня это обошло стороной. Стало по-другому. Теперь ты можешь допустить ошибку. Раньше было жестче, а сейчас он говорит: иди и исправляй. Все в твоих руках, вот тебе лед.

— Иржи Секач говорил, что у вас много выходных по сравнению с «Ак Барсом».

— В «Ак Барсе» я не был. Все обычно, по расписанию. После матча в субботу мы покатались, в понедельник была раскатка, во вторник — «Торпедо». Когда между матчами два дня, есть шанс, что дадут выходной.

— Можно ли допустить, что в ЦСКА кто-нибудь на заднем сидении самолета открывает пиво?

— Вообще постоянно, ха-ха. Я обычно впереди у дверей сижу и спрашиваю тренера: «Я правильно сыграл?». Поэтому еще на плаву.

— Вы допускаете, что кто-то в ЦСКА может напиться, или это исключено?

— Я бы увидел, наверное, или учуял. А если напивается, то почему бы и нет, если он хороший уровень хоккея показывает? Вы кого-то конкретного имеете в виду? Думаете, нечем заняться, кроме как выпивать?

— Все такие сконцентрированные?

— В составе четыре тройки, семь защитников. Поди попади в этот состав, а знаете, как с не играющими... Это вопрос доверия и типа вашей личности. В выходной день вы сами выбираете занятия. Конечно, можно потусить, но у тебя есть место в составе. Если выпадешь из него, то будешь очень долго ждать, чтобы вернуться обратно.

КХЛ

— На ваш взгляд, в нашей лиге есть хоть какое-то продвижение вперед?

— Нам нужно идти свои путем. В КХЛ есть много хороших моментов, которых там нет. Например, игровое мышление, заряженность на пас и многое другое.

— Сейчас у нас уменьшили площадки, и команды заиграли совсем по-другому. Они как будто по рельсам бегают. Заметили, что игра упростилась?

— Да, есть такое. Заметил, когда играли с «Амуром» и с «Северсталью». Они даже не старались нас обыгрывать из-за страха допустить ошибку. Поэтому если мы переходим на зрелищный хоккей — нужно развязывать руки и хоккеистам, и тренерам. Давать им право на ошибку, а не угрожать увольнением. В КХЛ нет драфта — значит, нужно готовить своих молодых игроков. Это дешевле, чем выкупать их потом, как, допустим, выкупили меня. Тренерам дают испытательный срок — год или полгода. Что он за это время может предпринять? Нужно два года минимум. Плюс ни у кого нет стратегии. Нельзя так часто менять тренеров.

— Если бы, допустим, «Северсталь» не продала вас, Шипачева, Кетова, Чудинова и других хороших игроков СКА и ЦСКА — какая крутая команда была бы сейчас.

— Хорошо. Но почему «Северстали» не удалось сохранить этих игроков? Кто в этом виноват?

— Потому что Алексей Мордашов не хотел тратить столько денег.

— Тогда к кому вопрос?

— Если бы ЦСКА не задирал зарплаты до двух миллиардов, другим командам было бы проще. Только игрок начинает себя показывать — его сразу же забирают.

— И что вы предлагаете делать?

— Нужно успокоиться, думать не только о своих титулах и кубках, а о том, что завтра будет в нашей лиге.

— Это глобальный вопрос. Давайте возьмем как модель государство...

— Это к Панарину.

— Все же взаимосвязано. Сейчас уровень развития такой во всех сферах. Хорошо, что у вас такая активная гражданская позиция. Возможно, если дальше говорить об этом, кто-нибудь прислушается. Но также нужно предлагать альтернативные решения проблемы. Просто слова никому не нужны. В нашей лиге сейчас такой период. Но, считаю, что все становится лучше, двигается в правильном направлении. Плюс со следующего сезона введут потолок зарплат.

— Сто миллионов рублей, которые вы зарабатываете за сезон, — это девятая часть от потолка зарплат со следующего года. Волнуетесь по этому поводу?

— Во-первых, вы рассекретили все цифры и видите зарплату и за следующий сезон. Второе — нужно показывать свой уровень. Если ты решаешь исход матчей, то будешь получать такие деньги. Один-два-три хоккеиста такие будут в каждой команде. Главное — не сворачивать с пути. И нужно планировать все не на три-четыре года, а на 10-12 лет, чтобы все понимали, в каком направлении мы идем. Когда мне было 18-20 лет, 100 миллионов получал топ-игрок или тот, кто недавно приехал из НХЛ. Сейчас уже курс другой, и на эту сумму ты можешь купить намного меньше.

— А вы обсуждали, что в «СЭ» опубликовали зарплаты?

— Сразу же начали песочить. Только опубликовали, мне сразу Марчелло (Алексей Марченко — Прим. «СЭ») все сказал...

— Смеялись над тем, кто много получает?

— А над кем смеяться? Над Мозякиным или Зариповым? Считаю, они заслужили такую зарплату. И вообще сейчас я защищаю активы компании, в которой я работаю, и мне неприятно, что вы говорите. Что вы прицепились к хоккею? Метнитесь в другой вид спорта, где распилы и все дела... В хоккее все заслуженно и нормально. Если вы говорили про третье-четвертое звено, здесь еще есть доля здравого смысла. Но новая стратегия выбрана, и игроки будут распыляться по лиге и уезжать по разным командам. С какой стати должны рубить зарплаты? Вы переживаете, как будто это ваши деньги.

КХЛ: регулярный чемпионат, новости и обзоры, календарь и результаты матчей, статистика, турнирные таблицы

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
59
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир